Не зная истории, нельзя знать, зачем мы пришли в мир, для чего живем и к чему стремимся                          В. Ключевский

 

 

Ломако Евгений

Эпизоды войны в жизни рядового представителя поколения Победителей

Оглавление

Накануне войны.. 2

Оккупация г. Мглина. 4

Расправа над патриотами села Шумарово. 7

Бои за освобождение Шумарово. 10

Освобождение Мглина. 12

Фронтовые эпизоды гвардии ефрейтора Ломако. 26

Восстановление разрушенного оккупантами хозяйства. 31

Источники и литература. 33

Накануне войны

Чтобы понять грандиозные, масштабные события, такие как Великая Отечественная война, и процессы ими порожденные, необходимо не только определить, какие субъекты и объекты участвовали в событии, но и конкретизировать соответствующую систему координат и масштаб рассмотрения события. Важно помнить, чем мог для жителей нашей страны стать другой исход той Великой битвы, которая развернулась на просторах европейской части России в 1941-1945 гг. Понимать, что впервые в истории человечества, речь шла о полном физическом уничтожении нашей страны и целых народов в ней проживающих. С этой точки зрения, интересным является то влияние, которое оказала война с таким целеполаганием на бытие отдельных людей, как она изменила их жизнь и, в конечном итоге, всю их дальнейшую судьбу.

В данной заметке мы представим только небольшой временной отрезок из жизни одного конкретного лица, судьба которого оказалась в водовороте грандиозных процессов, вызванных Великой Отечественной войной. Наша задача, используя лишь локальный масштаб рассмотрения данного процесса и документально подтвержденные факты и эпизоды частной жизни моего отца, Ломако Ивана Демидовича, дать представление, как это было на самом деле – в первые дни войны и в послевоенные годы восстановления разрушенного немецкими оккупантами всего уклада жизни населения одного из сел Мглинского края.

Из таких судеб, как из элементов мозаики, и складывается большое полотно того грандиозного события 1941-1945 годов, в котором мы героически выстояли, воюя практически против всей Европы, и победили, совершив невозможное. Фундамент этой победы был, конечно, заложен не только в годы пятилеток индустриализации страны, но и в первых декретах Советской власти о всеобщем образовании. Ведь Победа в этой войне, в первую очередь, определялась техническим превосходством в вооружениях, которое могли создавать и использовать лишь грамотные и технически подготовленные специалисты. Напомню, что уже 9 ноября 1917 г. совместным Декретом Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров была учреждена Государственная комиссия по просвещению, на которую возлагалась задача руководить всей системой народного образования и культуры. А 26 декабря 1919 г. был подписан декрет о том, что всё население страны в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязывалось обучаться грамоте. В результате, СССР в короткий срок превратился в страну всеобщей грамотности. Так, например, уже к 1920 году удалось обучить грамоте 3 млн. человек.

Lomako Ivan Demidovich

Ломако Иван Демидович, ок. 1960 г.

 

Мой отец, Ломако Иван Демидович (1912-1971), родился в селе Шумарово, Мглинского уезда Черниговской губернии, в семье зажиточного малороссийского казака Демида Проворовича (ок. 1876-1938). Демид перед коллективизацией имел в своем распоряжении большое и крепкое крестьянское хозяйство. В собственном владении Демида были: пятистенный дом с надворными постройками, окруженными высоким забором с воротами и калиткой; баня с предбанником; гумно для сушки и молотьбы зерна; конная косилка; молотилка, приводимая в движение лошадьми; веялка для очистки зерна от мякины; мялка для обработки льна и конопли; различные телеги, сани и даже парадная двухколёска. Демид владел также большим участком земли и луговыми пастбищами на берегу р. Воронусы, называемого Дубровка. Здесь до революции росли вековые дубы и проходили сельские ярмарки. В хозяйстве Демида было несколько лошадей, коров и много других животных. Во время коллективизации старший сын Демида Варфоломей (1902-1968) все движимое имущество своего отца, лошадей и одну корову безвозмездно передал во вновь создаваемый в с. Шумарово колхоз «Новая жизнь», что позволило Демиду избежать стандартной для того времени процедуры раскулачивания.

Младший сын Демида Иван в 1928 году окончил 9 классов Мглинской средней школы – в то время среднее образование было девятилетним. После этого обучался в профессионально-техническом училище по специальности столяр-краснодеревщик, играл на гармошке, увлекался фотографией, занимался ремонтом часов разных марок, был и плотником, и жестянщиком, мог починить и восстановить работоспособность любого технического прибора или приспособления своего времени – словом, считался в селе «мастером на все руки».

В 1933 году Иван женился на Лисейцевой Анастасии Никифоровне (1910-1998). До войны имел двух сыновей – Александра и Евгения. В 1940 г. работал в г. Мглине заведующим производства на лесозаводе. Наша семья жила в доме на ул. Первомайской, недалеко от лесозавода.

Когда началась Великая Отечественная война, отец по брони военкомата был освобожден от призыва, так как его опыт был необходим для организации производства продукции лесозавода. Но уже 16 августа 1941 года Мглин оказался оккупирован немцами, где они учредили биржу труда и организовали строгий учет всех горожан для привлечения их к трудовой повинности в интересах Германии.

Dom Vo Mgline 2

Дом на Певомайской ул. г. Мглина, где жила семья Ломако Ивана до войны, фото 2010 г.

 

Оккупация г. Мглина

В городе был установлен жесточайший режим принуждения, так называемый «новый порядок», согласно которому жители Мглина воспринимались как «недочеловеки» и подлежали частью уничтожению, а частью – превращению в покорных рабов. Всё население подлежало охвату строгой принудительной системой регистрации.

Из кровавого застенка, устроенного в подвале здания райкома партии после пыток и избиений, гестаповцы ежедневно увозили на глиняные карьеры близ крахмального завода, а также  в Беловодку или Черноручье, людей, подозреваемых в связи с партизанами, где их расстреливали у ранее вырытых могил.

Поголовному преследованию со стороны фашистских извергов подвергалось еврейское население независимо от пола и возраста. Всех их, включая женщин, стариков и детей, выгоняли из своих домов и квартир, заключали в тюрьму, где их мучили голодом и постоянно пытали.

2-го марта 1942 года немецкое командование с утра запретило жителям города выходить из своих домов. В этот день фашистские бандиты СС и СД расправились с беззащитным еврейским населением. Целый день беспрерывно из тюрьмы выводили людей, загоняли их группами в избушку, находящуюся в городском парке, где заставляли раздеться догола, а потом босяком гнали по обледенелому снегу к яме, заранее вырытой на склоне холма парка, где пьяные убийцы расстреливали их из автоматов, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей.

Об этой нечеловеческой акции рассказали в подробностях М. Монченко и И. Мармылев, служившие в Мглинской полиции, но поддерживавшие связь с партизанами. Позже они ушли в партизанский отряд «Месть за Родину». Монченко и Мармылев стали свидетелями слов ребенка, доносившимся из ямы: «Дядя, не закапывай мне головку, сыпь землю на ножки...», – которые и сегодня помнят мглинчане.

На месте расстрела евреев ныне есть две братские могилы и небольшой памятник с надписью: «Здесь покоится прах более 500 мирных жителей, ставших жертвами фашизма 2 марта 1942 года».

На Базарной площади Мглина был устроен лагерь для военнопленных. Заключённых избивали, морили голодом. Были случаи, когда оккупанты расстреливали мирных жителей за попытки передать хлеб или картошку военнопленным, умиравшим от голода. Особенно фашисты зверствовали по отношению к советским хозяйственным активистам, партизанам и тем, кто поддерживал с ними связь.

 2

Братская могила на месте расстрела мирных жителей г. Мглина

Учитывая установленный оккупационной властью в г. Мглине режим, наша семья срочно покинула город и вернулась в дом деда Демида, который располагался на Ломаковке – так называлась часть домов села Шумарово, где проживали жители, преимущественно имевшие фамилию Ломако.

А были еще – Рыжовка (жили в основном Рыжинские), Колбасовка (здесь проживали те, кто имел фамилию Колбаса), Лосевка (проживали – Лосевы) и, наконец, Новые усадьбы (здесь уже участки под застройку выдавались всем подряд).

До войны это было большое и красивое село, расположенное на возвышенном левом берегу реки Воронусы, с Георгиевской церковью в центре села. Жили здесь трудолюбивые, спаянные в один коллектив, хлебосольные и добрые люди. Жили безбедно и счастливо. В каждом доме были достаток и благополучие.

Жители села постоянно отмечали престольный праздник в честь Святого Георгия, молодежь собиралась по вечерам на танцы под гармонь, пели песни, преимущественно малороссийского содержания. Колхоз «Новая жизнь», в числе других коллективных хозяйств Мглинского района, числился передовым. В селе был учрежден волостной, а затем сельский совет, в административно-территориальном и хозяйственном ведении которого были собственно с. Шумарово, Рудня, Филоновка, Крымок, Кипти и хутор Ясенский.

Shumarovo1

 

Расправа над патриотами села Шумарово

Проживая на Ломаковке, отец установил активную связь с мглинскими партизанами. В частности, записки для связи он часто передавал с помощью старшего сына Александра, которому в то время было лишь шесть лет. Для этого записка пряталась, обычно под подкладкой кепки, и Саша бегал через Воронусу на Филоновку для ее передачи Ломако Полине Трифоновне, связной партизана Лисейцева Изота Никифоровича, брата нашей матери.

С осени 1941 года гитлеровцы перешли к массовому изъятию скота у населения. В Дивовке, Белькове, Балыках, Печне и ряде других деревень был угнан весь скот. Одновременно гестапо ужесточило карательные меры. Стали поступать тревожные вести – то в одном, то в другом селении фашисты в качестве меры устрашения начали прибегать к массовым расправам, производя расстрелы патриотов. Одна из таких расправ была учинена гестаповцами и в селе Шумарово.

С приходом оккупантов в Шумарове учредили полицейский стан, под особым надзором которого постоянно находился советский хозяйственный актив села и окрестных деревень. Вскоре по навету предателей активисты села Шумарово подверглись зверской репрессии.

…На исходе был декабрь 1941 года. За измену Родине партизаны уничтожили старосту села Филиппа Лосева. Было это так.

Chuprik 2Чуприк Павел Терентьевич

В один из дней в наш дом на Ломаковке пришла группа партизан, которой командовал политрук 3-й роты Чуприк Павел Терентьевич – старый друг отца, до войны – председатель Шумаровского сельского совета. Он сказал:

– Иван веди к Филиппу, принято решение его уничтожить.

Здесь необходимо отметить, что до войны наша семья была дружна с семьей Филиппа: его дочь Агапья была моей и моего брата Саши крестной матерью. Но началась война, которая все изменила.

Пришли к дому полицая. Отец постучал.

– Кто там? – спросил Филипп.

– Это я, Иван, – ответил отец. Филипп открыл дверь и тогда прямо посреди дома Чуприк Павел его застрелил.

Понимая, что фашисты просто так этого не оставят, отец на всякий случай над лежанкой печки в потолке второй комнаты дома освободил две доски. И действительно, на следующий день ночью в дом постучали. Пришли немцы с полицаями.

– Задержи их, Настя, – сказал он моей матери.

– Кто там? – спросила мать.

– Открывай. Иван дома?

– Его нет, – отвечает мать и продолжает возиться с засовами...

Зашли в дом, все осмотрели и ушли. А в это время отец через потолок выбрался на чердак дома, и через сарай в одном белье, босиком по морозу по оврагу побежал в один из ближайших домов, к деду Мамону, а затем некоторое время скрывался у Домны Трифоновны, племянницы своей жены, в д. Филоновка, недалеко от с. Шумарово. Так он спас свою жизнь. Отмечу, что и после войны хорошие отношения с дочерью Филиппа Агапьей наша семья сохранила.

В результате проведенной карательной операции немцы арестовали нескольких активистов, уважаемых всеми односельчанами:

 

 

Uliyana 2Маюрова Ульяна Ивановна

– Ломако Севостьяна Афанасьевича,

– Колбаса Ивана Гавриловича,

– Маюрова Ефима Прохоровича,

– Сапоненко Платона Мартыновича,

– Черного Евтихия Фомича,

– Ворона Федора Ермолаевича

и молодую учительницу, комсомолку Ульяну Ивановну Маюрову.

Фашисты раздели их до нижнего белья, разули и в лютый 40-градусный мороз привели на площадь у магазина, положили на снег лицом вниз и после истязаний и надругательств расстреляли из пулемета. Полиции гестаповцы дали строгий приказ не хоронить в течении 3-х дней. Расстрел, по мнению гестаповцев, должен был явиться акцией устрашения для местного населения. Но фашисты просчитались: приходившие посмотреть на это чудовищное злодеяние односельчане и жители окрестных деревень плакали и с чувством яростного гнева высказывались: «Изверги, гады, изуверы, антихристы!», «Ничего, придет время, зверье, вы за это поплатитесь, час расплаты наступит!». В сознании людей разгоралось пламя народного гнева, усиливалась готовность вступить в борьбу с заклятым врагом.

 Расстрел ни в чем не повинных людей учинили действительно изуверы, расчетливо зарядив пулемет патронами с разрывными пулями. Черепа большинства несчастных были взорваны, ослепительно белый снег возле трупов был залит огромными до черноты пятнами крови, лица изуродованы... Все это являло собой ужасную картину...

 Вот как вспоминала об этом жена расстрелянного Севостьяна Афанасьевича Ломако, Александра Акимовна:

– Это были не люди, а звери. Ничего у них не было человеческого. Как отъявленные бандиты, они ворвались поздно ночью в дома, подняли с постели людей, не давая им одеться, выталкивали на мороз, тут же принялись жестоко избивать и погнали к магазину, к месту расстрела.

Вспоминая об этой страшной трагедии, Александра Акимовна не плакала. За долгие годы выплаканы все слезы: рано лишилась мужа, а потом и сына – погиб на фронте... Односельчане похоронили патриотов тихо и скромно, без всяких почестей, под злобным надзором полицейских.

Pamyatnik177 2

Памятник жителям села Шумарово,

погибшим на фронтах Великой Отечественной войны.

После войны в Шумарово открыли памятник с мемориальными досками, на которых высечены имена односельчан, жителей соседних деревень Шумаровского сельсовета – фронтовиков и партизан, павших в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Всего на этих досках 177 имен. Среди них и имена расстрелянных фашистами патриотов села Шумарово. Прошло уже много лет с того времени, а к памятнику постоянно приходят земляки, близкие и дальние родственники, чтобы возложить цветы, почтить память жертв фашизма.

Бои за освобождение Шумарово

Уже в конце августа - начале сентября 1943 года, когда части Красной армии приблизились к селу, наступил час освобождения от фашистской оккупации. Отец, мать, брат Александр и я, опасаясь карательных операций немцев, предусмотрительно покинули село Шумарово и перебрались в ближайшую к лесу деревню Поповку. Под Поповкой располагался лагерь партизан, с которыми отец установил непосредственную связь. Уже 2 сентября 1943 года был зачислен красноармейцем в 342 стрелковый полк 121 дивизии им. Суворова.

А 20 сентября он встречал шедшие со стороны с. Вормино самоходно-артиллерийские установки подполковника Т. М. Каширина с красноармейцами на борту, показывая им место форсирования р. Воронусы под Глинищем, правее д. Рудня для последующего наступления на Мглин. Артиллеристы произвели несколько залпов по городу Мглину.

Под Рудней немецкий самолет сбросил бомбу на наш танк Т-34. Его разорвало практически пополам. Остатки от этого танка еще долгое время после войны лежали под Рудней. А в самой Рудне прямо в центре деревни наши войска вынуждены были оставить самоходную танкетку. Жаль, что ее в итоге утилизировали, а нужно было оставить как память о тех событиях.

В направлении Мглина наступали части 121-й гвардейской дивизии 3-й армии А.В. Горбатова. В самом Мглине в это время все еще находились крупные силы врага. Со стороны Шумарово на Мглин наступал 1146-й стрелковый полк. Перед Мглином вражеские части прикрытия оказали такое сопротивление, что полк гвардии подполковника Каширина лишь после второй атаки занял 20 сентября сгоревшее Шумарово, дважды переходившее из рук в руки. Немцы оказывали отчаянное сопротивление в связи с тем, что через Мглин двигались отступающие части с Почеп в направлении Гомеля. Потеря Мглина являлась для них катастрофой, так как могло произойти их полное окружение и уничтожение.

При вторичном отступлении немцы подожгли Шумарово. Сгорело много домов жителей села. Вследствие этого, многие семьи были вынуждены жить в землянках или у соседей, дома которых уцелели во время пожара. Сгорела деревянная церковь, построенная на высоком берегу Воронусы и являвшаяся украшением села, сгорел и наш дом на Ломаковке и все усадебные постройки.

После возвращения из-под Поповки, мы до весны 1944 г. сначала жили в доме Ломако Полины Трифоновны, а потом, вплоть до окончания войны и демобилизации отца летом 1945 года, у соседей на Ломаковке.

В результате боев за Шумарово погибло 68 наших солдат. В их честь на братской могиле в селе установлен памятник.

 Mogila Scumarovo 2

Братская могила воинам, погибшим при освобождении с. Шумарово 20-21 сентября 1943 г

 

Освобождение Мглина

Мглин освобождала 362-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник Л.Д. Червонный. 13-й гвардейский тяжелый танковый полк шел из Жуковки на Мглин через клетнянские леса. Но в Шумарово и в город первыми вошли самоходки 1538-го полка подполковника М.Т. Каширина с воинами 362-й стрелковой дивизии.

В ночь на 21 сентября командир танкового подразделения Петр Крюковский получил приказ командования взять на броню танков группу автоматчиков-десантников и ворваться во Мглин с тем, чтобы отвлечь на себя силы противника для успешного продвижения советских войск в направлении Унеча-Клинцы-Гомель.

Krukovskii2

Крюковский Петр Павлович, командир подразделения САУ, освобождавшего город Мглин в сентябре 1943 года (фото 1943 г.)

Участник боев на подступах к Мглину со стороны Шумарово гвардии майор запаса Петр Крюковский в своих воспоминаниях в мглинской районной газете писал:

«В ночь на 21 сентября командир полка, гвардии подполковник Т.М. Каширин перед моим подразделением поставил задачу взять на броню боевых машин десантников-автоматчиков, ворваться в город и завязать бой с немецким гарнизоном. Ранним утром 21 сентября, взяв на броню трех самоходно-артиллерийских установок 30 автоматчиков из дивизии 3 Армии Брянского фронта, мое подразделение от Шумарово двигалось на Мглин. Я находился во второй машине. Так было легче управлять боем».

Мглинчанин Иван Андреевич Юрченко, живший в конце улицы Буденного, рассказывал, что в это время около его хаты на огороде были установлены немецкая пушка обычного типа и самоходная пушка «Тигр». Обе пушки были направлены в сторону Шумарово и прикрывались значительными силами автоматчиков, укрывшихся тут же, за хатами и другими постройками.

«Когда наши самоходки начали приближаться к восточной окраине ул. Буденного, немецкие пушки с расстояния 500600 метров открыли огонь, продолжает П. Крюковский. Под огнем врага наши автоматчики спрыгнули с брони самоходок и вступили в бой. Бой неравный, скоротечный, тяжелый. Две машины лейтенантов В. И. Кротенкова и А. И. Гурина сгорели вблизи крайних домов, а танк Черкасского свернул с ул. Буденного в поле и был подбит вблизи Шумаровской дороги.

Четвертый танк с названием «Мститель», действовавший правее, тоже был подбит. Но, когда гитлеровцы приближались к машине с криком: «Русс, капут!», пулемет из танка открыл огонь. Кричавшие «капут» отползли в огород, оставив на поле убитых. Подбитый, но «живой», танк остался в нейтральной полосе. Позднее отремонтированный «Мститель» принимал участие в боях за Белынковичи и Костюковичи («Заветы Ильича» за 1978 год № 110).

Об экипаже и самоходке Черкасского подробнее Крюковский рассказывал так:

«Самоходка Черкасского под непрерывным огнем противника маневрировала и отходила задним ходом назад. Один из снарядов попал в башню под основание люка, и люк заклинило. Очередной снаряд вывел самоходку из строя, и она не смогла двигаться. Гитлеровские автоматчики окружили самоходку, пытаясь захватить наших воинов живыми. Самоходка в это время уже сильно дымила, значит, внутри самоходки горело. Радиостанция командира полка поймала в эфире голос командира машины лейтенанта Черкасского, сообщавшего о случившемся. Герои-танкисты попытались из подбитой машины открыть огонь по гитлеровцам. Вдруг радиопередача внезапно оборвалась, но вскоре послышался «Интернационал», который танкисты пели в горящей самоходке. Весь экипаж погиб, но не сдался. Все члены экипажа посмертно были награждены высокими наградами».

Об одном из участников боя мглинчанка М. П. Ляхова, проживающая по ул. Буденного, д. 42, по памяти сообщила: «После боя один из танкистов огородами незаметно дополз до моей хаты. Звали его Владимир Михайлович Коняев, родиной из Горьковской области. Локтевая часть правой кисти была раздроблена, в рану набилась земля. Его юношеское лицо выражало нестерпимые муки. Я разрезала гимнастерку, сняла грязную повязку с руки, промыла и перевязала рану, сняла боевые награды и спрятала в солому, самого уложила в постель. Моя семья укрылась в огороде в конопле. Сюда мы хотели перенести и Коняева, но он решительно воспротивился. Скоро немцы начали жечь город, подожгли и мою хату. Коняев выбил окно, выскочил в огород, сорвал повязку и потерял сознание. Мы с соседкой спрятали его в бане. Утром 22 сентября на белых конях въехали в город наши войска. Коняева взяли в госпиталь», — закончила рассказ М. П. Ляхова.

Петр Крюковский назвал имена танкистов и воинов, погибших при освобождении Мглина, которые 16 октября 1943 г. были отмечены специальным приказом командующего бронетанковыми и механизированными войсками 3 Армии:

– Виктор Иванович Коротенков,

– Алексей Иванович Гурин,

– Абрам Матвеевич Черкасский.

– Старшина м/с, санинструктор Анна Ивановна Шеходанова,

– Ефрейтор, радист Виктор Иванович Лотаев,

– Старший сержант, механик-водитель Алексей Корчагин,

– Сержант, механик-водитель Панекин и 28 автоматчиков.

Prikaz 1

 

Prikaz 2

О личности и подвиге танкистов и других красноармейцев, погибших в бою за г. Мглин 21 сентября 1943 г. наглядно рассказывают скупые строки их наградных листов, полные тексты которых мы приводим ниже.

 NL1

NL2

 

NL3

 

NL4

NL5

 

NL6

NL7

NL8

NL9

Партизаны мглинского отряда, встретившиеся с вновь подошедшими регулярными частями 3 Армии в Поповке, дали командованию ценные разведданные о немецком гарнизоне во Мглине. Учитывая неудачу лобовой атаки танкистов, командование начало концентрировать крупные силы для взятия города в клещи, сосредотачиваясь на линии Рудня–Шумарово–Ветлевка, в непосредственной близости от Мглина.

Немцы видели, какие силы советских войск концентрируются на подступах к городу, поняли, что Мглин больше удержать не могут, и 21 сентября во второй половине дня немецкий гарнизон начал эвакуироваться.

В это время факельщики уже поджигали восточную окраину, а затем подожгли весь город. К этому времени большая часть населения покинула город и укрылась в оврагах в ближайшем лесу. Оставшиеся в городе попрятались в погребах, банях, коноплянниках. У немцев, спешно эвакуировавшихся из Мглина, не было времени разыскивать и убивать попрятавшихся в городе людей, но они успели расправиться с заключенными, находившимися в подвале гестапо.

Рано утром 22 сентября части Червонного с южной стороны и части Гришина с северной стороны начали обтекать Мглин и в восьмом часу заняли город. В это время фашист-факельщик термическими выстрелами еще поджигал дома по Октябрьской улице за кладбищем.

Когда наши части от Ветлевки приближались к Первомайской улице, от Шумарово по ул. Буденного в город уже ворвались танкисты. В немецком госпитале они еще успели захватить офицера медицинской службы, дежурившего у телефона, но сам госпиталь был уже пуст. Своих тяжелораненых фашисты пристрелили, остальных успели вывезти из здания школы. В освободившуюся школу раньше других прибежали учитель математики Игнат Мертиевич Палевич и сторож школы Георгий Кондратьевич Шунько.

И. М. Палевич рассказывал: «Пристреленных немцев мы стащили в одно место и спасли школьный деревянный флигель, только что подожженный отступавшими оккупантами. Основное каменное здание средней школы, приспособленное под госпиталь, немцы не поджигали, но уничтожили всю школьную мебель, выбили все окна и двери. В таком виде 22 сентября наши войска заняли среднюю школу под временный госпиталь».

При отступлении из города почти все дома центральных улиц были сожжены немцами. Повсюду валялись трупы гитлеровцев, остовы разбитых машин, минометы, напоминая о бесславном и позорном бегстве «непобедимой» армии. Все промышленные предприятия, а также учреждения были уничтожены, а крахмальный завод взорван.

Улицы города были завалены горелыми остатками домов и обломками изгородей. Городской парк был превращен в еврейское кладбище. От летнего театра осталось одно пепелище. Все колхозные скотные дворы, конюшни, свинарники, зернохранилища были уничтожены. Многие колхозы района после освобождения от оккупации не имели ни одной лошади и никакого другого скота.

Из политдонесения Политотдела 121 гвардейской дивизии в Политотдел 3-й армии о боях за город Мглин

25 сентября 1943 г.

«Части дивизии с 21 сентября 1943 г. вошли в соприкосновение с противником на подступах в гор. Мглин. Противник пропустил 1146-й стрелковый полк в предместья города, после чего перешел в контратаку из населенных пунктов, расположенных севернее и южнее города. Под напором превосходящих сил противника 1146-й стрелковый полк отошел, понеся при этом потери в живой силе до 300 человек убитыми и ранеными. Части дивизии, перегруппировав свои силы, повели решительное наступление и к утру 22.09.43 г. овладели городом Мглин... В ночь с 24 на 25.09.43 г. части дивизии форсировали реку Ипутъ и ведут упорные бои за овладение городом Сураж...». 

В бою за Мглин погибли 28 автоматчиков и экипажи сгоревших танков. Имена их высечены на мраморном памятнике, установленном во Мглине в 1976 году. Память о погибших увековечена и в названии ул. Танкистов, которая до этого была безымянной.

Фронтовые эпизоды гвардии ефрейтора Ломако

Kapitan Stunkov 1945

Капитан контрразведки Смерш Стюньков, 24.03.1945 г.

 

После освобождения многие жители с. Шумарово райвоенкоматом были призваны в Красную армию. Как следует из документов, отец уже 2 сентября был зачислен красноармейцем 342 гвардейского стрелкового полка 121 Гомельской дивизии в подразделение вновь созданной военной контрразведки Смерш (Смерть шпионам). Так начинается второй период военной жизни Ломако Ивана…

Смерш – это название ряда независимых друг от друга контрразведывательных организаций в СССР, созданных во время войны. Постановление Совета народных комиссаров было издано 19 апреля 1943 г. Таким образом, Иван Демидович оказался зачисленным во вновь созданный на базе 1150 полка 342 стрелковый полк 121 Гомельской дивизии, где в звании ефрейтора сначала был комендантским ездовым, а затем стал командиром взвода автоматчиков под непосредственным командованием капитана контрразведки Смерш Стюнькова.

За успешные действия в Орловской наступательной операции и проявленный при этом массовый героизм 342 стрелковый полк в составе 121 дивизии был 23 сентября переименован в гвардейский. 26 ноября 1943 года за отличие в боях под Гомелем 121 дивизии было присвоено почётное наименование «Гомельская». За прорыв обороны в ходе дальнейших наступательных боев на львовском направлении, в том числе при освобождении городов Ровно и Луцка, а также за проявленные при этом доблесть и мужество дивизия была награждена орденом Суворова II степени (9 августа 1944 года).

24 июля части дивизии вступили на территорию Польши и участвовали в освобождении ряда польских городов. Преодолевая ожесточённое сопротивление противника, дивизия 24 января пересекла границу фашистской Германии и стремительно продвигалась к Одеру. 26 января с ходу форсировала его и, захватив плацдарм, вела упорные бои за его удержание. Затем в феврале 1945 года дивизия успешно действовала Нижне-Силезской наступательной операции. С 16 апреля дивизия участвовала в Берлинской операции.

 Boevoy Puty 121 Divizii 3

Боевой путь 121 гвардейской Гомельской дивизии в 1943-1945 гг.

Таким образом, фронтовая жизнь отца начинается с боев за Гомель, продолжается в операциях за освобождение Украины и Польши, в наступательных боях непосредственно в Германии, а завершается в районе чехословацкого г. Карлсбада (Карловы Вары).

За время войны за проявленную смелость и героизм он был награжден рядом медалей и орденов. Так, во время обороны г. Луцк Волынской области в районе его пригорода Гнидава, когда 14 февраля 1944 г. враг подошел на близкое расстояние и открыл перекрестный огонь, стараясь отрезать наши подразделения от основных частей, ездовой комендантского взвода Ломако, благодаря своей смелости и решительности, эвакуировал штабные документы и доставил их 24.02.1944 г. к месту новой дислокации полка.

 Gnidava1  Gnidava2

Пригород г. Луцка Гнидава

В результате, за проявленную смелость Иван Демидович был награжден медалью «За боевые заслуги» (№ 1191010).

Prikaz 1

Выписка из приказа №9 от 25 мая 1944 г. 342 полка 121 Гомельской стрелковой дивизии

 Medal  Za otvagu

 

 

Накануне наступательных операций фронтов с участием органов «Смерш» проводились мероприятия по прочёсыванию военных гарнизонов, населенных пунктов с прилегающими к ним лесными массивами, осмотр нежилых помещений, заброшенных землянок. В ходе таких «зачисток», как правило, задерживалось большое число лиц без документов, дезертиров, а также военнослужащих, имевших на руках документы с признаками, указывающими на их изготовление в Абвере. Участвуя в таких операциях «Смерш»а, ефрейтор Ломако получил свою вторую награду, медаль «За отвагу» (№ 1575330), задержав в период с 26 по 29 августа1944 г. пять военнослужащих, покинувших после начавшегося контрнаступления противника поле боя без приказа командования.

 

 

 

Prikaz 2

Выписка из приказа № 20 от 8 сентября 1944 г. 342 полка 121 Гомельской стрелковой дивизии

Gassen

Ломако Иван Демидович в г. Гассен, Герамния, 21.02.1945

Fors

Ломако Иван Демидович в г. Форс, Германия, справа капитан Стюньков, 25.02.1945

С 13 января по 28 февраля 1945 г. во время наступления 342 стрелкового полка ефрейтор Иван Ломако, командуя отделением роты автоматчиков, ежедневно осуществлял проверку леса и жилых строений, очищая территорию переднего края наступления полка от подозрительных лиц и укрывшихся немецких солдат.

Nagradnoy List4

Выписка из наградного листа от 22 марта 1945 г.

 

Krasnaya Zvezda

За этот период его отделением было задержано 350 немецких подданных, из которых 30 человек оказались фольксштурмовиками. Фольксштурмовики – это отряды народного ополчения Третьего рейха, созданные в последние месяцы войны для отражения наступления наших войск и армий союзников на территорию Германии. При столкновении с мелкими группами противника Ломако огнем из своего автомата уничтожил 6 немецких захватчиков, а 9 обезоружил и взял в плен, чем способствовал выполнению поставленных боевых задач стрелковым подразделениям. За проявленное в этот период мужество и отвагу он был 30 марта 1945 г. награжден орденом «Красной Звезды».

 

Boevye Druzya 1945

Красноармейцы отделения роты автоматчиков Ломако Ивана Демидовича (в центре), 1945 г.

Внимательно всмотритесь в эти одухотворенные молодые лица, чтобы понять, какими они были – воины Великой Победы 1945 года!

После окончания войны Иван Демидович был награжден еще двумя медалями: медалью «За освобождение Праги» и медалью «За победу над Германией» (16.08.1946 г.).

Восстановление разрушенного оккупантами хозяйства

Летом 1945 г. Иван Демидович вернулся в родное с. Шумарово и взялся за восстановление мельницы в д. Шумаровская Рудня. Мельница уже через непродолжительное время снова заработала и сыграла большую роль в обеспечении жителей ближайших сел и деревень края мукой. Хлеб, блины и различные супы из этой муки спасли жизнь многим жителям края в период наступившего послевоенного голода. На этой мельнице Иван Демидович заново построил сукновальню, которая затем долгое время обеспечивала население сел края сырьем для изготовления незаменимых в зимнее время валенок.

Melnica

Мельница в д. Рудня-Шумаровская, фото Ломако Ивана Демидовича середины XX века

В это же время на Рыжовке с. Шумарово он строит свой дом, так как его усадьбу на Ломаковке этого села немцы вместе со всеми постройками при отступлении сожгли. Следует отметить, что строительство дома в послевоенное время было делом чрезвычайно трудным. Ведь ни автомобилей, ни тракторов для перевозки леса, необходимого при строительстве дома, фактически не было, его приходилось перевозить только на лошадях, которых также не хватало. Все работы, как правило, выполнялись вручную – одним топором и долотом. И, тем не менее, удалось построить достаточно хороший по тем временам дом, который и сегодня стоит непосредственно на берегу реки Воронусы уже 70 лет.

Из его окон открывался чудный вид на всю пойму реки, особенно в весеннее половодье. На другой стороне реки виднелся хутор Заречье, где жила семья брата матери Изота и где мы некоторое время жили в доме Полины Трифоновны. А чуть дальше открывался вид на Церковную гору и Ломаковку. В этом доме родились два моих младших брата – Владимир (1949) и Николай (1951). Из этого дома я и уехал в Москву поступать в институт.

Dom na Rygovke 2a

Дом, построенный Ломако Иваном на Рыжовке после войны, справа хата дочерей репрессированного священника с. Шумарово

Rigovka2 0435

Рыжовка с. Шумарово, 2010

 

Долгие годы работы на мельнице в д. Рудня в антисанитарной атмосфере постоянной мучной пыли отрицательно отразились на здоровье отца. В середине 60-х годов он заболевает и в декабре 1971 г. умирает в возрасте 59 лет.

Всё дальше и дальше уходят в глубину истории события, вызванные Великой Отечественной войной. Но не уходит из наших сердец память о её бесчисленных жертвах, искалеченных судьбах, о великой и горькой, «со слезами на глазах», Победе. Сколько бы десятилетий ни прошло, наша память снова и снова возвращает нас к временам той войны и к той Великой Победе.

Безгранична наша благодарность всем тем, кто выстоял и выжил в той страшной войне, к тем, кто отдал свои жизни во имя мира на земле, к тем, кто в послевоенные годы в условиях тотального дефицита в материалах, одежде и продуктах возрождал страну из того пепла, в который в буквальном смысле ее превратили оккупанты. Мы должны это помнить и не можем этого забыть потому, что только тогда у нашей страны есть шанс сохраниться в виде субъекта истории, потому, что только в этом случае рядом с нами будет шагать наш Бессмертный полк.

 

Источники и литература

  1. Протченко З. Е. Земля Мглинская – родной край. – Брянск, 2003
  2. Батурко Ф.Ф. Историко-экономический очерк Мглинского края //Сайт Мглинский край http://www.mglin-krai.ru/20-interesnoe/istoriko-ekonomicheskij-ocherk-mglinskogo-kraya
  3. Кизимова С. П. Мглин. – Клинцы, 2015.
  4. Чуприк-Малиновский И. П., Кусвчев М. Д. Непокоренная земля Мглинская. – М., 2005.
  5. Сайт «Подвиг народа». http://podvignaroda.ru/?#tab=navPeople_search
  6. Сайт «Память народа» https://pamyat-naroda.ru/heroes/?last_name=Ломако&first_name=Иван&middle_name=Демидович&group=all&types=pamyat_commander:nagrady_nagrad_doc:nagrady_uchet_kartoteka:nagrady_ubilein_kartoteka:potery_doneseniya_o_poteryah:potery_gospitali:potery_utochenie_poter:potery_spiski_zahoroneniy:potery_voennoplen:potery_iskluchenie_iz_spiskov:potery_vpp&page=1
  7. Сайт Мглинский край. Изгнание оккупантов. http://www.mglin-krai.ru/70-let-so-dnya-osvobozhdeniya-mglinskogo-rajona/168-izgnanie-okkupantov
  8. Сайт Мглинский край. Бой за г. Мглин 21 сентября 1943 г. Свидетельства командиров. http://www.mglin-krai.ru/70-let-so-dnya-osvobozhdeniya-mglinskogo-rajona/172-boj-za-g-mglin-21-sentyabrya-1943-g

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

no events

Сегодня событий нет

.