Не зная истории, нельзя знать, зачем мы пришли в мир, для чего живем и к чему стремимся                          В. Ключевский

Мглинский край  в составе Российской империи (1667 - 1917)

Рославец Петр Иванович

 

Рославец Петр Иванович — полковник Стародубский. Происходил из мещан города Почепа, принадлежавшего к составу Стародубского полка. Несмотря на свою неграмотность, Рославец в 1653 году занимал уряд Почепского сотника, но через три года был уже смещен с сотничества, как это видно из универсала наказного полковника Стародубского Яцка Обуйноженка 1657 года, которым утверждалось за "Петром Рославчепком, козаком и полковым товарищем", занятое им на речке Косте место для устройства мельницы.

В 1660 году Рославец был наказным полковником Стародубским, поставленным от полковника Нежинского Василия Золотаренка; на этом уряде он оставался по 1663 год, когда Брюховецким был образован самостоятельный от Нежинского Стародубский полк и когда Рославец сделан был и "целым" полковником нового полка. Получению такого высокого уряда, как полковнический, Рославец обязан был, по-видимому, лишь своим способностям, которыми он, видимо, выделялся из среды полкового "товариства".

Вскоре, однако, в том же 1663 году, он был смещен гетманом со своего уряда, который понадобился для Ивана Плотника, одного из тех полковников, которые, по выражению летописца Грабянки, были наставлены Брюховецким "з гультяйства Запорожского", из среды которого происходил и сам гетман. Задумав под конец своего гетманства измену, Брюховецкий в сентябре 1668 года снова назначил Рославца полковником Стародубским, — должно быть, думая найти в нем сочувствие своим планам и рассчитывая на его популярность в одном из главных полков. Рославец, однако, не разделял замыслов гетмана; соединившись с полковником Черниговским Многогрешным, он поспешил, в первых числах октября 1668 года, присягнуть Царю на верность и тут же уговорился с будущим гетманом, "чтоб друг на друга быть надежным".

Управляя с 1668 года полком и пользуясь покровительством нового гетмана Многогрешного, Рославец сделался полным властителем Стародубщины, чем и пользовался для бесконтрольной раздачи земель полковой старшине. Распоряжаясь войсковым имуществом, Рославец не обходил и себя, отчего сильно разбогател, нажив при этом много врагов и завистников, — а с 1672 года и Многогрешный стал ему завидовать и хуже к нему относиться. Видя нескрываемую неприязнь к себе гетмана, Рославец в декабре 1672 года отказался от уряда, "одмовляючись подешлых лет своих недолужностью", но Многогрешный, опасаясь, должно быть, его интриг, посадил Рославца в Батуринскую тюрьму.

Однако, еще до своего заключения Рославец успел написать письмо своему всегдашнему покровителю Лазарю Барановичу, который немедленно обратился к гетману с горячим ходатайством за заключенного полковника. Гетману удалось выйти из этого затруднения: посланный им в это время в Стародуб для устройства избрания в полковники гетманского брата Саввы Шумки, генеральный есаул Грибович, добившийся этого избрания, возвратился обратно со множеством жалоб, поданных на Рославца его полчанами.

В ответном письме своем к Барановичу, от 2-го февраля 1673 года, гетман оправдывался перед ним в заключении Рославца указанием на эти жалобы, а через месяц с небольшим после этого (в марте 1673 года) Рославец, вместе с генеральным писарем Мокриевичем, вез скованного Многогрешного в Москву. Освободившись таким образом от грозившей ему опасности, Рославец опять получил полковничество Стародубское, а новый гетман Самойлович позволял ему обогащаться беспрепятственно.

Рославец был настолько богат, что в 1674 году предлагал Артамону Матвееву доставить ему возможность поставлять вино на Москву, обещая за это Матвееву неограниченное количество ведер вина. Привыкнув за продолжительное время своего полковничества к широкой власти в своем полку и имея громадные богатства, Рославец стал тяготиться зависимостью от гетмана и задумал поставить Стародубский полк в положение слободских казачьих полков, на которые гетманская власть не простиралась. Своей мыслью Рославец поделился с полковой старшиной и предлагал ей ехать с ним в Москву, чтобы бить челом Царю об освобождении Стародубского полка из-под власти гетмана, однако не встретил сочувствия своим намерениям и уже в августе 1676 года был один в Москве с жалобой на гетмана.

Одновременно с доносом он предлагал Царю выделить свой полк из состава гетманщины и сделать его слободским. С доводами Рославца в пользу его предложения на Москве, однако, не согласились, донос оказался ложным, — и Стародубский полковник, выданный Самойловичу, был предан последним на суд старшины, приговорившей его к смертной казни. Наказание гетманом было смягчено заменою смертной казни ссылкой в Сибирь, куда Рославец и был сослан в том же 1676 году, по царскому указу.


 

Источники

Акты Южной и Западной России, т. V, стр. 11, т. VII, стр. 88 и 89, т. IX, стр. 644, т. X. стр. 834; т. XII, стр. 869;

Письма Лазаря Барановича, Чернигов. 1865 г., стр. 161;

Ал. Лазаревский, Описание Старой Малороссии. т. І. Полк Стародубский, Киев. 1889, стр. 11, 13; 15—18, 180, 255, 256, 262, 263, 294, 295, 315, 316, 325, 338, 348;

 Дело Архива Департамента Герольдии Правительствующего Сената о дворянстве рода Рославцов;

В. Модзалевский, Малороссийский Родословник, т. IV, к. 1914, стр. 347—348;

"Киевская Старина" 1885 г., июнь, стр. 435;

Полное собрание законов Российской Империи, т. І, СПб. 1830, стр. 805, 841;

Синбирский Сборник, 1845, стр. 18;

Труды Черниговской Губернской Архивной Комиссии, вып. І, стр. 87—38;

В. Эйнгорн, Очерки из истории Малороссии в XVII веке.

Сношения Малороссийского духовенства с Московским правительством в царствование Алексея Михайловича, M. 1889,

стр. 174, 201, 453, 471, 480, 492—4, 795, 835, 837, 989, 1002. Б. Модзалевский. {Половцов}

 

                        Биография опубликована на сайте http://www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=112772

 

Мглинская промышленность. Гуты и рудни

По материалам книги З. Е. Протченко Земля Мглинская - родной край

Гуты и рудни строили монастыри, купцы, богатые казаки, старшины. На гутах изготовляли оконное стекло и другие стеклянные изделия; на руднях плавили железо из местных болотных руд. Гуты и рудни известны были еще жителям средних веков, а память о них до сих пор сохраняется в названии многих селений. На Мглинской земле мест с названием гута теперь нет, однако стекольное производство было. Известно, например, что в деревне Крутояр, расположенной на правом берегу Ипути, в давние времена варили стекло, и Крутояр тогда называли Свентицкая Гута. Вблизи нетяговского поселка Волна есть местечко с названием Старая печь. В XVII—XVIII веках здесь тоже варили стекло. Куски кирпича и слитки стекла и сейчас еще встречаются на этом месте, хотя название гуты за ним и не сохранилось. Перед войной 1914 года в 6 километрах от деревни Ширковки (теперь Клетнянского района) был построен настоящий стекольный завод прямо на болоте, на дне которого были обнаружены значительные запасы песка, нужного для стекольного производства. Завод был современным, выпускал оконное стекло, но в память о ранних примитивных; стекольных предприятиях — гутах — тоже назывался тогда гутой. После Октябрьской революции завод прекратил работу, а ранее возникший около него рабочий поселок вместо Гуты стали называть Иваново-Прохоровский поселок в честь Ивана Прохорова, работавшего на заводе до революции. Таким образом, на Мглинской земле были три предприятия по производству стекла.

Рудни в районе известны две: одна вблизи села Шуморова, другая севернее деревни Архиповки. Рудня-Шуморовская находится на левом берегу Воронусы, Рудня-Архиповская ниже по течению, на ее правом берегу.

 

Melnica
 Мельница в деревне Рудня –Шумаровская

В обеих Руднях до сих пор виднеются остатки шлака от выплавленной руды, а раньше его здесь было насыпано много. Особенно большая горка шлака с остатками крицы была возле Рудни-Архиповской. Как видно, здесь было больше переработано железной руды, чем в Рудне-Шуморовской.

По сохранившимся рассказам местных жителей, в Рудне-Архиповской в плавильный горн нагнетали воздух кожаные меха. Меха приводило в движение водяное колесо. От Воронусы был отведен рукав так, что протекавшая по рукаву вода падала на лопасти колеса, заставляя его вращаться. Руду добывали тут же возле горна. Здесь и теперь хорошо виден рудный карьер, длиной около 200 метров. По карьеру теперь протекает часть Воронусы. В пойме Воронусы железная руда встречается часто почти на поверхности почвы. Оттого в заболоченных, местах застоявшаяся вода нередко имеет рыжеватый цвет.

За такими низинами и сенокосными угодьями в иных местах закреплялось название ржавец. Есть и небольшая речка с названием Ржавец. Она берет начало в Сосновом болоте недалеко от Нетяговки и в истоке имеет ржавый цвет от соприкосновения с рудой. Куски железной руды встречаются и в верхнем ее течении, где расположился нетяговский поселок, который тоже называют Ржавец, но чаще Семеновский.

Болотная руда бедна железом, но встречается только в поймах рек, и запасы ее значительны. В обеих Руднях рядом с рудой стояли большие массивы леса. Этим создавались благоприятные условия для постройки здесь плавильных горнов (домниц). Плавка производилась на древесном угле, который получали путем сухой перегонки дерева. За одну плавку горн давал 14—16 кг крицы, но потребность в железе была велика, и горны работали интенсивно. Осевшую на дне плавильного горна крицу выламывали, уплотняли ударами молота — получалось железо.

В XVIII веке появились доменные печи, работавшие на коксе. В целях сохранения леса плавильные горны начали закрывать повсеместно. Во второй половине XVIII века выплавка железа прекратилась и на Мглинской земле, но поселки, возникшие в местах плавки руды, по-прежнему сохраняют за собой названия Рудни. С прекращением местного производства железа мглинские кузнецы в XIX веке работали на привозном железе.

Кузницы открылись во Мглине и многих деревнях уезда. Перед Октябрьской революцией 1917 года во Мглине насчитывалось 6 частных кузниц, на которых работали сами хозяева с 1—2 наемными молотобойцами. Лучшей считалась кузница Нижникова. Нижников работал сам с 1—2 наемными рабочими. В кузнице были механические ножницы для отрезания лемехов. Кузница изготовляла 2-лемешные плуги и ручные сеялки.

 

Мглинские ярмарки

По материалам книги З. Е. Протченко Земля Мглинская - родной край

Так, после долгого пройденного пути и многих преобразований Мглин вступил в XIX век, в течение которого выглядел, как и многие другие уездные города России нового времени.

Базары и торги в Мглинском уезде возникли очень давно. Им отводилось три дня в неделю: воскресенье, среда и пятница. Несколько позже возникли ярмарки. Их вызвала к жизни потребность людей в более широком обмене товарами. Ярмарки — это ежегодно проводимые торги в строго установленное время. На них съезжалось много людей. Одни привозили товары для продажи, другие желали их купить. Нередко приезжие были издалека.

По данным Токмакова И., мглинские ярмарки: Сборная, Духов день и Спаса-Преображенская существуют с 1665 года. В 1842 году было продано товаров на Сборной ярмарке на 2790 рублей. На Духов день — 3750 рублей и на Спасо-Преображенской на 3000 руб. В большом количестве продавались пенька, конопляное масло, скот. Пенька и масло шли за границу через Ригу. Бойко торговали хлебом, солью, рыбой, медом, обувью, одеждой, гончарными изделиями, деревянной посудой и другими товарами. По дошедшему до нашего времени рассказу, бывал на мглинских ярмарках писатель А. К. Толстой, когда жил в Красном Роге, тогда Мглинского уезда. Особенно многолюдными бывали ярмарки на Спасов день. Помня народную мудрость: «До Спаса сено под кустом сохнет, а после Спаса и на кусте не сохнет», люди, управившись с делами в поле и на лугу, старались купить на ярмарке все необходимое к зиме: лыки, бочонки, огурцы, которые выращивались во Мглине, Лопазне и других селах в большом количестве.

Хотя потребности населения в товарах теперь иные, да и характер торговли изменился, все же традиционные ярмарки во Мглине проводятся и в настоящее время. Магазины Мглина и сел района, а также Унечи, Суража, Клинцов, Почепа, Гомеля, Москвы, Хотимска и других городов привозят свои товары на мглинские ярмарки. 19 августа 1979 года состоялась традиционная Спасо-Преображенская ярмарка. Еще накануне люди начали съезжаться на ярмарку. Лошадей с повозками, автомашин было так много, что они заполнили прилегающие к базару улицы. Базарную площадь заставили автолавки.

Продавались дубовые бочки, крупный рогатый скот, корзины. В основном торговали современными фабричными изделиями, особенно широким спросом пользовались одежда, обувь для школьников. Бойко продавались гипсовые, политые глазурью коты-копилки с красным бантом и бабочкой на шее. Их привезли из Клинцов в количестве 300 штук. Эти игрушки ценой в 5 рублей штука были проданы за 1 час 20 минут. Образовалась очередь, многим не хватило. Торговали автолавки из Суража, Клинцов, Почепа, Клетни, Унечи, Гомеля и Гомельской области, магазины Мглина и района. Значительно увеличился товарооборот ярмарок. Так оборот Спасо-Преображенской ярмарки в 1979 году составил 133 тысячи рублей. В Мглинское отделение Госбанка иногородние продавцы сдали 45 тысяч рублей. Магазины Мглина и района — 88 тысяч рублей. От ярмарки на Духов день в Мглинское отделение Госбанка поступило 72 тысячи рублей. 24 тысячи рублей сдали магазины других городов.

В последнее время в торговую практику вводятся районные ярмарки с широким участием местной художественной самодеятельности, которая делает ярмарку веселым народным праздником.


 

(Материал взят из книги И. Токмакова «Историко-статистическое описание города Мглина». — Киев, 1988 г., с. 22—23 и материал из газеты «Заветы Ильича», № 133 за 6 ноября 1986 г.).

Сейчас 158 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

no events

Сегодня событий нет

.