Не зная истории, нельзя знать, зачем мы пришли в мир, для чего живем и к чему стремимся                          В. Ключевский

В составе Речи Посполитой (1618 - 1654)

Историк Стародубщины и краевед В.Д. Бабодей в исследовании «Гетманщина на Украине» пишет, что поляки, получив Стародубщину, стали укреплять её города, предполагая использовать их в качестве крепостей при потенциальных конфликтах с Москвой. Такой крепостью и был Стародуб, который в Польше именовали замком. А крестьян, нанятых для защиты города – замковой прислугой. В 1620 году замковой прислуги в Стародубе было не более двух десятков человек. Несколькими годами позже её количество возросло уже до сотни. Поляки оригинальностью в названиях не отличались, и новое военное формирование было названо казацкой хоругвью (сотней). А так, как характер Стародубцев значительно отличался от характера полуразбойной казацкой вольницы южной Малороссии (Запорожской Сечи), то служить на военной службе и тем более быть убитым они не желали. Стародубцы более склонны были находиться в подчинении и под защитой своего государя, занимаясь мирным трудом. Поэтому для привлечения людей в казаки, поляки наделили последних значительными, по тем временам, льготами. Эти льготы были пожалованы королём Сигизмундом III в 1625 году актом, который назывался «Привелей Стародубской козацкой хорогве» и заключался в следующем:

1. Ста казакам из крестьян вместо жалованья было отведено 400 волок (7600 десятин) земли по 4 волока (76 десятин) на коня. Земля навсегда закреплялась в их собственности.

2. Сотня получала особое знамя, хорогву, которое находилось под наблюдением старосты Стародубского замка.

3. В самой крепости, так называемые казаки – крестьяне получили места для постройки домов и площади под огороды.

4. Для ускорения застройки казаки – крестьяне на 6 лет освобождались от всех повинностей. В дальнейшем они должны были нести только казацкую службу. На случай осады казакам из крестьян было положено жалованье 8 злотых раз в три месяца.

Возглавляли стародубских казаков, как правило, либо польские офицеры, либо просто солдаты, в достаточном количестве находившиеся в любом северском замке и Стародуб в этом не был исключением. Так возникло Стародубское казачество, которое заметно отличалось от малороссийского (запорожского) казачества. Характер и ментальность стародубских казаков коренным образом расходились с характером и ментальностью казаков малороссийских.

Являясь полноправными хозяевами Стародубских земель, польские магнаты беспощадно эксплуатировали местное население. Иезуит Скарга писал: «владелец или королевский староста не только отнимет у бедного холопа всё, что он зарабатывает, но и убивает его самого когда захочет и как захочет. И никто не скажет за это ему дурного слова». К феодально-крепостническому гнету присоединился гнет национальный и религиозный. Насильственно насаждалось униатство. В городах Почепе, Погаре, Стародубе поляки начали строить католические костелы.

Л.Н.Гумилев в книге «От Руси до России» отмечает, что крепостного права как такового в Польше не было: каждый крестьянин мог уйти от пана, если хотел. Но уйти означало бросить все имущество, а часто и потерять личную свободу, потому что личная свобода крестьян ограничивалась жесткой системой налогов. Налоги платились помещику, и если у крестьянина денег не находилось, он становился дворовым человеком. Как видим, отсутствие крепостного права создавало для крестьян условия жизни гораздо худшие, нежели при крепостном праве, имевшем место на Московской Руси. Парадоксально, но отсутствие крепостной зависимости крестьян обрекало их на полное бесправие. Налогами были обложены земли, водоемы, охотничьи угодья, сенокосы и даже православные церкви.

Конечно, от произвола польских панов страдали и польские, и литовские крестьяне, но крестьяне-католики могли договориться со шляхтичами и помещиками - они оставались "своими", несмотря на социальную рознь. У православных же не было такой возможности: польские паны их слушать не хотели, ибо они были "чужие", "схизматики". Именно в силу этого различия ни польские, ни литовские крестьяне никаких крупных бунтов или восстаний против панов, несмотря на всю тяжесть эксплуатации, не устраивали. А православным, напротив, ничего другого делать не оставалось, и с конца XVI в. восстания русских шли одно за другим. Апофеозом долгой борьбы православия и католицизма по праву считается восстание Богдана Хмельницкого, положившее начало освободительной войне на польской Украине. Полностью с главой «Воосоединение» из книги «От Руси до России» можно ознакомиться по следующей ссылке:
http://gumilev.narod.ru/p3ch03.htm или http://gumilevica.kulichki.net/R2R/index.html 
Интересно, что Л.Н.Гумилев подчеркивает неизбежность выбора украинского народа, ибо этот выбор был сделан на основе естественного мироощущения.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сейчас 58 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

no events

Сегодня событий нет

.