Не зная истории, нельзя знать, зачем мы пришли в мир, для чего живем и к чему стремимся                          В. Ключевский

 

 

 


Борьба Чернигова и Смоленска за Землю Радимичей (1024-1240)

Оглавление

Земля Радимичей в составе Черниговского княжества. 2

Первый раздел Земли Радимичей. 5

Второй раздел Земли Радимичей. 8

Древний Мглин – это летописный Зарой. 13

Земли края в составе Вщижского княжества. 23

Источники и литература. 40


Земля Радимичей в составе Черниговского княжества

После победы в 984 г. воеводы киевского князя Владимира Святого Волчьего Хвоста, над радимичами, их земли окончательно вошли в состав Киевской Руси. Однако после смерти Владимира (1015) вспыхнула усобица между его сыновьями Ярославом Мудрым и Мстиславом Храбрым, князем Тмутараканским.

Andrey Ivanov

Андрей Иванов. Единоборство князя Мстислава Владимировича Храброго с косожским князем Редедей, 1812.

Мстислав родился, вероятно, в 983 году, чуть позже Ярослава. Около 990/1010 года он получил Тмутараканское княжество. О подвигах Мстислава нам рассказывает Никон, детально описывая эпизод его поединка с косожским князем Редедей в 1022 г. Соперники боролись без оружия и лишь поверженного соперника разрешалось добить, как это и сделал Мстислав, получивший летописное прозвище – Храбрый.

В 1023 Мстислав Храбрый, соединив вокруг себя несколько кавказских племен и создав миниимперию, счел себя ущемленным, не имея владений в коренной Русской земле. И в 1024 году двинулся на Киев с дружиной своей, а также хазарской и адыгской конницей.

Ярослав в то время в Киеве отсутствовал – усмирял мятеж в Суздале, где из-за небывалого голода вспыхнули волнения, подогреваемые языческими вождями – волхвами. Мстислав подошёл к Киеву, но горожане «затворились» и не приняли Мстислава. Не решившись штурмовать столицу, Мстислав отошел к Чернигову. и занял этот стольный город, куда входила чуть не половина Русской земли, включая всю Северо-Восточную Русь.

Ярослав Мудрый узнал это, и наняв варягов и их предводителя двинулся на Чернигов. На полпути между Черниговом и Любечем, у местечка Листвен, на берегу реки Рудни, произошло длительное и кровопролитное сражение. Мстислав начал атаку ночью, в кромешной тьме, в дождь и грозу. По свидетельству летописи, это была кровавая битва: «И пошли Мстислав и Ярослав друг на друга, и схватилась дружина северян с варягами, и трудились варяги, рубя северян, и затем двинулся Мстислав с дружиной своей и стал рубить варягов. У была сеча сильна…».

Варяги Ярослава выдержали удар «чела» — черниговской дружины Мстислава, но фланговые атаки сотен степняков, засыпавших рати Ярослава стрелами, ранившими многих, заставили Ярослава отступить. Сам Ярослав вместе с остатками дружины бежал с поля боя, минуя Киев, в Новгород.

Однако, одержав столь блестящую победу, Мстислав не стал добиваться власти над Киевом, помня, что киевляне его не приняли. Отъезжая в свой удел, он послал сказать Ярославу, который продолжал оставаться в Новгороде: «Садись в своем Киеве, ты старший брат, а мне будет та сторона». Так, тмутараканский князь расширил свои владения до Днепра и стал еще одним правителем на Руси.

Эта битва привела к расколу Древней Руси на две части. Левобережье Днепра вместе с Землей Радимичей отошло в сферу влияния Чернигова, в котором стал править Мстислав. Правобережье вместе с Киевом и остальными землями осталось за Ярославом. Ранее враждовавшие братья признают, что мир - самая достойная участь для вверенной им волей истории Руси. Мстислав, уступая Ярославу, соглашается с его старшинством. «И начаста жити мирно и в братолюбьстве, и уста усобица и мятежь, и бысть тишина велика в земли». В таком состоянии Древняя Русь оставалась до 1036 г., когда после смерти Мстислава она была снова объединена Ярославом.

Rus IX XI Vek 2

Русь во времена Ярослава Мудрого

В 1054 году Великий киевский князь Ярослав Мудрый, оставив после себя мощную, процветающую державу, умирает. Титул великого князя, власть в Киевской земле и патронат надо всей Русью наследует его старший сын Изяслав. Черниговская же земля, окончательно оформившаяся в княжество, переходит его другому сыну - Святославу. Все радимичские земли вплоть до первой четверти XII века отходят к черниговским князьям. Но в XII веке Земля Радимичей становится ареной активной междоусобной борьбы Смоленских и Черниговских князей.

Первый раздел Земли Радимичей

Mstislav Velikiy 2c

Киевский князь Мстислав Великий (1125-1132)

Значимые для радимичей события произошли в начале второй четверти XII в. В 1125 г. Смоленскую волость киевский князь Мстислав Великий выделяет в самостоятельное княжество и передает смоленский стол своему сыну Ростиславу, который смог удержаться в Смоленске в период усобиц и стал родоначальником династии смоленских князей Ростиславичей. Его княжение в Смоленске (1125-1159) и Киеве (1159-1167) было временем наибольшего расцвета и расширения Смоленского княжества, возрастания его роли в общих восточнославянских делах.

Начиная с первой трети XII в. городские центры Смоленского княжества вырастали как на основании первоначальных племенных поселений кривичей и радимичей, так и в процессе целенаправленной деятельности великокняжеской администрации.

Благодаря трудам и подвигам Ростислава Смоленское княжество, которым он правил почти 40 лет, расширяется, застраивается городами и селами, украшается храмами и монастырями, приобретает влияние на общерусские дела.

Именно при Ростиславе Мстиславиче Смоленск обособляется от Южной Руси и в церковном плане. В 1136 году Ростислав добился основания отдельной Смоленской епархии. Первым ее епископом стал Мануил, поставленный в марте-мае 1136 года митрополитом Киевским Михаилом, а имущественное ее положение было обеспечено Уставом князя Ростислава, изданным в том же году. Согласно Уставу Ростислава Смоленская епископия получила 10% от всех княжеских доходов.

30 сентября 1150 года специальной грамотой Ростислав подтвердил передачу Смоленской кафедре Соборной горы в Смоленске, на которой стоял кафедральный Успенский собор и другие епархиальные здания. Православная церковь высоко оценила деяния Ростислава Мстиславича – он был причислен к лику святых.

Первое крупное расширение владений своего княжества Ростислав осуществил с помощью своего отца. В 1127 г. Мстиславу Великому пришлось заняться черниrовскими делами. В это время в Чернигове находился Ярослав Святославич, внук Ярослава Мудрого. Из далекой Тмуторокани на Русь выступил князь Всеволод Ольговпч, внук Святослава Ярославича. Он быстрым маршем подошел к Чернигову и овладел им. Не имея сил для борьбы с сильным и энергичным племянником, Ярослав Святославич вынужден был согласиться на обмен княжествами с Всеволодом, но, отойдя в Тмуторокань, отправил великому князю Мстиславу грамоту с просьбой восстановить справедливость. Этим сложным положением Всеволода и воспользовался Ростислав Мстиславич, чтобы присоединить к своему княжеству северные земли радимичей.

Knyzy Chernigovskie Smolenskie

Родословное древо Киевских, Смоленских и Черниговских князей

Всеволод, понимая, что соревноваться в силе с Мстиславом не может, подкупает наиболее влиятельных советников великого князя, а игумен монастыря св. Андрея Григорий снимает с Мстислава крестное целование с Ярославом, замечая, что в данном случае Мстислав берет на душу грех значительно меньший, чем тогда, когда пойдет походом на Всеволода и прольет кровь христианскую. Мстислав отменяет свой поход на Чернигов, однако, как свидетельствует летопись, до самой смерти сожалел об этом. Результатом участия Мстислава в черниговской усобице было присоединение Посожья радимичей к великокняжеским владениям, которое, вероятно, было отдано ему в награду за нейтралитет. Таким образом, состоялся первый, однако не последний, раздел Земли Радимичей между Смоленским и Черниговским княжествами в пользу Смоленска.

Chernigovskoe Knyagestvo XII zaycev 2

Черниговская земля в XII веке

Схематически границу, установившуюся между Черниговом и Смоленском после 1127 года, помогает восстановить Устав Ростислава Мстиславича 1136 г, который включал волости Смоленского княжества, платившие дань в пользу смоленского епископа. Из него мы узнаем о существовании в южных районах Смоленской земли волостей Заруба, Кречута и Прупой. Как показали исследования Устава Л.В. Алексеевым, Заруба вошел в состав Смоленского княжества в 1116 г., а Кречут и летописный Прупой - в 1127 г.

Захват в 1127 г. Смоленском части северной Земли Радимичей, не был единственным наступлением Ростислава на Черниговскую землю. Следующий шаг в изменении смоленско-черниговского пограничья отражают события 1142 г., когда Ростислав Мстиславич направил свои дружины против черниговских князей Игоря и Святослава династии Ольговичей «и взя около Гомей волость их всю», что и стало, в дальнейшем, причиной постоянной вражды между Смоленском и Черниговом.

Хотя письменные источники не дают полной картины дальнейших событий на Земле Радимичей под управлением Чернигова, но, очевидно, что в течение XI в. осуществляется замена суверенитета местных князей на суверенитет Рюриковичей, упорядочение податей и постепенное продвижение христианства в глубь Земли Радимичей.

Второй раздел Земли Радимичей

В 1139 г. умирает князь киевский Ярополк Владимирович, сын Владимира Мономаха. Великим киевским князем ненадолго становится его брат Всеволод Владимирович, которого из Киева изгоняет княживший в это время в Чернигове Всеволод Ольгович.

Будучи искусным политиком, Всеволод Ольгович без труда сохранял киевский трон, лавируя между Мстиславичами и Мономашичами, успешно играя на раздорах потомков Владимира Мономаха, опираясь на своих двоюродных братьев (сыновей Давыда Святославича, Владимира и Изяслава, которым он передал Чернигов), и союз с половцами. Он ссорил сильных противников, а мелким князьям раздавал в управление города на окраинах Руси.

Ему удалось, в конце концов, примирить и остроумно рассадить своих братьев. Наиболее мятежного Игоря Ольговича (убитого впоследствии киевлянами в 1147 г.) он посадил недалеко от Киева, второго брата Святослава — послал в Пинские болота.

Привлекая на свою сторону двоюродных братьев Давыдовичей, Всеволод уступил Владимиру Давыдовичу из состава Черниговского княжества Вщиж на Десне и Ормино (ныне с. Вормино), а Изяслав Давыдович получил города Бсрестье и Дрогичин по Западному Бугу.

Vsevolod Olgovich 2 2c

Великий князь Киевский Всеволод Ольгович

Как только в 1139 г. Всеволод Ольгович занимает киевский стол, он сразу же заключает соглашение с Изяславом Мстиславичем о передаче ему Киева после своей смерти в обход князей Ольговичей, братьев Всеволода. Пойти на этот шаг его заставила нужда обезопасить себя от союза смоленских Мстиславичей с Юрием Долгоруким:

«Не токмо ныне надлежащими владениями все удовольствую, но и после смерти моеи Киева мимо тебя ни сыну моему не отдам. Токмо вы не сососчайтесь противо меня со стрыями вашими».

В результате азартной торговли городами и волостями, которая велась в княжение Всеволода, именно Мстиславичи неоднократно оказывались на стороне Всеволода и даже выступали вместе с ним против его братьев - князей Ольговичей. Так произошло в 1141-1142 гг., когда Мстиславичи выступили против Игоря и Святослава Ольговичей вместе со Всеволодом.

Из летописей относительно событий 1142 г. известно, что Ростислав Мстиславич взял у братьев Ольговичей 4 города, вместе с их округой. Не случайно, что после кратковременной борьбы, которая, вероятно, началась из-за этих волостей, Игорь начинает переговоры с Изяславом Мстиславичем, а тот отказывается их вести без ведома Всеволода и Ростислава. Появление на переговорах Всеволода понятно - великий князь и брат Игоря. А вот появление здесь Ростислава может быть объяснено только захватом им волостей Игоря. От его воли в значительной степени зависело, отдать их обратно или нет. Вероятно, отказ Ростислава вернуть Игорю захваченные земли вынудило Всеволода обещать Игорю Киев, чтобы каким-то образом компенсировать его потери. Однако Изяслав тут же напоминает Всеволоду: «Отче! Ты прежде обещал мне Киев после себя отдать, а ныне отдаешь иному ». На это Всеволод ему отвечал: «Я тебе с начала то обесчал, а ты обесчался меня как отца почитать и быть в воли моей. Но после согласяся со стрыями твоими на меня и моих братьев воевал, того ради: тебе не достоит».

Rostislav Mstislavich 2c

Князь Смоленский Ростислав Мстиславич

Это означает, что волости, захваченные Ростиславом в 1142 г. у Чернигова, навсегда остались за Смоленским княжеством. Где они могли располагаться?

Гомий и после 1142 г. в летописях упоминается как черниговский город, и его принадлежность к Черниговской земле не вызывает сомнений. К северу от Гомия находился Чечерск, который также постоянно фигурирует как черниговский город. На восток и северо-восток от Гомия располагаются черниговские города Стародуб (1078/79), Синий Мост (1155), Росусь (1160), Вормина (1142), Воробейна (1147).

Локализация этих городов не вызывает затруднений. Таким образом, между смоленско-черниговским пограничьем 1127 года и городами, относящимися к Чернигову и после 1142 г., мы видим довольно широкую «нейтральную» территорию, которая не упоминается в источниках XII в. Не могли ли волости Ольговичай, захваченные Ростиславом в 1142 г. располагаться именно здесь, в междуречье Беседи и Ипути?

Исходя из того, что в 1142 г. потери понес один Игорь, а Гомий, Стародуб и Вормина (не говоря о более южных городах) и после 1142 г. принадлежали Черниговской земле, можно с большой уверенностью утверждать, что утраченные Игорем владения располагались в междуречье рек Ипути и Беседи и что именно эти земли были захвачены Ростиславом в 1142 г.

Захват в 1142 г. Ростиславом волостей Игоря Ольговича на долгое время стал незаживающей раной в отношениях между Смоленском и Черниговом. Даже после смерти Игоря, который не оставил после себя потомков, вопрос о принадлежности этих земель, вероятно, неоднократно поднимался.

Походы Ростислава в 1127 и 1142. на земли радимичей значительно расширили территорию Смоленской земли. Новая граница, которая установилась в южных районах Смоленского княжества, фактически вышла на этнические рубежи между радимичами и северянами.

Chernigovskoe Knyagestvo zaycev 2

Княжества Древней Руси в XII веке (В. Н. Темушев)

Между этой новой границей и областями, ранее присоединенными Ростиславом к Смоленску в 1127 г., находится область, в которой позднее располагались волости городов Лучицы, Дроков, Попова Гора и Мглин, о которых источники XV в. сообщают как о центрах волостей Мстиславского удельного княжества XIV-XV вв., а археологические исследования показывают, что начало их формирования относится к более раннему времени. На карте Древней Руси XII века эта область окрашена в голубой цвет. Здесь, при впадении Воронусы в Ипуть, известно много курганных могильников и поселений Х-ХIII вв., на которых есть роменская керамика IX-X вв. и керамика ХI-ХIII, что свидетельствует о времени начала освоения этого региона.

К этой области следует отнести и локализацию г. Зароя, который в летописи упоминается в связи с противостоянием между Ростиславом Мстиславичем и Юрием Долгоруким в 1154 г. Для организации волости Зароя в середине XII в. здесь оставалась свободной территория шириной 30-40 км, ограниченная с востока Воронусой, с севера течением Ипути, с юга р. Унечей и с запада р. Сож. Так как в дальнейшем Зарой больше никогда в летописи не упоминается, а Мглин, напротив, в документах конца XIV века уже известен как значительный волостной центр Мстиславского княжества, то естественно рассмотреть вопрос о возможности отождествления Мглина и летописного Зароя. Подробный анализ возможности такого отождествления мы приводим ниже.

Вполне вероятно, что Лучицы, Дроков, Попова Гора и Зарой (Мглин) и стали теми четырьмя городами и волостями, которые захватил Ростислав Мстиславич в 1142 г. у Чернигова.

Граница между Смоленским и Черниговским княжествами после событий 1142-1143 годов легко идентифицируется по летописным источникам, из которых достоверно известно, что такие города как Гомий, Ропеск, Стародуб, Синий Мост, Росусь, Ормина, Воробейна, Вщиж относились к Черниговскому княжеству.

В 1174 был заключен «Романов ряд», который упоминается в летописях в 1177 и 1190 годах, и который регулировал споры между Смоленском и Черниговом из-за этих волостей. Однако и после 1190 граница осталась неизменной, спорные волости остались за Смоленском и Святослав был вынужден целовать Ростиславичам крест «на всей ихъ воле».

Старший сын Ростислава Мстиславовича Роман укрепил Мстиславль, превратил его в опорный пункт на западной окраине Смоленского княжества. Здесь шла оборона торгового пути по рекам Вихра и Сож. В 1180 году Роман Ростиславович отписал город в удел своему сыну Мстиславу, который и стал первым князем Мстиславского удельного княжества.

В 1198 году князь Мстислав Романович становится Великим Смоленским князем и включает Мстиславский уезд в Смоленское княжество, в составе которого город находился до середины XIV столетия, когда Мстиславль входит в состав Великого княжества Литовского.

Таким образом, после событий 1142 года граница между Черниговским и Смоленским княжествами разделила современную территорию Мглинского края на две части: одна из них относилась к Смоленскому княжеству, вторая – к Вщижской волости Черниговского княжества.

Древний Мглин – это летописный Зарой

После походов Ростислава Мстиславича на земли радимичей в 1127 и 1142 годах на кривичско-радимичском пограничье, княжеской волей Ростислава строится ряд новых центров – Мстислав, Рославль, Кричев, Пропойск, Зарой и укрепляются более ранние центры уже существующих волостей.

Дальнейшая историческая судьба региона показала, что большинство этих административных центров и их волостей продолжало функционировать и в более позднее время. Возможно, что и г. Зарой (Мглин) первоначально был одним из таких племенных центров радимичей, основанных еще в эпоху язычества. Основанием для такого предположения служат два древних городища в окрестности г. Мглина: городище Мглин-1 (далее – Городище) и городище Воздвиженская гора. Городище роменской культуры Мглин-1 расположено на расстоянии в 1 км к югу от современного города, на берегу р. Судынки, и имеет размеры площадки 61 × 43 м. С напольной стороны оно укреплено оврагом глубиной до 3 м. Культурный слой на памятнике имеет мощность до 0,8 м, в нем встречается юхновская и роменская керамика.

Так как на территории мглинского Городища археологами были обнаружены объекты, которые в основном датируются IX-X вв., то это означает, что ранее здесь существовало древнее языческое поседение радимичей.

Действительно, весьма вероятно, что именно в это время, вместо укрепленного языческого поселения мглинского Городища, по указанию Ростислава начинает формироваться новый православный центр в урочище Воздвиженская гора, на мысе правого берега р. Судынки. Формирование нового центра рядом с укрепленным центром более раннего времени, согласуется с процессом «огосударствления» новых земель Смоленского княжества и борьбой новой христианской власти со старой племенной знатью радимичей.

Gorodische

Городище около Мглина, 2010 г.

Происходит исход населения радимичей, ранее заселявших языческое Городище, на Воздвиженскую гору, где строятся первые мглинские православные церкви, а Городище приходит в запустение и разрушается в результате столкновения между сторонниками новой веры и теми, кто продолжал оставаться язычником.

Версию о том, что мглинское Городище было разрушено в период ордынского нашествия на Русь, мы не рассматриваем по двум причинам. С одной стороны, в ту эпоху это поселение вряд ли могло представлять для ордынцев значительную ценность и, с другой стороны, даже такой более богатый город как Дебрянск не был ими разорен вследствие непроходимости для ордынской конницы местных лесов. Если бы ордынские воины были в первой половине XIII века в окрестности г. Мглина, то уничтожению, скорее всего, подверглись бы оба городища, но раскопки, проведенные на их территориях, не привели к обнаружению артефактов, свидетельствующих о возможности таких событий.

Итак, археологические данные и характер местности неопровержимо свидетельствуют, что на территории Воздвиженской горы в XII веке существовала крепость, однако топоним Мглин в летописях этого времени не упоминается. Но возможно он назывался не Мглин, а как-то иначе?

Многие историки пытались найти ответ на этот вопрос в связи с тем, что в тех же летописях говорилось о нескольких городах, локализация которых вызывала значительные трудности. Среди древних городов, кандидатов на их отождествление с современным Мглином, обычно рассматривались три таких летописных города – Зартый (Зарытый), Заруб, Зарой.

Распространенное предположение, что на месте ныне существующего г. Мглина в домонгольский период находился г. Зартый или Зарытый, высказанное известным российским историком Н.М. Карамзиным, было аргументировано опровергнуто рядом историков.

Так, на современных реконструкциях карт Древней Руси (например, широко используемых историками картах Виктора Темушева, см. выше) г. Зартый уже правильно отмечен, как расположенный между Путивлем и Вырем. Некоторые историки полагают, что следы Зартыя следует искать в районе с. Николаевка Сумской обл. Украины, вблизи которого действительно существует подходящее городище – оно находится на южном берегу реки Сейма немного выше впадения в него реки Выря (Вира). К такому же выводу пришли, в частности, и украинский историк П. Голубовский, в своих записках, представленных XII археологическому съезду в Харькове, и Филарет в своей книге «Описание Харьковской епархии, т. III».

Следовательно, в настоящее время нет никаких убедительных аргументов в пользу гипотезы Н.М. Карамзина, что летописный Зартый мог находиться в районе расположения нынешнего с Разрытое или Городища около Мглина, удаленного от места описываемых в летописи событий на большое расстояние.

Локализации летописного Заруба помогает то обстоятельство, что в летописном источнике упоминается дополнительный ориентир для его поисков – село Рогнедино, в котором умер Ростислав Мстиславич. Этот факт действительно сужает район поисков летописного Заруба междуречьем Десны и Ипути в пределах их течения по территории Смоленской земли. Поэтому историк Л.В. Алексеев предложил искать локализацию Заруба в районе села Рогнедино, находящегося на значительном расстоянии от окрестности г. Мглина.

С каким из летописных городов, с высокой вероятностью, следует отождествить современный г. Мглин дает детальный анализ событий 1154/1155 годов, который содержится в нашей статье «Древний Мглин», опубликованной на сайте Мглинский край.

Судя по письменным источникам, в XII-XIII вв. на всех восточнославянских землях формируются более мелкие феодальные административно- территориальные единицы – волости, начинает действовать единая система государственного управления: старшие города - пригороды – волости. Одним из таких центров и становится крепость на Воздвиженской горе, где осуществляется концентрация и перераспределение продукции округи и сбор дани.

Согласно Ипатьевской летописи, в 1154 году, узнав о смерти киевского князя Изяслава Мстиславича, Юрий Долгорукий пошел на Киев, где сел на стол его брат Вячеслав Владимирович с Ростиславом смоленским. При этом, Юрий со своими войском двинулся через владения смоленского князя:

«Пошел Гюрги (Юрий Долгорукий – Е. Л) в Русь, слышав смерть Изяславлю и бысть ему противу Смоленску весть: брат ти умерл Вячеслав, а Ростислав побежен, а Изяслав Давидович седить Киеве. В то же время Гюрги поиде к волости Ростиславли, – сообщает нам летопись. – Ростислав же слышав то и тако скупя воя своя многое множьство, исполца полкы своя, и поиде противу ему к Зарою, ту же и ста…»

Однако до сражения это противостояние не дошло. Ростислав предпочел уступить дяде, признавая его старейшинство и выражая готовность подчиниться. Войско было нужно смоленскому князю главным образом для того, чтобы добиться почетного мира. Летописец приводит слова, с которыми смоленский князь обратился к дяде:

«Отце, кланяю ти ся. Ты переди (прежде – Е. Л.) до мене добр был еси, и аз до тебе. А ныне кланяю ти ся, стрыи ми еси, яко отець».

Юрий на мир согласился, сказав: «не помяна злобы брата его, отда ему гнев. Право, сыну, с Изяславом есмь не могл быти, а ты ми еси свои брат и сын».

Князья целовали друг другу крест «на всей любви». Это означало заключение мира, и по условиям этого мира Юрий признавался старшим («в отца место») для Ростислава, а тот обязывался во всем быть послушным его воле. Показательно, что Юрий именовал племянника «братом и сыном» — как некогда именовал его брата Изяслава: этой формулой и были определены взаимоотношения между князьями.

Положение, следовательно, таково: в то время, когда, узнав о смерти киевского Изяслава Мстиславича, Долгорукий двинулся из Ростово-Суздальской земли в Русь, в Киеве произошли следующие события. В городе возникло двоевластие престарелого Вячеслава Владимировича и его племянника Ростислава Мстиславича, переехавшего из Смоленска в Киев. Предстояло разбить Ольговичей и Давыдовичей, чтобы обезопасить Киев от этих претендентов на киевский престол. Но в это время умер Вячеслав, и Ростиславу пришлось бросить войско и вернуться на похороны. Наскоро раздав имущество умершего дяди, Ростислав выехал к своему войску, но черниговцам уже помогали полчища половцев. Ростислав был разбит, едва не погиб, перебрался ниже Любеча через Днепр и ушел в свои смоленские владения. Любопытно, что Долгорукий своим путем в Русь избрал не обычный путь через вятичей (что было ближе, но труднее из-за отсутствия попутного течения рек), а через враждебный Смоленск — видимо, зная, что Ростислава там нет.

Согласно этому сообщению, Ростислав, который бежал из Киева, должен был где-то собрать войска и только после этого идти против Юрия «к Зарою», где он и остановился. Где находился этот Зарой и где Ростислав мог собрать «многое множество» войска?

Из повествования летописи однозначно следует, что Зарой являлся укрепленным пограничным городом Смоленской земли, в котором Ростислав зимой 1154 г. мог остановиться со своим многочисленным войском. Здесь Ростислав дождался Юрия Долгорукого и заключил с ним мирный договор.

Вслед за тем, по пути в Киев, Юрий встретился со своим союзником, Святославом Ольговичем у Синина Моста, расположенного на границе Новгород-Северского княжества Святослава. Следовательно, каждый из князей предпочитал зимой размещать своих воинов именно в своем укрепленном пункте, который должен был быть достаточного размера и иметь необходимые для обеспечения их войска ресурсы.

После встречи у Синина Моста с Святославом Ольговичем и заключения мирного соглашения с Ростиславом, Юрий пошел к Стародубу, что позволяет предполагать, что Зарой следует искать к северо-западу от Синина Моста, заключает П.В. Голубовский. Однако при этом соглашается с Н.П. Барсовым, называя д. Разрытое (Корсики) Смоленской области, как возможное место для локализации Зароя. Необходимо отметить, что Н.П. Барсов, опираясь на близость топонимов, указывал также на село Зарой в Климовичском уезде Могилевской губернии, на правом берегу Ипути. При этом не приводится никаких доводов в возможности существования в окрестностях этих поселений древних городищ требуемого размера и проведения их археологических исследований. Вместе с тем, таких данных нет и в «Археологической карте России. Смоленская область. Часть 2 – М. 1997». Отметим также, что и Разрытое (Корсики) и с. Зарой Климовичского уезда находится строго севернее Синина Моста, а последующая история этих поселений не указывает на возможное существование в данном месте крупных укрепленных пунктов, которые должны были, безусловно, сохраниться как центры волостей Мстиславского княжества в XIV в. Однако этого не случилось.

Поэтому ряд историков стали обращать внимание на другие волостные центры юга Смоленского и севера Черниговского княжеств, которые можно было бы идентифицировать с летописным Зароем. Так, брянский историк Е.А. Шинаков в статье «Радощ - Радогощь (к вопросу о возникновении городов с «блуждающими названиями»)», указывал, что на территории современной Брянской области существуют города, которые явно существовали в домонгольской Руси, но названия городов этого периода не совпадают с названиями эпохи Литовско-Русского государства. Возникают так называемые топонимические «пары городов», такие как Радощ – Погар, Рогово – Почеп, Зарой – Мглин. В данном случае нас, естественно, интересует пара Зарой – Мглин, которую более детально мы и рассмотрим ниже.

Из текста летописи ясно, что, когда Юрий в 1154 г. подошел к Смоленску, Ростислава там не было, и «волостью Ростислава» летописец именует не все Смоленское княжество (где Юрий уже находился), а его владения вне Смоленска, где Ростиславом и были основаны крупные княжеские центры Ростиславль, Мстиславль и Изяславль. Все они датируются эпохой Ростислава, когда укреплялись границы княжества путем строительства новых замков и крепостей.

Для такого замка-крепости нужно было найти подходящую природную площадку, обладающую рядом специфических свойств, удовлетворить которые было не так просто. Одной из таких подходящих площадок является городище Воздвиженская гора, расположенное к северу-западу от Синина Моста, как на это и указывал П.В. Голубовский.

Время основания Зароя (Мглина) в середине XII века Ростиславом также очень хорошо подтверждается предварительными археологическими исследованиями на Воздвиженской горе, где имеется удобная около 3,5 га. площадка (примерно такие же размеры имеют детинцы Мстиславля и Ростиславля), хорошо защищенная с севера и юга глубокими оврагами, с запада рекой Судынкой, и допускающая возможность строительства хорошо укрепленной крепости на южной границе Смоленского княжества.

Действительно, Ростислав мог использовать прекрасные природные условия для строительства на Воздвиженской горе хорошо защищенной крепости, необходимой для охраны своей южной границы с Черниговским княжеством. Воздвиженская гора представляет собой идеальную площадку для построения на ней крепости, стоящей на защите южных рубежей Смоленского княжества, сформированных в результате присоединения этой территории в 1142 г. То, что в прошлом Мглин представлял собой серьезный укрепленный город, отражает и старинный герб г. Мглина, на котором изображены три оборонительные башни.

Vozdvigenskaya Gora c

Воздвиженская гора, фото середины XX века

При археологических раскопках на Воздвиженской горе во всех шурфах были обнаружены обломки глиняной посуды, которой пользовались славяне в XII—XIII веках, а несколько обломков оказались от посуды XI века. Кроме того, в одном из шурфов найдены браслеты, небольшой нож и пряслице из розового шифера – предметы материальной культуры восточных славян XII–XIII веков. Следовательно, скорее всего, Зарой (Мглин) возник не позднее XII века, а не в1387 г. как это утверждает И.Ф. Токмаков, и не в Городище, а в районе Воздвиженской горы.

Rostislav Sv

Св. Смоленский князь Ростислав Мстиславич

Известно, что Ростислав много усилий отдавал укреплению в своем княжестве православной веры. Вместе с образованием отдельной Смоленской епархии и снабжением ее привилегиями, идет постройка храмов и основание монастырей. В 1146 году Ростислав Мстиславич воздвиг храм во имя Святых Апостолов Петра и Павла. За большие заслуги в продвижении Православия русская церковь причислила князя Ростислава к лику святых.

Поэтому, возможно, он отказался от использования языческого поселения Городища около Мглина и для защиты южных рубежей своего княжества строит крепость на Воздвиженской горе, с Воскресенским храмом внутри.

Plan Kreposty 1782 2

Земляные валы и здания старой крепости г. Мглина, план 1782 г.

Земляные валы этой крепости нам известны по более позднему плану 1782 г., когда край был отнесен к Новгород-Северскому наместничеству. Существование на Воздвиженской горе археологического памятнике подходящей площади и находок ХI-ХIII вв. однозначно позволяет рассматривать его как крупный замок и центр волости.

Итак, археологические данные и характер местности неопровержимо свидетельствуют, что на территории Воздвиженской горы в XII веке существовала крепость, однако топоним Мглин в летописях этого времени не упоминается. Но возможно он назывался не Мглин, а как-то иначе?

Известно также, что все события, связанные с противостоянием Ростислава Мстиславича с Юрием Долгоруким, происходят зимой (с ноября 1154 по январь1155), а после заключенного перемирия, Юрий Долгорукий встретился со Святославом Ольговичем вблизи Синина Моста и Радогоща, а затем двинулся к Стародубу.

Таким образом, ясно, что все эти события, описанные в летописи, происходят на территории, непосредственно примыкающей к Мглинскому региону. Да и Ростислав, собрав «вои свои многое множество», численность которого можно оценить около тысячи воинов, мог остановиться, как мы уже указывали, со своим войском только в достаточно большом городе-крепости, имеющем всю необходимую инфраструктуру для обеспечения такого большого количества воинов требуемыми ресурсами в зимнее время. Для решения данной задачи в этом регионе, как мы видим, идеально подходит древний Зарой (Мглин), предусмотрительно основанный Ростиславом на границе своего княжества, наряду с такими городами как Мстиславль и Ростиславль.

Обратим внимание, что в летописи говорится лишь о том, что Ростислав, собрав свои "многое множество" полки, пришел к Зарою, где и остановился. Непосредственно топоним Зарой в летописи отсутствует и является лишь результатом последующей интерпретации историками словоформы «Зарою» текста летописи.

Но является ли интерпретация текста Ипатьевской летописи, что Ростислав «поиде противу ему к Зарою, ту-же и ста», единственной? Возможно, что летописец в данном случае использовал не совсем правильную (с точки зрения современной грамматики) форму дательного падежа от имени Заров, а не Зарой, как затем полагали многие исследователи. Но тогда, соответственно, и искать нужно не Зарой, а топоним Заров, по своему смыслу указывающий, что место, где остановился со своим войском Ростислав, должно обязательно находится где-то «за рвом».

Как мы увидим ниже такое место вблизи детинца г. Мглина действительно имеется – это посад Заровское, который упоминается на географических планах г. Мглина за 1782 и 1798 годы. Причем, этот посад находится не только за глубоким рвом от детинца города на Воздвиженской горе, но и расположен непосредственно вблизи Смоленского шляха, обеспечивающего самый короткий путь из владений Ростислава, где он собрал свои  многие полки, до северной границы Черниговского княжества, где в это время находились войска Юрия Долгорукого, расположенные на земле его союзника, князя Святослава Ольговича. Вполне вероятно, что с середины XII века и крепость на Воздвиженской горе и ее посад вблизи Смоленского шляха назывались одним именем – Заров, которое потом, начиная c конца XIV, сохранилось лишь в виде названия одного из предместий г. Мглина – Заровское.

Данное предположение также хорошо согласуется с тем фактом, что Мглин (Зарой) не попал на страницы летописи при описании событий 1142-1160 годов, когда в 1142 г. сначала Всеволод Ольгович передал князю Владимиру Давыдовичу Вшиж и Ормину, затем в 1147 присоединил Воробейну, а в 1159 г. уже Святослав Владимирович расширил территорию Вщижского княжества вплоть до Росуси (ныне с. Россуха). Мглин (Зарой), расположенный в непосредственной близости от указанных городов, в летописи не упоминается именно потому, что не относился к Черниговскому княжеству, а находился непосредственно под патронажем могущественного Смоленского князя Ростислава, ссориться с которым никто не желал.

На то, что основание г. Мглина (Зароя) следует отнести к гораздо более раннему – («домонгольскому») времени – указывает и Филарет (Гумилевский) в своем фундаментальном труде «Историко-статистическое описание Черниговской епархии».

Можно предложить также ряд дополнительных аргументов в пользу гипотезы отождествления летописного Зароя с крепостью городища Воздвиженская гора. В документе от 1523 г. «Границы Литовского государства съ вел. кн. Московскимъ, с показаниемъ числа домовъ въ пограничныхъ селенияхъ» (см. Документы Московского Государственного архива министерства юстиции. – М. 1897.) сообщается: «…а подымей было тогды во Мглине пятьсот», т. е. во Мглине в 1523 г. было уже 500 жилых домов (дымов), облагаемых податью, налогом.

Для сравнения отметим, что Рославль, основанный Ростиславом Мстиславичем в 1150 г., имел семьсот домов: «Рославль место, домов сем сот и тепер, а церквей 11», говорится в документе министерства юстиции. При этом, остальные поселения данного списка в среднем имели от 10 до 30 дымов.

Наличие уже в конце XV века такого количества домов во Мглине объяснить очень трудно, если относить дату основания Мглина к концу или началу XIV века. Так как в этом случае необходимо постулировать необычайно бурное развитие г. Мглина, когда всего за немногим более сотни лет в городе было построено 500 домов. Примеров такого быстрого развития городов раннего средневекового нет. Более правдоподобно предположение, что и Мглин и Ростиславль (Рославль) были основаны приблизительно в одно и тоже время – в эпоху бурного строительства в середине XII века Ростиславом Мсиславичем крепостей для охраны границ Смоленского княжества.

Таким образом, если исходить из гипотезы примерно равной скорости развития северских городов, то с высокой степенью вероятности можно сделать предположение, что и Мглин был основан не позднее середины XII в. Однако в летописных источниках этого периода времени упоминание о Мглине отсутствует, что, в соответствии с выше сказанным, говорит лишь об одном – в XII веке Мглин назывался как-то иначе, но при этом был достаточно крупным городом, сопоставимым с такими городами данного региона как Стародуб, Новгород-Северский и Погар. Естественно, он должен был оказаться в поле зрения летописцев, но под другим именем, и это имя, вероятнее всего, Зарой или Заров. Хотя возможно и другое предположение: летописец сознательно указал имя Зарой, как предместье уже существовавшего в ту эпоху г. Мглина (что для него было очевидно), чтобы подчеркнуть, в каком именно месте располагались воины Смоленского князя.

Земли края в составе Вщижского княжества

Несколько иначе складывалась судьба другой части Мглинской земли, которая после событий 1142 г. осталась во власти Черниговских князей. В результате второго раздела Земли Радимичей к Смоленску отошли земли, расположенные в бассейнах рек Беседь и Ипуть, а во власти Чернигова остались лишь волости восточнее р. Воронусы (Воробейня, Ормина) и южнее р. Унечи (Росусь).

В XII веке Черниговское княжество дробилось на ряд уделов, управляемых Ольговичами, претендовавшими на многие русские княжеские центры за пределами княжества. Одним из таких удельных княжеств, куда во второй половине XII века входили волости Воробейня, Ормина и Росусь, было Вщижское княжество.

Vschijskoe Knyagestvo 2

Вщижское удельное княжество в XII – первой половине XIII века

Значение Вщижского княжества для понимания древней истории Мглинского края раскрывается при ознакомлении с летописными сведениями о нем. В первой половине XII века территория Вщижского княжества находилась во власти черниговского князя Всеволода Ольговича. Всеволод Ольгович был сыном Олега Святославича, который в «Слове о полку Игореве» получил прозвище Гориславич.

Вщиж как удельный город Черниговского княжества, впервые появляется на страницах летописи под 1142 г, хотя основан гораздо раньше. В XI — начале XII века он входил в состав княжеского владения черниговских князей Святославичей и затем Ольговичей, державших здесь укрепленный «двор» и посадников с дружиной.

О Вщиже мы узнаем в связи с усобицей черниговских князей со своим старшим братом – киевским князем Всеволодом Ольговичем, который дал в 1142 г. на севере черниговской земли города Вщиж и Ормину своему двоюродному брату Владимиру Давыдовичу, который и владел Вщижем до своей гибели в 1151 году. Следовательно, начиная с 1142 года эта часть территории радимичей, оказалась в составе Вщижской волости Черниговского княжества, пожалованной Владимиру Давыдовичу.

Расположенный на Десне, в 50 километрах на северо-запад от Брянска, Вщиж в течение короткого времени проделал путь от великокняжеского опорного пункта сбора дани до столицы небольшого удельного княжества. Б. А. Рыбаковым в 1940 г. при раскопках Вщижского городища было обнаружено, что первые древнерусские укрепления здесь были возведены на месте более древнего (IX—Xвв.) славянского языческого поселения, которое, видимо, играло роль временного стана на пути киевского полюдья.

В середине XII века, когда небольшая вщижская крепость из резиденции княжеского посадника превратилась в резиденцию удельного князя Владимира Давыдовича, здесь были произведены значительные изменения, увеличившие размеры городка в несколько раз.

Вщижское городище расположено на высоком крутом берегу Десны при впадении в нее пересохшего ныне притока Судка. В ХI – начале ХII века Вщиж был небольшой крепостью с посадом и резиденцией посадников с дружиной. Крепость ограничивалась по периметру стеной и рвом с напольной стороны (см. рисунок-реконструкцию Б.А. Рыбакова). Постепенно городище было расширено и стало состоять из детинца (1), площадью 1,2 га, окольного города (2), площадью 2,6 га, и обширного селища-посада (3).

Городище разделено на две неравные части невысоким валом и рвом, отсекающими западную часть мыса. Форма городища в плане близка к равностороннему треугольнику, с протяженностью сторон до трехсот пятидесяти метров. Северная сторона городища омывается Десной, юго-западная проходит над впадающим в Десну ручьем. На западе городища расположена высокая и крутая возвышенность – Благовещенская гора (10). Посад города был окружен мощным двойным валом и глубоким рвом, ширина которого и сейчас достигает восемнадцати метров. Въезд в город был, по всей вероятности, со стороны ручья, там, где посад примыкал к детинцу.

 Vschij

Вид Вщижского городища, реконструкция Б. А. Рыбакова

В XII – XIII веках Вщиж это уже сильно укрепленная крепость напротив заброшенного языческого святилища. В ту пору, когда велись непрерывные войны, в облике города главенствующими были оборонительные, а также культовые сооружения. Стены детинца были рублены из дубовых городен размером 3х5 метров (4), над которыми господствовала шестиугольная башня--вежа (5), другую деревянную башню-донжон возвели в детинце (6). Эта башня была снабжена самострелами и арбалетами.

В ряду с тесными избами челяди находился дом с теремом (7), 14м по фасаду, сложного плана. Обычай насыпать землю на потолок позволил установить, что дом этот был двухэтажным, а в центре его возвышался еще небольшой «эласоверхий терем», обитый медными листами.

Дома боярской и княжеской челяди в детинце были выстроены на западной стороне, почти вплотную один к другому и задними торцами к стене детинца. Они были прямоугольные (3,2–4 х 6 м), крытые соломой (8). Огромные печи с кирпичными дымоходами, выведенными выше кровли, занимали весь задний торец. Дома в детинце шли вдоль стен, оставляя середину его свободной для сбора дружины. Небольшой внутренний вал отделял детинец от посада.

Vschij Gorod

Евгений Коньков. Древний город Вщиж

Вокруг княжеского дома находились дома дружинников, на площади были коновязи для боевых коней – место сбора княжеской конницы. Искусственные оборонительные сооружения дополнялись естественными преградами в виде крутых склонов, а также мощной в те годы рекой Десной. На стенах Вщижа стояли большие арбалеты – механические луки, стрелявшие железными коваными стрелами.

Вокруг детинца располагался посад (2), где жили купцы и ремесленники – гончары, кузнецы, литейщики, шорники и другие мастера. На окраинах его, у вала, обнаружена кузница и гончарная мастерская. У восточного вала найден инструмент мастера серебряных дел — штамп для котлов. Каждый князь был рад иметь таких людей в своем городе, ведь от их труда зависел достаток княжества. В пользу князя ремесленник выполнял определенный «урок» (заказ), за который князь мог и наградить, а в остальное время мастер работал на себя. Даже монголы, захватив в плен таких людей, ценили и берегли их.

В связи с превращением Вщижа в стольный город удела увеличивается площадь детинца, окольный город обводится валами и рвами, за которыми в центре посада был поставлен каменный храм (9) середины XII века с небольшим кладбищем близ него.

Hram 2

 Вщижский храм Благовещения Пресвятой Богородицы XII века (реконструкция)

В 1840-х годах В.М.Зиновьева-Фомина, владевшая с. Вщиж, произвела первые раскопки древнего города. Были найдены остатки кирпичной церкви, на стенах которой сохранились фрески. Во внутренности его были видны еще основания столпов, подпиравших своды храма и отделявших от него алтарь. Амвон был каменный, пол настлан из кирпича, залитого известью. В алтаре еще сохранился престол, сложенный из кирпича. Еще в XIX веке археологи довольно точно представляли себе, как выглядел вщижский храм. Он был одноглавый, высокий, чисто византийского стиля внешний облик его был своеобразен. Судя по фундаментам, церковь представляла собой трехапсидный однокупольный храм простого объема, лишенный украшений.

Форма церкви продолговатая, четырехугольная. Церковь с алтарем имела 10,15 м. в длину и 7,35 м. в ширину; наружный размер — на 125 см. больше. С северной и южной сторон находилось 12 колонн; в алтарной перегородке было 2 колонны. Главной достопримечательностью храма являлось гульбище, то есть арочная открытая галерея с кирпичной же аркой на 12 устоях; следы этих колонн были видимы еще в XIX веке.

Подобное гульбище первоначально было и в знаменитой церкви Покрова на Нерли под Владимиром. В 1940 году Б. А. Рыбаков раскрыл остатки фундамента галереи. Судя по данным раскопок 1840-х и 1940-х годов, ближайшие к храму жилища и сам храм вместе с десятками укрывшихся в нём жителей погибли в пожаре во время осады Вщижа ордынцами в 1238 году.

Вблизи Вщижского детинца расположено городище Благовещенская гора, исследованное Б.А.Рыбаковым.

 Svyatilische 2

Языческое святилише на Благовещенской горе Вщижа

На нем в раннем железном веке располагалось языческое святилище (юхновская археологическая культура), вероятно связанное с культом богини Лады. В христианское время (XI–XIII века) здесь находилось кладбище, затем – православная часовня, ныне установлен памятный знак в форме креста.

Вщиж начинает упоминаться в летописях с первых годов второй половины XII в., когда раздоры, смуты и клятвопреступления в междукняжеских отношениях, в борьбе Ольговичей с Мономаховичами из-за Киева, были явлением обыденным. Основные летописные данные о Вщиже связаны с сыном Владимира Давыдовича, князем Святославом.

Недовольный доставшимся ему уделом (маленьким городком Березовым под Черниговом), Святослав Владимирович в 1155 г. отправился «во Вщиж и зая (занял – Е. Л.) все города Подесенеския», вероятно Ормину, Воробейну, Росусь, принадлежавшие его родному дяде, Изяславу Давидовичу черниговскому, и де-факто включил их в новое удельное княжество, признав своим сюзереном Ростислава смоленского, отказавшись от старшинства над собою родного дяди, Изяслава Давыдовича.  

Izyaslav

Великий князь Киевский Изяслав Давыдович

Принеся в 1156 г. вассальную присягу смоленскому князю Ростиславу, Святослав Владимирович фактически разрезал черниговские земли пополам, прервав также прямое сообщение между Черниговом и Северо-Восточной Русью.

Изяслав нанял половцев и пошел с ними к Березову, где находился Святослав. К последнему пришел на помощь Ростислав, и дело окончилось занятием со стороны Святослава городов по Десне. Вскоре, однако, дядя и племянник примирились.

К середине XII века, деснинское Полесье становится ареной борьбы между Святославом Ольговичем и его бывшими союзниками Давыдовичами. Когда в 1157 году черниговский князь Изяслав Давидович был приглашён киевлянами на правление вместо ненавистного им Юрия Долгорукого, он оставил Святослава Владимировича со своим полком охранять Чернигов, так как боялся, что его захватит Святослав Ольгович северский.

Вскоре туда явились и Святослав Ольгович и Святослав Всеволодич, намереваясь оставить Чернигов за собой по праву родового старшинства, но Святослав Владимирович не впустил дядю и двоюродного брата в город, вынудив их отступить. В середине мая 1158 г. в Киев въехал Изяслав Давыдович. Поспешили к Киеву и Святослав Ольгович и Святослав Всеволодович. Изяслав в столицу князей не пустил, и им пришлось отступить от Киева и стать за «Свиною» рекою, под Черниговом.

Чуть позже подошли полки Изяслава Давыдовича, но дело до сражения не дошло. В 1159 г. собравшиеся в г. Лутаве Изяслав Давыдович и три Святослава (Ольгович, Всеволодович и Владимирович) «целоваста крест межи себе на всей любви,., и бысть веселие в них по три дни...». Князья помирились, причём Чернигов достался Святославу Ольговичу, хотя большую часть области великий князь Изяслава Давыдович взял на себя и на племянника Святослава Владимировича, который был вынужден вернуться во Вщиж. Кроме того, в результате переговоров Святославу Всеволодовичу достался Новгород-Северский.

Однако союз Давыдовичей и Ольговичей оказался очень недолговечным: начавшиеся в том же году новые усобицы развели их по враждебным лагерям. Святослав Ольгович, владевший Черниговом и семью другими близкими к нему городами, заявил, что Изяслав Давыдович «всю волость Черниговъскую держит с сыновцем (племянником – Е. Л.) своим, и то ему все не досыти».

В развернувшихся военных действиях принимали участие не только русские войска, но и значительные силы половцев и других кочевников, приведенных в помощь Изяславу Давыдовичу Святославом Владимировичем (вщижский князь имел особые связи с половцами, так как его мать «бежала в Половцы» и вышла там замуж за половецкого хана Башкорда).

Правление Изяслава в Киеве было недолгим, в 1159 году противники великого князя изгнали его из города, пригласив на княжение Ростислава Мстиславича из Смоленска. Но Изяслав Давидович, «не терпя быть в покое, по малой вражде о владениях со Святославом Ольговичем умыслил на него воевать».

Земли радимичей, относящиеся к Вщижу, именовались Подесеньем. На этой территории известны еще три небольших городка: Ормина – впервые упоминается в летописи в 1142 году, Воробейна – первое упоминание под 1147 годом – и Росусь (ныне с. Расуха) – первое упоминание под 1159 годом.

Воробейна и Росусь также упоминаются в летописи за 1160 год, как населенные пункты, через которые пролегал военный путь князя Изяслава Давыдовича и половцев, которые, как известно, в XII веке периодически использовались русскими князьями в качестве военной силы. Летопись, в которой упоминаются эти поселения, гласит: «Ко Изъяславу придоша половцы мнози и иде съ ним к Воробейнъ и къ Росух и тут повоевать иде къ Вщижю».

В начале зимы того же года Изяслав Давыдович «оттуда иде на Смоленскую волость... и повоевав и тамо много зла створиша». Только в плен наемники-половцы захватили до 10 тысяч человек. Смоленская земля в это время оставалась владением великого киевского князя Ростислава Мстиславича, враждебного Изяславу Давыдовичу. Наверняка сильнее всего были разорены примыкающие к Вщижскому княжеству южные территории смоленской земли, среди которых была и северная часть Мглинского края в междуречье Ипути, Воронусы и Унечи.

Своеобразным ответом на действия Изяслава Давыдовича явилась осада Вщижа черниговскими князьями Святославом Ольговичем и Святославом Всеволодичем, приведших с собой еще и полки полоцких и смоленских князей:

«Тоя же зимы приидоша на Володимерича Святослава Русстии князи, и отступиша и в Вжищи; Изяслав [Давыдович] же в то время посла к Андрееви 1Боголюбскому], прося ему помощи; Андреи же посла сына своего Изяслава со всем полком своим, и Муромскаа помощь с ним. Святослав же Володимерич бьяшется с Русскыми князи из града крепко, ожидаа помощи от Изяслава стрыя своего и от Андреа тести своего. Святославы же Олговичь и Всеволодичь и инии князи слышаша идуща Изяслава Андреевича с силою Ростовъскою, и убоявшася даша ему мир и взратишася. Изяслав же Давыдович и Изяслав Андреевич слышавше их възратившихся, и взратися Давыдович в Вятичи, а Ондреевич к отцю Ростову».

Таким образом, из этого текста Ипатьевской летописи следует, что Вщиж так и не был взят, потому что «Святослав же Володимерич бьяшется с Русскыми князи из града крепко», а его противники, следуя традиционной русской тактике, не решаются на штурм, предпочитая взять город «малой кровью», то есть «измором». Это позволяет Изяславу успеть привлечь к военным действиям новую силу – Андрея Боголюбского, который не прочь закрепиться у границ Южной Руси и приобрести здесь союзников.

Не имея средств помочь племяннику собственными силами, Изяслав Давидович отправил посла своего к ростовскому князю Андрею Юрьевичу Боголюбскому с просьбою о помощи и с предложением выдать за осажденного его племянника дочь, княжну Ростиславу Андреевну.

Svadba Svyatoslava Vladimirovicha 1160

Страница Радзивилловской летописи с изображением событий 1160 г. Вверху – свадьба во Вщиже Святослава Владимировича и дочери Андрея Боголюбского. Внизу – победа вщижского князя над осаждавшими Вщиж

Предложение было принято, и Андрей Юрьевич немедленно отправляет под Вщиж своего сына Изяслава с сильным войском из ростовцев и муромцев. Когда помощь жителям Вщижа была уже недалеко, князья, осаждавшие город, «убоявшася даша мир» Святославу Владимировичу.

Уже через несколько недель во Вщиж была привезена невеста, сыграли свадьбу, и Святослав Владимирович остался княжить в своём владении.

Несмотря на брак Святослава Владимировича с дочерью Андрея Боголюбского, черниговский Святослав Ольгович и северский Святослав Всеволодович не оставили его в покое и в 1161 году снова осадили Вщижскую крепость, на этот раз более многочисленными силами: дружинами восьми князей, недовольных союзом Святослава Владимировича с Изяславом Давыдовичем, почти постоянно враждовавшим с другими князьями.

Осада длилась пять недель, и, когда наступил голод, а также стало ясно, что помощь на этот раз не подойдет, город сдался. Голод был вызван, вероятнее всего, тем, что жители не успели пополнить запасы после предыдущей осады, опустошением княжеских кладовых во время пышной и престижной свадьбы и временем года – скорее всего, концом зимы.

Святослав сохранил вщижский престол, но целовал крест черниговскому князю «яко имети ему его в отца место и во всей воли его ему ходити», то есть принес своеобразную личную вассальную присягу Святославу Ольговичу, как своему сюзерену. Ясно, однако, что сравнительно благоприятный исход для Святослава Вщижского был достигнут не добровольной сдачей города, не его смирением, а благодаря его родству и покровительству Андрея Боголюбского.

Хотя Изяслав заключил династический союз с Андреем Боголюбским, но участие владимирских войск свелось к защите лишь Вщижского удела Святослава Владимировича, и, в итоге, Изяславу также пришлось признать старшинство Ростислава Мстиславича. Таким образом, в 1160 году в борьбе за вщижские земли принимали участие черниговские, северские, смоленские князья и даже великий владимирский князь Андрей Боголюбский.

Изяслав Давыдович, этот беспокойный князь, бывший инициатором многих усобиц и принесший вместе с половцами много зла русским землям, в 1161 г. погиб во время очередной войны, на этот раз против киевского князя Ростислава Мстиславича.

В 1164 году черниговский князь Святослав Ольгович умер и старшим в роду стал Святослав Вщижский, но он не стремился в Чернигов и до конца жизни (1167) оставался князем в Вщиже. Годы княжения Святослава Владимировича были временем наибольшего политического значения Вщижа. Город в это время был центром всего Среднего Подесенья: размеры владений Святослава Владимировича Вщижского вызывали чувство зависти даже у черниговского князя Святослава Ольговича. Не считал зазорным породниться с вщижским князем один из сильнейших князей Руси Андрей Боголюбский. Об оборонных возможностях Вщижа наглядно говорит пятинедельная осада города дружинами восьми князей.

После смерти бездетного Святослава Владимировича в 1167 г. потомство Святослава Ольговича получило исключительное право на занятие северских уделов и сохранило права на Чернигов, а вщижским князем, вероятно, стал старший сын Святослава Всеволодовича Олег. Его отец, старший сын Всеволода Ольговича и дочери Мстислава Владимировича Великого Агафьи (Марии), стал самым выдающимся среди Черниговских и Киевских князей. Святославу Всеволодовичу удалось затормозить распад Киевского государства и добиться его стабилизации под конец XII века. Он персонаж «Слова о полку Игореве», где называется «великим» и «грозным». Ему посвящены важные эпизоды «Слова» – Золотое слово Святослава, рассказ о вещем сне князя.

Svyatoslav Vsevolodovih 3

Князь Черниговский и Киевский Святослав Всеволодович (после 1116-1194)

Святослав Всеволодович Киевский – несомненно, гораздо более значимая фигура в истории Руси, чем его двоюродный брат Игорь Святославич, – главный герой «Слова». Ему первому со времен Владимира Мономаха удалось продержаться на главном русском престоле дольше десятилетия. Мудрый и по необходимости ловкий политик, успешный воитель, пользовавшийся моральным авторитетом среди князей-сородичей. Именно таким он предстает в «Слове», и ему в уста вкладывает сказитель «златое слово» – собственные мысли о необходимости сплочения князей.

Вероятно, следующим Вщижским князем был другой сын Святослава Всеволодича – Владимир. Он в 1191 г. участвовал в безрезультатном походе на половцев под руководством Игоря Святославича, героя «Слова о полку Игореве». Исследователь «Слова о полку Игореве» А. Ю. Чернов выдвинул гипотезу об авторстве этого произведения Владимира Святославича, который хорошо знал и своего дядю Игоря и своего отца: ведь для автора поэмы Святослав – в большей степени герой эпохи, чем Игорь.

Дальнейшую судьбу вщижских князей, пятерых сыновей Вдадимира – Филиппа, Бориса, Давида, Андрея и Святослава, – мы узнаем из Любецкого синодика. Филипп в 1201 г. получил Вщижское княжество и умер еще до монгольского нашествия, а Борис, Давид, Андрей и Святослав Владимировичи наверняка владели Вщижским княжеством и погибли при его обороне в 1238 г. от монголов. После монгольского разорения весной 1238 года, когда Вщиж был разрушен до основания, город и княжество перестали существовать.

Многое в жизни города стало известна благодаря археологическим данным. Еще в 1819 г. владелец села Вщиж М. Н. Зиновьев обращал внимание Н.М. Карамзина на то, что Вщиж и его округа богаты археологическими памятниками. Он писал: «Еще доныне в окрестностях видны следы земляных укреплений и находятся большие гранитные кресты (на курганах), весьма не худо выделанные. Выкапывают также немало медных крестов, икон, железной конской сбруи и прочее».

В результате исследований остатков стен каменной церкви времён удельного Вщижского княжества., выполненных в течение 1840-1844 годов, был обнаружен целый ряд уникальных предметов богатой церковной утвари: бронзовая арка (1), серебряная чаша Владимира Давидовича (2), подсвечники французской работы (3,4), малое паникадило (5), бронзовый водолей (6), шлем (7), медные образки, складной серебряный крестик с изображением распятия и много разных железных и свинцовых вещей. Местными жителями в разное время были найдены меч, топоры, золотой перстень, и другие вещи, преимущественно XII в.

В процессе раскопок 1844 г. найдены две великолепные бронзовые арки (1), на которых выполнен ажурный орнамент из переплетающихся жгутов с медальонами, с изображением птиц – прекрасный образец литья мастера Константина середины XII века. Вщижские арки представляют собой два совершенно одинаковых изделия с боковыми выступами внизу и с втульчатыми рукоятями, поддерживающими арки снизу. Надписи имеются на обеих арках.   Надпись на первом экземпляре, судя по сохранившимся буквам и интервалам между ними, можно восстановить так: «Господи помози рабоу своемоу Костантину», что позволяет считать их изделием местных мастеров.

 Nachodki 1819

Предметы XII века, найденные во Вщиже при раскопках 1840-1844 годов

  1. Вщижская бронзовая арка, 2- серебряная чаша Владимира Давыдовича, 3- подсвечник лиможской работы, 4- подсвечник, бронза, литье, 5- бронзовое паникадило, 6- бронзовый водолей, 7- шлем.

Особенный интерес представляют найденные на развалинах храма западный бронзовый водолей (сосуд для торжественного омовения рук перед богослужением) в форме птицы с головой юноши, паникадило из колокольной меди в виде блюда с прорезными краями. В углублении паникадило, по-видимому, вставлялась стеклянная или глиняная лампада с маслом. Она висела на трех кольчатых цепях.

Один подсвечник из красной меди, литой с эмалью лиможской работы XIII века. Он на трех ножках, со шпилем вверху, вместо трубочки, в которую вставляют свечи. Другой литой из желтой меди подсвечник богат украшениями. Верхняя часть его поддерживается двумя змеями, вместо трубочки для свечей также имеется остроконечный шпиль. Втулка его украшена чеканными фигурами, а поддон состоит из перевитых между собою крылатых драконов, на которых ползут ящерицы. Западноевропейские предметы во Вщиже свидетельствуют о широких торговых и династических связях Вщижского княжества с Европой.

Важное значение для восстановления истории Вщижа имели раскопки, произведенные в 1940 и 1948—1949 гг. Б.А. Рыбаковым. Удалось установить, что территория Вщижского городища была заселена славянами с IX в., но начинался древний Вщиж не здесь, а на соседней Благовещенской горе, где. находилось языческое святилище древних балтов, которых позже вытеснили славяне.

Состав населения Вщижа в это время был двоякий: с одной стороны, встречаются вещи, совершенно аналогичные деревенским вещам X—XI веков из окрестных радимичских курганов, а с другой стороны — много находок дружинного характера: меч, костяные части седла, с орнаментом X—XI веков, посеребренная железная пряжка с золотым изображением оленя, украшения.

Керамика этого времени уже достаточно разнообразна по своим формам и вся сделана на ручном кругу. В жилищах и на дворах найдено множество разнообразной посуды, орудий труда и бытовых предметов (ключи, замки, рукомойники, черпала, пряслица, браслеты и др.).

В жилых домах по берегу Десны найдены массивные отопительные печи. Был обнаружен сохранившийся женский головной убор XII века (1), его реставрация представлена на рисунке ниже. В одном из домов была раскопана и впервые установлены все детали конструкции мельничного постава (2).

Интересен кабаний клык (3) с заклинательной надписью: «Господи помози рабу своему Фоме», который, вероятно, использовался как оберег. Грамотность в русских городах домонгольского периода если не была всеобщей, то была нормой для подавляющего большинства населения. Об этом свидетельствуют и многочисленные находки инструментов для письма – писал, и найденные в Новгороде берестяные грамоты, и многочисленные надписи на бытовых предметах.

Nachodki Rybakov

Предметы XII века, найденные во Вщиже Б.А. Рыбаковым

  1. женский головной убор XII века, 2- конструкции ручной мельницы, 3 – кабаний клык с надписью, 4- медные котлы, 5 – древнерусский гончарный горн, 6- варган.

В княжеском доме посада употреблялась стеклянная посуда, здесь варили обеды в огромных медных котлах (4), очевидно на всю дружину князя. Найденная здесь железная личина от шлема была покрыта серебром и позолотой; богатство отделки свидетельствует о знатности владельца. Дом отапливался тремя, печами; для освещения применялись бронзовые паникадила.

Из всех видов производства во Вщиже обильнее всего представлено гончарное дело. Близ вала был раскопан так называемый «вщижский горн» (5), датируемый моментом взятия города весной 1238 года, принадлежавший двум мастерам. Горн находился на краю города, близ вала у реки, но внутри замка, недалеко от крепостной стены. Горн был раздавлен в тот момент, когда обжиг посуды подходил к концу, но еще не был завершен. Вероятно, это произошло в момент нападения войск Батыя на Вщиж.

Известен Вщиж и своими интересными находками, считающимися большой редкостью. Например, всего на Брянщине найдены два варгана, один при раскопках вщижского городища (6) в 1948 году, а второй – при раскопках городища «Покровская гора» в Брянске в 1957 году.

Сооружения, здания, предметы и изделия ремесленников, которые были обнаружены в древнем городе Вшиже, относятся к различным временным периодам (VIII - XIII веков). В их создании, безусловно, принимали непосредственное участие наши летописные предки – радимичи, которые, по словам летописца, «живяху въ лесе, якоже всякий зверь, ядуще все нечисто». «Объективность» летописца, в данном случае, не требует никаких дополнительных комментариев.

Археологические раскопки во Вшиже раскрывают интересную историю развития одного из русских летописных городов от племеного святилища к маленькому городку в системе княжеской вотчины, от городка — к удельному центру княжества с разнообразной застройкой, мощными укреплениями, развитым ремеслом. Монгольское нашествие оборвало жизнь этого цветущего города и разрушило его феодальную культуру. Но раскопки показали, что затерянный в брянском Полесье Вщиж XII—XIII веков — яркий образец высокого общего уровня и самобытности русской культуры, проявлявшейся в самых различных областях быта и искусства.

Весной 1238 года войска Батыя, шедшие из Смоленской округи на Козельск не могли миновать городов Подесенья и, очевидно, сожгли Вщиж. Военная дружина и жители города самоотверженно защищали Вщиж от монгольских завоевателей. Горожане решили биться с ордынскими войсками и последний бой приняли закрывшись в церкви. При ее раскопках повсюду найдены следы пожара, уголь и оплавленный металл. У дверей здания обнаружили множество человеческих скелетов, что подтвердило предположение о гибели города во время монгольского нашествия. Они погибли, но не отступили. Завоеватели жестоко расправились с непокорными вщижанами.

Очевидно, что разгром Вщижа, во время которого погибло и население (частично пытавшееся спастись в церкви) и множество ценностей, оказавшихся погребенными под слоем пожарища связан с первым походом на Русь Батыя.

После нашествия Батыя, когда Вщиж был разрушен до основания, территория бывшего Вщижского княжества вошла в состав Брянского княжества.

Источники и литература

  1. Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен. Т. 1. – М.: 1768.
  2. Мяцельскі, А. А. Мсціслаўскае княства і ваяводства ў ХІІ–ХVIII стст. – Мінск: Беларус. навука, 2010
  3. Зайцев А. К. Черниговское княжество X—XIII вв. : избранные труды. — М.: Квадрига, 2009.
  4. Голубовский П. В. История Смоленской земли до начала XVст – Киев, 1895.
  5. Филарет. Историко-статистическое описание Черниговской епархии – Чернигов, 1873.
  6. Алексеев, Л. В. Домен Ростислава смоленского // Средневековая Русь.. – М.: Наука, 1976.
  7. Алексеев, Л. В. Смоленская земля в ІХ–ХІІІ вв. Очерки истории Смоленщины и Восточной Белоруссии. – М.: Наука, 1980.
  8. Богуславский В.В., Бурминов В.В. Русь рюриковичей. Иллюстрированный исторический словарь.
  9. Горбачёв О.В., Дубровский А.М., Колосов Ю.Б., Крашенинников В.В., Шинаков Е.А. История Брянского края. Часть 1. С древнейших времен до конца XIX в. – Брянск: БГПУ,  2001.
  10. Древняя Русь. Город, Замок, село/ под ред. Б. А. Колчина. – М.: Наука, 1985
  11. Федоров Г. Б. По следам древних культур. Древняя Русь. – М., 1953
  12. Хронос. http://www.hrono.ru/biograf/bio_s/svjat9vldmr.php
  13. З. Е. Протченко. Земля Мглинская – родной край. – Брянск, 2003
  14. Н.М. Карамзин. История государства Российского. Том 1-12 
  15. Седов В. В. Восточные славяне в VI—XIII вв. — М., 1982.
  16. Пилипенко М. Ф. Возникновение Белоруссии: Новая концепция
  17. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. – М., 1992.
  18. Макушников О.А. Гомель с древнейших времён до конца XVIII века, 2002.
  19. Макушников О.А. В поисках древнего Гомия. – Гомель, 1994.
  20. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. – СПб., 1899
  21. Багалей История Северской земли
  22. В. В. Крашенинников. Взгляд через столетия. – Тула, 1990
  23. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. М.: Наука, 1993
  24. Ломако Е. И. Древний Мглин. // Сайт Мглинский край http://www.mglin-krai.ru/kraj-v-sostave-litovsko-russkogo-gosudarstva/305-drevnij-mglin
  25. Сайт Брянский край https://www.kray32.ru/history03_01.html
  26. Археологическая карта России: Брянская область / Автор-сост. А.В.Кашкин. – М., 1993.
  27. Археологическая карта России: Смоленская область / Автор-сост. А.В.Кашкин. – М., 1993.
  28. Карпов Д. А. Находки домонгольского времени с городища Мглин-2. // Деснинские древности, выпускIII – Брянск, 2004
  29. Голубовский П.В. Где находились существовавшие в домонгольский период города: Воргол, Глебль, Зартый, Оргощ, Сновск, Уненеж, Хоробор? //Журнал министерства народного просвещения, май, 1903
  30. Алексеев, Л. В. Устав Ростислава Смоленского 1136 г. и процесс феодализации Смоленской земли // Słowianie w dzeijach Europy / – Poznań, 1974.
  31. Барсов Н. П. Географический словарь Русской земли (IX-ХIV в.). – Вильна: Тип. А. Сыркина, 1865
  32. Токмаков И. Ф. Историко-статистическое описание города Мглина Черниговской губернии в связи с церковно-археологическим обзором священных достопамятностей этого края со времени первоначального его заселения. С прил. историч. очерка местечка Почепа. — Киев: Тип. Д. С. Повальского, 1888
  33. Лазаревский А. М. Историко-статистическое описание г. Мглина ... //Киевская старина, том XXII, октябрь, 1888
  34. Акты Западной России, т.1 – СПб, 1846
  35. Тихомиров М. Н. Список русских городов дальних и ближних // Исторические записки, т. 10. – М., 1952.
  36. Топографiчний опис Малоросiйськой губернiи 1798-1800 рокiв // Описи Лiвобережной Украйни кiнця XVIII - початку XIX ст. – Киев, Наукова думка, 1997
  37. Любавский М. К. Областное деление и местное управление Литовско-Русского Государства ко времени издания Первого Литовского статута. - М.: Университетская тип., 1892.
  38. Древнерусский город Вщиж http://rus-istoria.ru/component/k2/item/161-drevnerusskiy-gorod-vschizh
  39. Древняя Русь. Город, Замок, село/ под ред. Б. А. Колчина. – М.: Наука, 1985
  40. Поляновский С. В. Село Вщиж // СПб. ведомости. 1844. № 93—94
  41. Рыбаков Б.А. Вщиж – удельный город XII века // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях института истории материальной культуры АН СССР. Вып. 41. – М., 1951.
  42. Рыбаков Б.А. Стольный город Чернигов и удельный город Вщиж // По следам древних культур: Древняя Русь. – М., 1953.  
  43. Хронос. http://www.hrono.ru/biograf/bio_s/svjat9vldmr.php
  44. Википедия

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

no events

Сегодня событий нет

.