Не зная истории, нельзя знать, зачем мы пришли в мир, для чего живем и к чему стремимся                          В. Ключевский

О происхождении топонима Мглин

Вопрос происхождения слова «Мглин» как имени города задается весьма часто. Это связано не только с желанием узнать каким образом впервые возник топоним «Мглин», но и в целом с пониманием истории города. Топонимика слов предполагает не только исследование условий их возникновения, но ее также интересует историко-географический контекст данного топонима. Гипотез о происхождении слова «Мглин» было высказано несколько.

Одна из первых предположений возникновения топонима «Мглин» было высказано в книге И. Ф. Токмакова «Историко-статистическое описание г. Мглина», где указывается, что слово «Мглин», возможно, происходит от слова «мгла». При этом утверждается, что причиной мглы могли быть частые туманы, поднимающиеся со стороны реки Судынки, на возвышающемся мысе которой первоначально и была заложена крепость Мглин. Такое предположение вызывает обоснованное возражение З. Е. Протченко, указывающего, что туманов во Мглине «бывает не больше, а скорее меньше, чем, скажем, в селениях, прилегающих к низинным берегам р. Ипути».

 Mglin 1782

 План г. Мглина в 1782 г. 

Таким образом, чтобы вывести топоним «Мглин» из слова «мгла», данная местность должна, как минимум, обладать этой уникальностью и характеризоваться определенным постоянством туманов по отношению к другим ближайшим поселениям, чего, конечно, в месте основания Мглина на Воздвиженской горе, безусловно, нет.

Другое предположение связывает слово «мгла» с дремучими лесами, окружавшими Мглин, которые и создавали мглу (мрак). Это предположение З. Е. Протченко также считает маловероятным, так как «Мглин расположен на возвышенном месте, и на его глинистой почве росли, главным образом, березы, дубы, клены, меньше других деревьев создающие мрак. Кроме того, в те времена, когда за городом закрепилось его настоящее название, вряд ли мглинчане жили в мрачных лесных дебрях. Скорее они основательно проредили лес или вовсе вырубили его вокруг своего поселения».

Еще одну версию происхождения названия «Мглин» от слова «мгла» высказал В. А. Никонов в своем «Кратком топологическом словаре», где он указывает, что «не исключено происхождение из личного имени (прозвища), в значении принадлежности» нового поселения, «с последующим переосмыслением во «мгла» и фонетическим изменением». Таким словом может быть, например, имя собственное Меглин. Однако и этот путь обоснования возникновения топонима «Мглин» оказывается практически невозможным, так летописные источники не предоставляют нам соответствующего личного имени, трансформация которого могла быть сопоставлена со словом «мгла», как это предположил В. А. Никонов.

Итак, нет убедительного основания полагать, что название Мглина произошло от слова «мгла».

Сам З. Е. Протченко пытается вывести название г. Мглина от « украинского слова млин (водяная мельница)». В своей книге «Земля Мглинская - родной край» он пишет: «В нашей местности издавна в разговорной речи наряду с русскими, старославянскими, белорусскими употреблялись и украинские слова, в том числе и слово «млин» (по украински произносится млын). Примечательно, что в далеком прошлом, а кое-где и теперь, местные жители помол зерна (муку) называют мливо. Во Мглине, на реке Судынке, рано возникли водяные мельницы по-украински млины».

Следовательно, З. Е. Протченко обосновывает происхождение топонима «Мглин», в основном полагаясь на его близкое созвучие с термином «млин». Однако, следует признать, что это, возможно, необходимое, но недостаточное условие для обоснования возникновения названия города. Основное возражение состоит в том, что мельницы строились на многих реках края, а в Брянской области существует только одно поселение, связанное со словом «млын» - Новомлыновка, хотя, к примеру, поселений Рудня и сегодня можно насчитать около десятка. Это значит, что нахождение железного завода в данном месте для жителей было очень важно, а мельница рассматривалась как обычное, рядовое явление.

Очевидно, что для того чтобы название населенного пункта связать со словом «млин», этот населенный пункт должен иметь в данной местности исключительное положение с точки зрения помола зерна в муку, как важного для населения края технологического процесса. Но никаких исторических документов об исключительном положении Мглина с этой точки зрения мы не имеем. Более того, такое исключительное положение Мглина, как центра помола муки для всей округи, маловероятно, так как Судынка малополноводная река и построить на ней водяную мельницу достаточной мощности невозможно.

19 марта 1499 г. великий князь Александр за доброжелательную службу своему отцу королю Казимиру и себе пожаловал князю Михаилу Ивановичу Заславскому «городъ Мстиславль а городъ Мглинъ со всими дворы Мстиславъскими и Мглинъскими и з дворъцы, на имя Красное а Расна а Доброе а Людогощъ а Пораднино а Михайловское а Селища а Колодязи а Будогошъ, съ челед[ь]ю невол[ь]ною Мстиславъскою и тыхъ дворовъ и со всеми пашнями, и со всеми люд[ь]ми, и з ихъ землями пашнями и з борътными, и з даньми грошовыми и медовыми, и з боры, и з лесы, и з ловы, и з ловищы, и з гаи, и з сеножатьми, съ озеры, и з реками, и з речъками, и з ихъ потоки, и з бобровыми гоны, и з езы, и з млыны, и з их вымелки, и з ставы, и з ставищы, и со всими пожытъки и доходы, и платы, з мыты, и з явками, съ капъщинами, и со всими бояры, и з ихъ именьи, и з слугами путными , и данъники, со всимъ правомъ и панъствомъ, ничего на нас не оставляючы и на наши наследки, со всим по тому, што зъдавна къ тымъ замъкомъ вышейписанымъ и дворомъ прыслухало, подлугъ того, какъ тыи замъки деръжали  князь Юрий Лынгвеньевичъ, а потомъ его сынъ, князь Иванъ».

Этот привилей литовского князя Александра чрезвычайно информативен: в нем регламентируются отношения между новым Мстиславским князем со своими подданными, подробно указываются все объекты, на которые распространяется его власть, и прямо указывается, что ранее замки Мстиславль и Мглин принадлежали князю Юрию Лугвеневичу и его сыну Ивану.

Особый интерес для нас представляет то, что в тексте этой грамоты великого князя одновременно присутствует как название города «Мглинъ», так и слово «млын». Это значит, что в то время водяная мельница именовалась именно «млын», а не «млин», как она стала именоваться в украинском языке значительно позже, когда единый русский этнос разделился на три ветви: великороссов, малороссов и белорусов. Поэтому предположение З. Е. Протченко, что название города Мглин произошло от слова «млин» маловероятно, так как в этом случае город должен был бы в привилее великого князя Александра именоваться Млын (или Мглын), а не «Мглинъ», как это непосредственно следует из текста грамоты.

Ссылка Протченко на то, что в донесениях Петру I о вступлении войск Карла XII на территорию края в 1708 г., город называется то Млын, то Мглин, также не может служить таким основанием, так как в то время еще не существовало канонических, устоявшихся названий небольших городов, и их наименования записывались так, как они звучали в устной речи, что часто приводило к ошибкам. Такие примеры в древних документах и летописях встречаются повсеместно, что мы увидим, в частности, и на употреблении наименования «Мглин» в ряде древних русских летописей.

Кстати, это хорошо осознавал и сам З.Е. Протченко указывая, что «из-за отсутствия прямых доказательств нет твердой уверенности в том, что Мглин - непременно производное слово от украинского млин», хотя и считал это «наиболее вероятным».

Более поздние попытки обосновать происхождение топонима «Мглин» ссылками на его якобы балтское происхождение (Невская, Федченко), по нашему мнению, также не могут считаться удовлетворительными, так как находятся в области слишком широких обобщений, никак не связаны с важным критерием уникальности именования географического объекта, и поэтому согласиться с ними очень трудно.

Итак, вопрос о происхождении топонима Мглин остается до настоящего времени открытым.

Не претендуя на его окончательное решение, мы предлагаем здесь две более вероятные гипотезы. Предварительно отметим, что вряд ли в древности люди давали названия, придумывая новые красивые и оригинальные слова. Наиболее часто, главным критерием для присвоения нового имени является отражение в названии особенностей местности, уже всем известных ко времени основания поселения, и возможность использования этого названия для точного и четкого ориентирования населения в географическом пространстве. Применяемая при этом географическая терминология как система названий содержит в себе основные представления живущих людей о ландшафтных особенностях окружающего их мира. С этой точки зрения, мы укажем лишь на два очевидных момента, которые следует учесть при решении вопроса о происхождении топонима «Мглин»:

  1. топоним может непосредственно указывать на уникальный признак местности, где был основан г. Мглин,
  2. топоним тесно связан с уже существующим гидронимом, то есть в топоним тем или иным способом включено название реки, на берегу которой был расположен г. Мглин.

Можно указать следующие отличительные черты Воздвиженской горы, где создавалась крепость Мглин (см. фото), безусловно осознаваемые и отмечаемые в древности:

  • крутой правый мыс реки Судынки, находящийся напротив излучины реки;
  • два глубоких рва – слева (ул. Ворошилова) и справа (как продолжение ул. Первомайской), создающих особый, уникальный вид горы со стороны реки;
  • возвышенность, изрезанная почти по центру оврагом, заросшим деревьями, глинистая почва.

Vozdvigenskaya Gora

Мглин. Вид на Воздвиженскую гору со стороны р. Судынки, середина XX века

Хорошо известно, что на Воздвиженской горе имеются достаточно большие залежи белой или, другими словами, меловой глины, которая с древних времен добывалась и использовалась местными жителями для замазывания мелких трещин в различных деревянных изделиях. Слово «глина» известно задолго до возникновения письменности на Руси. Оно присутствовало и в старославянском, и в древнерусском языках, широко употреблялось в обиходе для обозначения вещества, которое легко превращается в вязкую массу.

Индоевропейская базой слова «глина» является glei (глей). Отсюда его однокоренная связь с другими иноязычными словами: литовским – glieti (замазывать), древненемецким – klei (слизь), английским – clay (глина, тина), а также латинским – gluten (родственное glutinis – «клей»). В русский язык это слово вошло в своем основном значении, которое является актуальным до сих пор – измельченная горная порода, при соединении с водой превращающаяся в тестообразную массу. Очевидно, что эта глина добывалась местными жителями задолго до основания Мглина.

Поэтому вполне возможно, что название построенной крепости составили из двух слов «мел» и «глина», образовав словосочетание «Мелглин», то есть крепость, воздвигнутая на горе из белой (меловой) глины, которое затем. трансформировалось в «Меглин».

Этот топоним г. Мглина упоминается среди группы литовских городов в «Списке русских городов дальних и ближних», опубликованном в Воскресенской и Ермолинской летописях. Данный список историками датируется концом XIV – началом XV века. В это время Мглинская волость принадлежала Лугвеню Ольгердовичу и в составе Мстиславского удельного княжества находилась под управлением Литвы.

Другая возможность обосновать этимологию топонима «Мглин» состоит в соединения гидронима с некоторым термином, характеризующим уникальность места основания города. Однако единственным гидронимом, который может быть использован для этой цели – это Судынка, который никак невозможно связать с топонимом «Мглин». Но возможно река Судынка в древности называлась не так, а как–то иначе? Оказывается, что это действительно так. Указание на это мы находим в том же «Списке русских городов дальних и ближних» Ермолинской и Воскресенской летописей. Среди списка литовских городов этих летописей г. Меглин указывается как стоящий на р. Мне. То есть в древности река в районе г. Мглина называлась не Судынка, а Мна.

Вполне возможно, что это место еще до основания г. Мглина местные жители называли как «глина на Мне», которое затем и трансформировалось в название города: сначала как объединение этих двух слов в «Мнеглин», затем в «Меглин» (Ермолинская и Воскресенская летописи) и «Мьглин» (Новгород-Софиский сборник), а потом уже окончательно закрепилось в виде географического имени «Мглин». Подобную трансформацию географических имен можно наблюдать на примере многочисленных конкретных объектов.

Источники и литература

  1. И. Ф. Токмаков. Историко-статистическое описание г. Мглина Черниговской губернии. – Киев, 1888.
  2. З. Е. Протченко. Земля Мглинская - родной край (историческая повесть) – Брянск, 2003.
  3. С. П. Кизымова. Мглин. – Клинцы, 2015.
  4. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 8. – М., 1951
  5. В. А. Никонов. Краткий топологический словарь. – М., 1966
  6. М. Н. Тихомиров  Список русских городов дальних и ближних // Исторические записки. Т. 40. – М., 1952.
  7. О. Д. Федченко. Происхождение названий древних городов Брянской области // История и археология: материалы IV Междунар. науч. конф. – СПб., 2017. URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/243/12651/.
  8. Я.Д. Соколов. Седая брянская старина. – Изд. Дебрянск, 2000
  9. Л.Г. Невская. Балтийская географическая терминология. – М., 1977
  10. П.К. Федоренко. Рудни левобережной Украины в XVII-XVIII вв. – М., 1960.
  11. Ермолинская летопись. ПСРЛ Т. 23. – СПб., 1910.
  12. Летопись по Воскресенскому списку. ПСРЛ Т. 7. – СПб., 1856.
  13. В. А. Кучкин. Датировка списка «а се имена градом всем рускым далним и ближним». // Тезисы докладов участников VIIi международной конференции «Кмплексный подход в изучении Древней Руси». http://www.drevnyaya.ru/vyp/2015_3/part_1.pdf

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сейчас 69 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

no events

Сегодня событий нет

.