Не зная истории, нельзя знать, зачем мы пришли в мир, для чего живем и к чему стремимся                          В. Ключевский

Нашествие

По материалам книги З.Е. Протченко "Земля Мглинская - родной край"

В начале Отечественной войны 1941—1945 годов под ударами подавляющих сил противника наши войска с тяжелыми боями отходили на восток.

В нашем направлении в течение июля отступала 4 Армия, имевшая задачу остановить немцев на линии Пропойск—Кричев.

Ослабленная в непрерывных боях, 4 Армия не смогла выполнить поставленную задачу, и в середине июля 1941 года немцы захватили Пропойск (переименованный в Славгород после войны), затем Кричев и вышли к реке Сож от Пропойска до Мстиславля.

Фронт приблизился так, что в западной стороне Мглинского района хорошо различались разрывы бомб и снарядов. С этого времени угроза вражеского вторжения в пределы Мглинского района становится реальной. Во Мглин начинают поступать тревожные сведения, и районные власти принимают экстренные меры. Проводится срочная мобилизация военнообязанных. Усиливается отправка трудоспособного населения в район Жирятино на строительство оборонительных сооружений и строительство эскарпа между Писаревкой и Унечей, готовится колхозный скот к эвакуации, даются указания о порядке поведения населения в угрожаемом районе.

Однако части 4 Армии остановили немцев на р. Сож. Частыми контрударами ослабили наступательный порыв 2-й Армии и  2-й танковой армии Гудериана. Попытка немцев на резиновых лодках и вплавь форсировать Сож оказалась неудачной. Части 55 СД (из 4-й Армии) отбили атаку и отбросили врага на противоположный берег.

На этом участке фронта до конца июля установилось относительное затишье.

Теперь напряженность в районе несколько ослабла, исполнение распоряжений об эвакуации несколько раз откладывалось, создавалось впечатление, что враг надежно остановлен на р. Сож и дальше не пройдет. Но затишье оказалось призрачным и кратковременным. Гудериан усиленно готовился к широкому наступлению против нашей 4 Армии, которая к этому времени была так ослаблена в боях, что вошла в состав 13 Армии нашего Центрального фронта. (25.07.1941 года 13 Армия из Западного фронта была передана вновь созданному Центральному фронту).

55 СД, теперь уже 13 Армия, продолжала удерживать свои позиции, но правее ее (в сторону Рославля) наших войск не было, и этим воспользовался Гудериан.

1 августа из района Кричев—Мстиславль мощная группировка танковых и механизированных частей Гудериана двинулась на Рославль и после массированного удара авиации к вечеру 2 августа захватила Рославль.

Теперь над Мглином нависла прямая угроза вражеского вторжения. Мглинский РК КПСС (секретарь Я. П. Петренко) развернул огромную организаторскую работу по эвакуации и по оказании помощи фронту. [Д. А. Морозов. О них не упоминалось в сводках. — Москва: Воениздат, 1965, с. 56—71].

 

Энергично осуществлялась отправка военнообязанных в пункты формирования, трудоспособных невоеннообязанных на строительство оборонительных сооружений. Был сформирован истребительный батальон во Мглине и истребительные группы в ряде сел района, колхозный скот спешно угоняли в тыл, эвакуировали районные учреждения, детдом, семьи активистов. РК партии расставил свои силы для борьбы в тылу в случае захвата района немцами, отправил автомашину стрелкового оружия в Лех за Хорновку; давал указания сельским парторганизациям о проведении необходимых мероприятий в угрожаемом районе, проводил разъяснительную работу среди населения. И все-таки люди не хотели верить и не верили, что беда неотвратима. Они успокаивали себя, полагая, что если немцы продвинутся дальше от Рославля, то скорее всего пройдут мимо. В эти тревожные дни многие успокаивали себя известным евангельским изречением «да минует меня чаща сия».

Но война не прошла стороной. И хотя можно было предположить, что, захватив Рославль, Гудериан пойдет прямой дорогой на Жуковку—Брянск но он, подтянув силы из Кричева, Климович и Рославля, 6 августа двинул свою армию в направлении Мглин—Унеча—Стародуб—Сураж—Клинцы.

До 12 августа части 13 Армии вели упорные бои с подавляющими силами противника, а с 12 августа, измотанные и ослабленные в боях, отходили в сторону Новозыбкова, Унечи, Мглина, Почепа, Брянска, не имея сил остановить механизированную лавину войск Гудериана.

В это время Мглинский РК КПСС и райисполком продолжали эвакуацию людей и учреждений. Еще не полностью ее закончили, как утром 16 августа из Дегтяревки по телефону позвонили в Цинку, что движется большая колонна немецких войск, а потом из Цинки тоже по телефону сообщили во Мглин, что немцы вступают в Цинку.

В пятом часу пополудни 16 августа немецкие танки, двигавшиеся по рославльскому большаку, показались на северной окраине Мглина. По рассказам очевидцев, только головной танк шел по городу с  закрытым люком.

Вслед за ним танковая колонна немцев шла с открытыми люками и на изгибе Октябрьской улицы была обстреляна нашими солдатами из автомашины, которая затем спешно ушла в сторону Унечи.

За танками потянулись другие воинские формирования немцев на Мглин из Рославля, и не только из Рославля. Из Нивного тоже двигались разного рода вражеские войска по наведенному мосту через Ипуть на Луговец—Голяковку—Косары—Чешуйки и вступали в город вместе с немцами, наступавшими из Рославля.

В течение недели с утра до вечера из Нивного через Луговец—Косары на Мглин ехали крытые брезентом автомашины с немецкой пехотой, ломовые лошади натужно тянули артиллерию, ехали мотоциклисты и велосипедные подразделения, шла польская кавалерия, финские и венгерские части, шли пешим строем изможденные австрийские солдаты, которые то и дело спрашивали у местных жителей: «Далеко ли до Москвы?»

 

Штурмовые удары по мотомехколоннам 30.08.1941г.

http://www.allaces.ru/p/episode.php?id=108

 

Согласно оперативным сводкам ВВС Брянского фронта 30.08.1941 г. три звена Ил-2 237-го шап (60-я сад) последовательными ударами одиночных самолетов уничтожили и повредили до 20 автомашин с грузами и пехотой на дороге Крупец-Липовка, до 45 машин на дороге Луговец-Мглин, подожгли до 20 автомашин на дороге Разрытое-Мглин. На дороге Рославль-Липовка штурмовикам удалось повредить 3 танка.

От огня зенитной артиллерии, которая прикрывала мотомехколонны, полк потерял 4 экипажа: из боевого вылета не вернулось звено в составе командира звена ст. лейтенанта Азаренко, мл. лейтенанта Извекова и мл. лейтенанта Маякова. Не вернулся на свой аэродром и старшина Денисенко.

245-й шап (11-я сад) пятью экипажами атаковал танковую колонну в районе Темная, Любовна. Прямыми попаданиями РС и АЖ-2 было уничтожено 4 танка и 5 автомашин. С боевого задания не вернулись два экипажа.

217-й шап (1-я раг) нанес бомбоштурмовой удар по скоплению танков и мотопехоты в районе Оболонь, Гавриловка, Будище и севернее Короп по левомуберегу реки Десна. Удар наносился с высоты 50 м. Экипажами отмечались прямые попадания по 3-4 танкам и 2 зенитным точкам. 5 Ил-2 получили повреждения от зенитной артиллерии.

Источники информации:

1. Перов В.И., Растренин О.В. Штурмовая авиация Красной Армии. - М.: Издатель А.С. Акчурин, 2003. - Том 1. Суровая школа

Одурманенные гебелевской пропагандой, они, вероятно, еще не понимали, что до Москвы им, да и не только им, не дойти никогда.

От Суража через Лопазну на Мглин тоже тянулись длинные колонны немцев несколько недель. Так с 3-х сторон вступали во Мглин немецкие войска и отсюда направлялись частью на Почеп, частью в сторону Унеча—Стародуб. И не было в Мглинском районе ни одной дороги, не занятой немцами, движущимися на восток, и не было ни одного селения, в котором не истоптали бы чужую землю тяжелые немецкие сапоги. Люди видели бесчисленные вражеские войска, вооруженные могучей техникой, слышали подавляющий гул моторов на земле и в воздухе и все-таки не верили, что наступил конец, ободряли себя радостными слухами, будто на рославльском большаке вот-вот разобьют немцев.

Такие слухи распространялись по району потому, что наша 55 кавдивизия генерала Калмыкова (16 тыс. конников), совершив рейд на 60 км вглубь войск Гудериана, действительно сосредоточилась в лесах севернее Мглина для нанесения удара по механизированным частям противника, двигавшимся по большаку из Рославля на Мглин—Почеп—Унеча—Стародуб.

На расстоянии 2—3 км от большака кавалеристы следили за передвижением немцев, общались с местным населением, появлялись во многих деревнях, собирая разведданные. Переодетый в гражданское платье помощник начальника политотдела дивизии вел разведку в самом Мглине и его окрестностях, имея разветвленную сеть осведомителей из местного населения.

В штаб дивизии приходили группы людей из Мглинского, Клетнянского, Почепского районов, готовые оказать помощь 55 кавдивизии, штаб которой находился в лесу в пяти километрах от Белькова.

В штаб 55 кавдивизии пришли и первые партизаны из Мглина Попченко П. С. и Леонтьев А. М. Хорошо зная свой район, они выполняли указания штаба по сбору разведданных. Штаб 55 кавдивизии имел полные сведения о противнике, а немцы не знали, что находятся под постоянным наблюдением большой группы советских войск, и беспечно передвигались по большаку без разведки и даже без должной охраны штабов.

Поэтому удар 55 кавдивизии оказался бы неожиданным для врага и стоил бы немцам больших потерь. Но генерал Калмыков не проявил решительности, ожидая одновременно удара наших наземных войск и авиации, ждал дополнительных указаний от штаба Брянского фронта (фронт был образован 16 августа 1941 года в начале в составе 13 и 50 Армий) и, простояв без дела около недели, отошел в сторону Брянска, за что вскоре был отстранен от должности комдива [А. М. Василевский. Дело всей жизни. — М.: Политическая литература, 1974, 139—146].

     В эти же дни 17, 18 и 19 августа, когда 55 кавдивизия стояла в лесах севернее Мглина, 45 стрелковый корпус 13 Армии вел тяжелые бои в районе Унечи с задачей между Мглином и Унечей вырваться из окружения и занять фронт по линии Павловка—Ветлевка.

В дневнике от 21 августа 1941 года начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер записал: «Части противника прорвались через фронт группы Гудериана в районе Унеча [Ф. Гальдер. Военный дневник. — М.: Воениздат, 1971, т. 3, с. 293].

К полудню 20 августа 45 стрелковый корпус действительно вырвался из окружения, но понес крупные потери, получил приказ отойти на восток и занять оборону на р. Судость. На реку Судость отходили и другие части 13 Армии. Надежда на скорое изгнание немцев с родной земли угасла у населения Мглина и района.

Здесь может быть помещена  фотография р.Судость  с указанием вашего имени и фамилии

Однако в начале сентября по деревням района снова пошли неизвестно откуда взявшиеся слухи, что немцев скоро прогонят с Мглинской земли. И основания для таких слухов были.

В ночь на 30 августа командующий Брянским фронтом генерал-лейтенант А. И. Еременко получил директиву — Брянскому фронту перейти в наступление, очистить от немцев захваченные территории Брянской области и, развивая наступление на Кричев—Пропойск, к 15 сентября выйти на линию фронта Петровичи—Климовичи—Новозыбков—Щорс.

Для выполнения такой задачи Ставка усилила Брянский фронт двумя армиями. С 26 августа упразднялся Центральный фронт, а его 3 и 21 Армии переданы Брянскому фронту.

Брянский фронт в составе уже 4-х армий (13, 50, 3 и 21), усиленный 450 боевыми самолетами, 2 сентября перешел в общее наступление/, не имея необходимых сил для осуществления намеченного плана.

В упорных боях Брянский фронт нанес крупные потери немцам (немцы потеряли 20 тыс. убитыми, ранеными и пленными, около 300 танков, около 200 самолетов, около 1000 автомашин), прикрыл Московский стратегический район с юга, не пропустил через свои войска к Москве 2-ю полевую и 2-ю танковую армии Гудериана, но с 15 сентября вынужден был перейти к обороне, на сдвинув Гудериана с места  [Брянский фронт. — Тула: Приокское книжное издательство, 1973, с. 6].

Почеп, Мглин, Стародуб, Унеча и другие ранее захваченные территории Брянской области оставались в руках у немцев. Так установилась очень мрачная, невыносимо тяжелая пора немецкой оккупации в Мглинском районе. Началась она с 16 августа 1941 года и продолжалась до 22 сентября 1943 года, то есть 2 года и 36 дней.

Накануне оккупации

По материалам книги "Непокоренная земля Мглинская"

Первомайская демонстрация

Наступил 1941-й год...

Партийное и советское руководство Мглинского района было озабочено одним — выполнением в срок плановых заданий по проведению посевной компании, выращиванию урожая и его уборке, обмолоту зерновых и сдаче поставок государству, увеличению поголовья скота и птицы, дальнейшему развитию животноводства в целом, решению социальных и культурных задач в районе. Хлопот у районного начальства было невпроворот. Но тревожило одно — будет ли наступивший год мирным. Уж больно много было оснований для тревог по части мира и войны...

Первомайская демонстрация, точнее митинг трудящихся, на центральной площади Мглина прошел организованно и торжественно. В нем участвовали приглашенные представители партийного, советского и колхозного актива близлежащих сел и деревень. После митинга, по традиции, актив собрался в райкоме партии. Секретарь райкома Петренко Я.П. поблагодарил собравшихся за хорошую организацию праздничного мероприятия, поздравил еще раз с Первомаем и пожелал всем успехов в труде. Он подвел краткие итоги весенне-посевной компании, подчеркнув, что полевые работы далеко не завершены и предстоит большая и напряженная работа. Он отметил ряд передовых коллективных хозяйств и выразил их руководителям и всем труженикам этих колхозов глубокую благодарность.

 

О возможности войны. Выступление секретаря райкома Петренко Я. П.

Наступила пауза. Петренко тихо барабанил пальцами левой руки по столу, обводил всех своим пытливым взглядом, ничего не говорил. Зал затих. Все ожидали, что он скажет сейчас что-то особо важное. Вдруг Петренко неторопливо начал: - Товарищи! Я не хотел поднимать этот вопрос, но вижу, что его не обойти. Речь вот о чем: в последнее время усилились разговоры о том, что вот-вот должна начаться война, что германцы не сегодня-завтра нападут на СССР. Распространяются различного рода слухи, один крепче другого, вызывающие у людей тревогу. В некоторых деревнях судачат о том, что кто-то где-то видел спускающихся в ночное время парашютистов, а в кустарниках — подозрительных людей и т.д. Короче, нагнетаются страхи, у отдельных людей возникают панические настроения. Конечно, бдительность проявлять надо. Новозбуждать тревогу у людей, распространять нелепые слухи и сеять панику — это недопустимо. Должен сказать, что никто из нас не должен поддаваться этим слухам, тем более, что они не имеют под собой никаких оснований. ЦК партии, Советское правительство и лично товарищ Сталин принимают все необходимые меры, чтобы Договор о ненападении между Германией и СССР неукоснительно соблюдался. Советская сторона строго соблюдает Договор и не дает ни малейшего повода для провокаций, для развязывания конфликта. Советское руководство надеется, что Германия также будет строго соблюдать Договор о ненападении. В этих условиях, товарищи, наша задача — разъяснять людям обстановку, развенчивать нелепые слухи и успокаивать людей, чтобы они трудились, не тревожась за завтрашний день. Надеюсь, что это всем ясно.

 

Советская граница не…курортная зона. Выступление директора МТС Емельянцева Т. А.

— Ясно-то оно ясно, Яков Петрович, — вклинился в разговор Терентий Алексеевич Емельянцев. — Только мне многое непонятно.

—Что Вам непонятно, Терентий Алексеевич? — спросил Петренко.

—  Непонятно, Яков Петрович, почему это немцы сочли советскую границу подходящей для отдыха своих войск? Советская граница — это не курортная зона. Немцы сосредоточили у советской границы армаду своих войск, мне думается, не для отдыха. Пол-Европы Германия подмяла под себя и теперь, поди, думает, что можно и СССР подмять. Здесь должна быть полная ясность. Если Германия мобилизовала все свои силы, промышленность и армию, совершила агрессию против ряда стран в Европе, то где гарантия, что она не совершит агрессию против нас? Думаю, что такой гарантии нет. И в этой ситуации мы ничего не предпринимаем. Мы не видим и не чувствуем, чтобы что-то делалось для подготовки страны к отпору возможной агрессии.

По залу прошел шумок. Раздались голоса в поддержку мнения Емельянцева.

Попросили слова и с места кратко высказались Филипп Иванович Бабунов из Великой Дубровы, Потап Михайлович Родоманов из Вормино и Александр Васильевич Ковалев из Трусовки. Все трое выразили свое солидарное мнение с тем, что сказал перед этим директор Молодьковской МТС Терентий Алексеевич Емельянцев.

Слухи … и реальность. Выступление Родоманова П. М.

Потап Михайлович Родоманов высказался более определенно и категорично: — Товарищи! О чем мы тут толкуем? Это хорошо, что Яков Петрович затронул эту тему. А то мы все о посевной да об уборочной страде... А сегодняшний разговор — это самая болевая тема. Она волнует всех. У нас, в Вормино, где бы мужики не собрались, только об одном и гутарят — будет война или не будет, попрут на нас немцы или не отважатся? Бабы проходу не дают: — Мужики, хоть бы вы что-нибудь толком объяснили — правда, что германцы против нас войну затевают? Или это брехня?

Вас же, мужиков, первыми на войну зазывать начнут... — Что им на это ответить? Так что в этом вопросе надо иметь ясность. А насчет слухов, скажу так: и парашютистов видели, и еще в прошлом году видели на пне во ржи следы заточки цветных карандашей, и еще кое-что видели. Так что, Яков Петрович, никаких панических слухов нет. А что есть, то есть. Только вот никто толком этого не объясняет. А паниковать... Чего нам паниковать? Конечно, война — это плохо. Но уж коли полезут — будем драться, нам не привыкать. Наша матушка-земля всякого натерпелась, каких только иноземцев не повидала... Швед заявился — побили шведа, здесь же, во Мглине и побили, первый отлуп ему здесь дали. А потом под Стародубом крепко поколотили. Ну, а под Полтавой, известное дело, Петр I погром им устроил, да так, что шведы несолоно хлебавши убрались. С тех пор не суются больше.

Раздался хохот. Зал оживился. Все начали подбадривать: — Давай, давай, Потап Михалыч, верно глаголишь.

Ободренный поддержкой своих товарищей, Родоманов продолжал: — Поляки были охочи до наших земель. Польскую шляхту тоже отвадили. Потом Наполеона отучили ходить на Россию. Так что, ежели немцы не извлекли для себя уроков, то...— Родоманов немного замялся, а потом добавил: — Яков Петрович! Если придется, постоим достойно за матушку-Россию, не посрамим честь земли русской. Вот и весь сказ, Яков Петрович. Раздались дружные аплодисменты — знак поддержки Родоманова.

 

О Мюнхенском сговоре и договоре с Германией. Выступление Давыденко С. М.

Зааплодировал и Петренко. В эту минуту сидевший рядом Давыденко шепнул Якову Петровичу на ухо: — Надо закруглять этот разговор, кажется, не туда заехали. Дайте мне слово. Петренко объявил: — Слово имеет Семен Максимович. Давыденко встал из-за стола, слегка откашлялся и, как бы оправдываясь, начал: — Товарищи, мы не планировали обсуждать эту неподъемную тему, но раз уж так получилось, давайте определимся в этом вопросе. Вот тут говорили о необходимости иметь ясность в вопросе о войне. Это верно. Вы правильно ставите вопрос. Пламя второй мировой войны разгорается все больше и больше. Виновником ее развязывания является Германия. Но не только Германия. Предвидя это, советское руководство предлагало Англии и Франции заключить договор о коллективной безопасности в Европе и, таким образом, в лице Англии, Франции и СССР создать противовес против Германии, не дав ей возможности развязать агрессию в Европе. Англия и Франция не приняли советские предложения, отвергли их. Напротив, они пошли на сговор с гитлеровской Германией, развязав, тем самым, руки Гитлеру для осуществления агрессии против Австрии, Чехословакии и Польши. В результате известного Мюнхенского сговора, Франция и Англия стали жертвами гитлеровской Германии. С нападением на Польшу в сентябре 1939 года началась вторая мировая война. Почему себя так вели Франция и Англия, отвергая единственно разумные предложения СССР? Потому, что у них были иные цели, а именно — столкнуть во что бы то ни стало Германию с Советским Союзом. Они рассчитывали, что в результате этого столкновения Германия будет серьезно ослаблена и тогда они, Франция и Англия, смогут решить все свои стратегические задачи в Европе. Что оставалось делать Советскому руководству в этих условиях? Оставалось принять предложение Германии о заключении Пакта о ненападении. И такой пакт был подписан Молотовым и Риббентропом. Был ли какой резон заключать нам с Германией такой пакт? Был, несомненно, был. Он давал нам мир, а, стало быть, — возможность поднять на новый, более высокий уровень нашу экономику, укрепить нашу доблестную Красную Армию, обеспечить ее новейшими образцами военной техники и вооружения, подготовить страну к отпору агрессии. Вот что главное. Важно, чтобы Договор о ненападении строго соблюдался обеими сторонами. Как уже говорил Яков Петрович, советская сторона неукоснительно соблюдает договор и не дает ни малейших поводов для различных инсинуаций и развязывания войны. Так оно есть на самом деле, так это нужно понимать и разъяснять нашим людям. У меня все, товарищи. Думаю, что на этом надо завершить нашу встречу и за работу, товарищи!

 

Заключительное слово. Выступление Петренко Я. П.

Встречу завершил Яков Петрович Петренко, сказав в заключение:

— Мне думается, что мы внесли в поднятый вопрос ясность для его правильного понимания и толкования. Что касается мнения Терентия Алексеевича и тех, кто с ним солидарен, то должен сказать: мнение это ошибочно. Пусть никто из вас не сомневается, что делается многое, делается все необходимое, что только под силу нашему государству на данном этапе. Не обо всем можно говорить, но кратко скажу — ускоренными темпами ведется развитие всех отраслей народного хозяйства и, не в последнюю очередь, оборонной промышленности. Разработаны и выпускаются новейшие образцы военной техники и вооружения — танки, артиллерийские системы, боевые самолеты, стрелковое оружие и др. Ускоренными темпами ведется подготовка военных кадров. Наращиваются стратегические запасы топлива, сырья, продовольствия и т.д. Делается многое другое.

—  На днях, — сказал Петренко, — я выезжаю в Орел на совещание партийных руководителей области. По возвращении мы постараемся с вами встретиться и проинформируем по всем интересующим вас вопросам. Мы благодарим выступивших тт. Бабунова, Родоманова, Ковалева и Емельянцева. Всем желаем успехов. Николая Федоровича Дроздова, как заведующего отделом пропаганды и агитации райкома партии, я прошу подготовить совместно с оргинструкторским отделом свои соображения, какие мероприятия необходимо провести в городе и во всех колхозах по разъяснению международной обстановки. Подготовить и доложить мне, когда я возвращусь из Орла. Вас, Семен Максимович, я прошу взять это на контроль. Все, товарищи, до свидания, — закончил Петренко.

На этом встреча руководства района с активом закончилась.

Петренко задержал на несколько минут ответственных работников райкома и объявил: — А сейчас, товарищи, все идем в столовую и вместе с активом отобедаем по случаю праздника. Актив знает, что для него приготовлен праздничный обед, об этом всем активистам было объявлено заранее.

—  Стефан Евдокимович, — обращаясь к Анищенко, секретарю Мглинского райсовета, — ведите нас, Вам поручено это мероприятие. У Вас там все готово? — спросил Петренко.

— Все в лучшем виде, Яков Петрович, — ответил Анищенко. У меня там целая бригада работает по обеспечению мероприятия.

— Ну, хорошо, — одобрительно сказал Петренко, — и все организованно направились на праздничный обед.

Кустарное производство

По материалам книги З.Е. Протченко "Земля Мглинская - родной край"

Есть статистические данные, из которых явствует, что на 1 января 1895 года во Мглине проживало 11072 человека обоего пола. Из этого числа 88 процентов составляли люди, занимающиеся производительным трудом. Из числа трудящихся 2256 горожан относились к земледельцам, остальные работали по найму у хозяев или занимались различным ремеслом в своей семье или на дому у заказчика. Это были кушнери, ткачи, сукновалы, красильщики, кожевники, сапожники, портные, медники, гончары, каменщики, кузнецы, рабочие пенькотрепален, кирпичных предприятий, мельниц, крупорушек, маслобоен, разнорабочие.

В дооктябрьский период и после Октября свои изделия мглинские кустари реализовывали на местном рынке. Помимо четырех многолюдных ярмарок в году, во Мглине собирались базары три раза в неделю — в воскресенье, среду и пятницу.

Трудно перечислить все виды изделий мглинских кустарей, поступавших на рынок, но в воскресенье и в ярмарочные дни во Мглин еще привозили массу кустарных изделий из многих селений уезда, особенно из деревень заипутьского куста. За двадцать и более километров крестьяне-кустари везли во Мглин на продажу крестьянские повозки, колеса, дуги, сани, полозья, деревянную посуду, в том числе сделанную из моренного дуба, веретена, мотовила, самопрялки, гребни, гребенки, ручные ткацкие станки, разукрашенные детские коляски, другие изделия. Особой популярностью пользовались обожженные глиняные горшки из Дедовска, находившегося на западной окраине уезда. Крестьяне западных селений предпочитали покупать не мглинскую, а дедовскую глиняную посуду, отличавшуюся особой прочностью и завидной вместимостью.

Дедовские горшечники полностью распродавали свой товар, не доезжая до Мглина. На мглинском рынке пользовались спросом гончарные изделия Степана Лисовского, привозимые из Лайковки. 

Здесь может  быть помещена  фотография с. Лайковка – глиняные карьеры с указанием вашего имени и фамилии

 В самом Мглине потомственными горшечниками-кустарями были Сельверст Герасимович Воробьев, Лука Васильевич Летяго, род Жуглей. Их гончарные изделия и детские глиняные поделки — петушки, коровки, коники, солдатики и другие игрушки продавались не только на мглинских базарах, но и в Сураже.

Однако, кустарная промышленность, разбросанная по мелким частным хозяйствам и основанная на давно устаревшем ручном способе производства, изжила себя, не имела никаких перспектив для развития и нуждалась в коренной перестройке;

Перестройка произошла в 1928 году, когда мглинские кустари-одиночки объединились в кустарно-промысловую кооперацию (кустпром). В кустпром сразу объединились более 500 кустарей.

Они избрали правление и организовали цехи: сапожный (75 человек), овчинный (80 человек), кирпичный, объединивший все частные цегельни (их было 21) с числом сезонных рабочих около 120 человек, кузнечный (15 кузнецов), имевший механические ножни для отрезания лемехов и отвалов, бондарный, столярный. В кустпром вошла лесопилка, ранее принадлежавшая лесопромышленнику Левитану, перевезенная во Мглин из ворминских лесов с восемнадцатисильным локомобильным двигателем, который вскоре заменили мощным двигателем, взятым из национализированной мельницы Кухмана. Этот двигатель бельгийской марки работал на мглинском лесозаводе и после Отечественной войны, вплоть до 60-х годов.

Вошла в кустпром и транспортная артель, имевшая 21 лошадь. Аппарат управления кустпрома состоял из трех человек — председателя, завпроизводством, кладовщика. Кроме них к управленческому аппарату относились бухгалтер, пом. бухгалтера, счетовод. Все остальные члены кустпрома занимались производительным трудом в цехах. Доходы кооперативного производства делились в соответствии с количеством труда, затраченного каждым членом кустпрома при изготовлении товаров.

В кооперативных предприятиях высокопроизводительным трудом отличались многие рабочие. Среди них особо выделялись кушнери Стефан Борисович Деревянко, постоянно выполнявший две нормы, и Филипп Савельевич Тимошенко, выполнявший план на 150—170 процентов; кузнецы Андрей Яковлевич Власов и Иван Иванович Непомнящий с сыном Данилом Ивановичем, систематически поощрявшиеся премиями в конце каждого квартала за  перевыполнение плана и высокое качество работы; сапожники Дмитрий Федорович Мажуго, изготовлявший вручную за смену пару хромовых добротных сапог для комсостава, когда другим сапожникам для пошива пары сапог требовалось два дня работы, и Василий Трифонович Зубарев, отличавшийся изящным пошивом дамской обуви.

Одежда, обувь, столярные и другие изделия кустпрома выполнялись по нарядам, отправлялись в Смоленск, Донбасс, частично реализовывались на мглинском рынке. Скоро, однако, выяснилось, что кустпром, весьма громоздкая организация, нуждается в реорганизации.

Как помнит бывший завпроизводством С. В. Балин, реорганизация кустпрома произошла в 1933 году. Сапожный цех стал сапожной артелью «Боевик», из кузнечного цеха образовалась кузнечная артель, возникла артель «Стройматериалов», «Швейная», артель «Пищевик». Самостоятельными стали кирпичный завод и лесозавод с цехами: бондарным,  столярным, лесопиления. Так с 1933 года все артели и заводы во Мглине стали самостоятельными кооперативно-государственными предприятиями и в таком виде просуществовали до середины августа 1941 года. До войны во Мглине работали еще локомобильная осветительная электростанция, основанная вскоре после гражданской войны, маслозавод, построенный в 1928 году, МТС, организованная в 1929 году, крахмальный завод, построенный в 1931 году. В довоенное время во Мглине работала и пекарня, полностью на ручном труде.

В сельской местности перед войной работали небольшие маслозаводы, построенные в 30 годы в Деремне, Лопазне, Католино, и молочно-сепараторные пункты в Молодькове, Луговце, Соколовке, Осколкове, Романовке, Ширковке, тоже организованные в 30 годы. Работала молодьковская МТС, организованная в 1938 году. Мглинская и молодьковская МТС перед войной уже оказывали существенную помощь колхозам района в механизации трудоемких работ. Работали и водяные мельницы в Ветлевке, Косарах, Александровке, Займище и некоторых других деревнях.

Так выглядела мглинская промышленность накануне вторжения немецко-фашистских войск в пределы Мглинского района.

Становление Советской власти

По материалам книги "Непокоренная земля Мглинская"

Большевизация советов

После победы Октябрьской социалистической революции в 1917 году в Мглинском уезде коммунисты развернули борьбу за большевизацию советов в городе, волостях, селах и деревнях уезда. Одним из первых большевиков здесь был мглинчанин — бедняк Жаровня Иван Филиппович, вступивший в партию еще до Октябрьской революции. Юношей он уехал на заработки в Екатеринославль (Днепропетровск), поступил на работу на завод, где много лет проработал рабочим. Здесь он и вступил в большевистскую партию. Вернувшись во Мглин, он стал членом первого уездного совета, оказывая на него свое партийное влияние.

Другой большевик — бедняк из деревни Кипти — Пузанов Василий Фомич, тоже много лет работал на заводе в Екатеринославле. Большевиком стал в первые дни революции. Он принимал деятельное участие в становлении советской власти на Мглинщине, а в 1918 году стал председателем ЧК во Мглине.

Одним из первых большевиков в сельской местности был Фицов Михаил Федосович, сын луговецкого кузнеца. Будучи кочегаром на корабле, воспринял большевистские идеи и, вернувшись домой после Октября, во Мглине вступил в большевистскую партию. В 1918 году стал председателем волостного исполкома в селе Нивное, а затем в Костеничах. После Октябрьской революции многие фронтовики возвратились домой большевиками, а многие вступили в партию по возвращении с фронта. Они и создали во Мглине уездный комитет партии, который, в первую очередь, сосредоточил свои усилия на организации большевистских советов в городе, селах и деревнях уезда.

 

Уездный совет

После Октябрьской революции советская власть довольно быстро устанавливалась по всей стране. В ряде областей России установление советской власти не обошлось без вооруженной борьбы. Во Мглине это происходило мирно, путем переизбрания совета, который был создан еще в марте 1917 года, т.е. вскоре после Февральской революции.

В первый состав уездного совета вошли большевики: Андросенко СВ., Жаровня И.Ф., Барзилович Леонид, братья Моисей и Лазарь Галковичи, Лайков С.Н., Маюров А.С, Озеров Д.М., Пузанов В.Ф.,Согнибеда ГВ., Элькинд К.Д., братья Говзманы и другие. Исполком совета состоял из 28 человек. Большинство из них были большевиками, меньшинство составляли левые эсеры.

 

Левые эсеры

Мглинские эсеры в то время фактически являлись социал-демократами, а в городе и сельской местности их просто называли «демократами». Своей партии и партийной организации они не имели. Соответственно они не имели ни Устава, ни Программы. В ноябре 1917 года партия эсеров раскололась. Вот тогда они, мглинские социал-демократы, были собраны Шимановским П.Б., и он объявил их левыми эсерами. Мглинские эсеры, как и раньше, по-прежнему вместе с большевиками укрепляли советы, строили новую жизнь в уезде. Они не были противниками советской власти. Они стояли на позициях свержения самодержавия, установления демократической власти в стране, изъятия у помещиков земли и раздачи ее крестьянам.

Мглинская группа левых эсеров во главе с Шимановским откололась от Черниговского губернского комитета эсеров и при выборах в Учредительное собрание агитировала и голосовала за кандидатов большевистской партии. Сам Шимановский, стоявший на эсеровских позициях, твердо встал на позиции большевиков, целиком разделяя идеи В.И. Ленина, его указания по организации и укреплению советской власти. Мглинский уездный комитет партии всецело доверял Шимановскому как председателю уездного исполкома и поддерживал его деятельность. Позднее часть эсеров вступила в партию, другие остались беспартийными, но деятельно участвовали в организации колхозов, работали в советских учреждениях.

 

Мятеж против Советской власти

Следует, однако, отметить, что в действительности между эсерами и большевиками были разногласия и непримиримая идейная борьба, происходившая из-за влияния на массы в деревне и в самом Укоме партии. В борьбе с эсерами создавались и крепли большевистские организации в Мглинском уезде. К концу 1919 года ни самих эсеров, ни их влияния в органах власти уже не было ни в городе, ни в сельской местности. Тем не менее, борьба за власть Советов и после этого проходила в противоборстве с силами, которые не питали любви к советской власти и вели против нее яростную агитацию. Эти силы представляли белое офицерство, представителей помещичьего и дворянского сословия, кулачество, противников выхода из состава Украины и присоединения к РСФСР, других недовольных временно возникшими трудностями в социальной сфере. Трудностей, возникших из-за первой мировой войны, было, конечно, немало. Спекулируя на них, вражеская пропаганда и агитация сбивала с толку многих людей и они пополняли ряды контрреволюционеров. Эти силы в конце марта — начале апреля 1918 года подняли во Мглине мятеж, направленный против советской власти. Был зверски убит председатель исполкома уездного совета Шимановский П.Б. и ряд патриотов, организаторов советской власти Штырхунов Петр Яковлевич (из Пинки), Протченко Илья (из Голяковки), Хомяков Наум (из Нетяговки). 2 апреля подоспевший из Унечи отряд красногвардейцев, численностью до 300 человек, подавил мятеж и освободил из тюрьмы патриотов, посаженных туда мятежниками. Мятежники, даже те, которым удалось скрыться в Воронеж и в Сибирь, понесли по закону заслуженную кару.

Таким образом, советская власть, поддерживаемая на Мглиншине большинством народа, вынуждена была прибегать к вооруженной борьбе, дабы защитить интересы трудящихся. И в дальнейшем, даже в 30-е годы, когда создавались коллективные хозяйства на селе (колхозы) и велась напряженная работа по их укреплению, советской власти на Мглинщине приходилось множество раз иметь дело с подрывными вылазками вражеских элементов, которые в ряде мест поджигали мельницы, выводили из строя сельхозтехнику, вносили элементы дезорганизации во время посевных компаний и уборочных работ, воровали и прятали зерно, чинили другие всевозможные пакости. Такие проявления имели место в деревнях: Шумарово, Кипти, Осколково, Николаевка, Луговец, Молодьково, Цинка, Симонтовка, Шеверды и др.

 

Образование Мглинского района

Мглинский уезд сохранялся до 1921 года. В этом году официально был образован Мглинский район в составе семи волостей: Мглинской, Павловской, Балыкской, Романовской, Шумаровской, Костеничской и Нивнянской. В 1922 году Мглинский район был переименован в Мглинскую волость, которая вошла в состав Клинцовского уезда Гомельской губернии. 1 января 1927 года Клинцовский уезд был присоединен к Брянской губернии, а в январе 1929 года Президиум ВЦНИК постановил создать Западную область с центром в Смоленске, куда вошла и Брянская губерния. В 1929 году Мглинская волость стала именоваться Мглинский район Клинцовского округа Западной области7.

 

В составе Орловской области

В сентябре 1937 года ЦИК постановил Западную область и Курскую область разделить на Смоленскую, Орловскую и Курскую. Мглинский район отошел в состав Орловской области. Площадь Мглинского района составила 1.470 кв. км, что на 2.314 кв. км меньше территории, которую занимал Мглинский уезд в 1916 году. Тогда его площадь составляла 3.784 кв. км, население 186, 3 тыс. человек, волостей — 17, населенных пунктов — 5398.

Такой сложный путь административно-территориальных преобразований прошла Мглинская земля. На этой небольшой территории в течение короткого исторического отрезка времени прошли значительные события. Важнейшим из них были социалистическое строительство, борьба с немецко-фашистскими захватчиками, возрождение разрушенного врагом народного хозяйства района.

 

НЭП

С окончанием гражданской войны, когда Красная Армия к концу 1920 года одержала решающие победы, в стране наступил долгожданный мир. Создались благоприятные условия для строительства новой жизни. Мглинчане с большим энтузиазмом взялись за развитие своего родного края. Главным делом было вывести из нужды мелкотоварное крестьянское хозяйство. Вождь Октябрьской революции В.И. Ленин тогда предупреждал: «Без практического массового улучшения хозяйства мелкого крестьянина нам спасения нет, без этой базы невозможно никакое хозяйственное строительство»9.

В марте 1921 года X съезд РКП(б) принял решение заменить продразверстку продналогом и ввести в стране свободный товарооборот. Тем самым была введена новая экономическая политика (НЭП), сыгравшая решающую роль в подъеме народного хозяйства страны после страшной разрухи, вызванной первой мировой и гражданской войнами. Хозяйственный подъем начался незамедлительно. Введение НЭПа положительно сказалось и на развитии хозяйства на Мглиншине. К тому же появился большой приток рабочей силы. С фронтов гражданской войны возвращалась масса красноармейцев. Они с подъемом вливались в трудовую деятельность города и селений уезда. В силу всего этого в первые годы НЭПа обозначился заметный рост в экономике, повысился материальный уровень жизни населения.

 

Первые коммуны

Но все же частнособственническое мелкотоварное производство с его примитивной ручной техникой не имело никаких перспектив для своего развития ни в городе, ни в сельской местности. Выход был в одном — в кооперировании частнособственнического мелкотоварного производства. Основной формой кооперирования мелкотоварных производителей являлось создание коллективных хозяйств (колхозов) в сельской местности, промысловых и производственных коопераций в городе. Это была закономерная экономическая необходимость. Мглинские кустари в 1928 году объединились в производственную кооперацию, а в селах Мглинщины стали создаваться колхозы. В Петькове еще в 1918 году в бывшем помещичьем имении была создана первая сельскохозяйственная коммуна, затем подобные коммуны возникли в Беловодке, Нетяговке, Санниках. Труд и потребление в коммунах были общими, питание членов коммуны бесплатным. В ряде мест возникли коллективные товарищества по обработке земли (ТОЗ). Но и ТОЗы и коммуны оказались нерентабельными. Остро ощущалась потребность в объединении мелких крестьянских хозяйств в крупные коллективные хозяйства.

 

Коллективизация

Генеральную установку на решение этой общегосударственной задачи дал XV съезд ВКП(б), состоявшийся в декабре 1927 года. В своих решениях съезд записал:«В настоящий период задача объединения и преобразования мелких индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективные должна быть поставлена в качестве основной задачи партии в деревне».

Коллективизация в Мглинском районе началась зимой 1929 г. Одним из первых колхозов, возникших на Мглинщине, был колхоз в Нетяговке, где в него первоначально вступило 15 дворов. Весной 1929 г. на 15-ти лошадях крестьяне выехали на пахоту одного поля. Это была целая революция в землепашестве. Такого деревня не видела никогда, чтобы вот так, коллективно, крестьяне в 15 плугов одновременно запахивали одно поле. Единоличники, впялив свои взоры на это чудодейство, скептически роптали: «Ну, ну, посмотрим, что у вас из этого выйдет». А другие с издевкой подтрунивали: «А ни хрена из этой затеи не выйдет». Но скептики и маловеры вскоре были посрамлены. Колхозное движение стало обретать массовый характер. На сугубо добровольной основе колхозы возникли в Дивовке, Ветлевке, Шевердах, Новых Чешуйках, Нетяговке, Шумарове и других селениях. В Дивовке, например, в колхоз вступило сразу 120 дворов, почти все хозяйства. В Шумарове, одновременно в одном селе, образовалось 5 колхозов. К концу 1930 года сплошная коллективизация на всей территории района практически завершилась. В каждом селении единоличные хозяйства оставались единичными. Результатом коллективизации явилось увеличение посевных площадей, повышение урожайности зерновых и овошей, рост поголовья скота и птицы, улучшение материального положения тружеников сельского хозяйства. В больших селах появились начальные и семилетние школы с бесплатным образованием. Все дети школьного возраста сельской местности были охвачены обучением в этих школах. Словом, деревня уверенно выходила из той страшной нужды, забитости и тьмы, в которой она находилась очень длительное время.

 

Бедственное положение крестьян и ремесленников

Общеизвестно, что источником материальной жизни крестьян является земля. Кто владеет землей, тот и обеспечен материальными благами. Но у большинства крестьян Мглинского уезда до Октябрьской революции 1917 г. земли было до того мало, что жили они впроголодь. Бедность деревни была следствием малоземелья. В конце XIX в. на каждый крестьянский двор приходилось по 20 десятин, но реально крестьяне имели менее 5 десятин10. На 1 января 1895 г. в Мглинском уезде числилось 345.781 десятина всей земли, крестьянам же, из числа числившихся тогда 119.120 душ, принадлежало 86.338 десятин. Вся остальная, при этом лучшая, земля принадлежала дворянству. Кроме этого, ряд крупных поместий на Мглинщине принадлежал немцам, которые скупили их. Особенно много земли имели польско-литовские паны-осадники. Их было даже больше, чем других помещиков.

Хроническая нужда душила крестьянские семьи. В деревне Голяковка, например, до революции 1917 г. насчитывалось 60 дворов, из них своим хлебом обходились только 7 дворов. Остальные семьи должны были прибегать к побочным заработкам на стороне и покупать хлеб, чтобы хоть как-то существовать.

Бедственное положение крестьян усугублялось сплошной неграмотностью по всему Мглинскому уезду. В 1884 г. на весь уезд было всего 38 народных школ с тремя классами каждая. Размешались школы, как правило, в помещениях крестьянских хат, мало приспособленных для занятий. Один учитель обучал одновременно учащихся всех 3-х классов. Наполняемость классов и посещаемость занятий была плохая. Все это происходило из-за бедности сельского населения, а бедных крестьян в каждой деревне было абсолютное большинство. Даже перед революцией 1905 г. из 10.580 детей школьного возраста, числившихся в Мглинском уезде, обучались в школе всего только 2.628, а 7.952 ребенка не могли посещать школу".

Материальное положение рабочих, ремесленников и кустарей уезда в конце XIX в. также было крайне тяжелым. Оно продолжало ухудшаться и в начале XX в., вплоть до Октябрьской революции 1917 года. Происходило это по многим причинам, но главными из них были неразвитость во Мглине промышленности и частнособственническое мелкотоварное производство. Развитие промышленности в значительной степени тормозилось отсутствием вблизи города железной дороги. Этот тормоз срабатывает и поныне.

 

Первые МТС

В 1929 году в помощь колхозам стали создаваться машино-тракторные станции (МТС). Первой такой станцией явилась МТС, созданная во Мглине. Она имела всего лишь 10 двухлемешных тракторов марки «Фардзон», несколько сеялок и передвижных молотилок. Кстати, на этой МТС заместителем директора по политической части был коммунист Каплин Василий Ефимович, возглавивший в 1941 году Мглинский партизанский отряд. Затем была создана вторая, весьма крупная МТС в д. Молодьково. Ее первым директором стал Емельянцев Терентий Алексеевич, один из первых работников Мглинской МТС. Поначалу станция располагала всего лишь 25-ю газогенераторными тракторами и 3-мя автомашинами. Техническая мощность МТС быстро наращивалась. К конце 30-х — началу 40-х годов Мглинская и Молодьковская МТС уже имели по 150 тракторов каждая, главным образом отечественного производства. Кроме этого, станции имели по 25 автомашин и комбайнов, много другой сельскохозяйственной техники. МТС набирали силу, улучшалось их техническое оснащение, укомплектовывались опытными кадрами, станции оказывали колхозам все более ощутимую помощь. Практически все колхозы имели договора с МТС по обслуживанию сельскохозяйственного производства: вспашке полей, уборке и обмолоту урожая, заготовке кормов и др. Колхозы быстро окрепли в организационном и хозяйственном плане, на трудодень колхозники стали получать по 3-4 кг зерна и много овощей. Жизнь колхозников становилась с каждым годом все лучше, как тогда говорили, зажиточнее и культурнее. На первый трактор, появившийся на поле, вся деревня сбегалась посмотреть, на чудо - железного коня, вспахивающего за считанные часы огромные поля. Трактористами были не только мужчины, но и женщины. Первыми трактористками, ставшими гордостью Мглина, были Анастасия Сладковская и Елена Друговейко. Анастасия, когда грянет война и немецкие оккупанты ступят на мглинскую землю, без колебания уйдет в партизаны и станет отважной партизанкой Мглинского отряда. О ней еще будет сказано ниже.

 

Возрождение края

С каждым годом преображалась Мглинская земля. Мглинчане радовались каждому новому веянию, которое рождал советский образ жизни. А радоваться было чему. В городе на полную мощность стала работать городская электростанция. В каждый дом горожан на смену керосиновой лампе пришло электричество. Образование и медицина стали бесплатными и доступными для всех. Во всех больших селах района была создана сеть начальных либо неполно-средних школ. Хотя и с большими трудностями, но в целом успешно был решен вопрос с кадрами учителей для сельских школ. Во Мглине функционировали средняя школа и две начальные школы, Детский дом, Дом культуры. В Доме культуры работали на бесплатной основе кружки для детей и молодежи: хорового пения, музыкальный, хореографический, юных моделистов, рукоделия и вышивки и др. В ДК регулярно шли концерты профессиональных артистов эстрады и художественной самодеятельности, пользовавшейся у горожан большой популярностью. Была создана и успешно работала городская и районная библиотека. Много внимания уделялось органами власти созданию в городе и селах сети магазинов — промтоварных, продовольственных, посудо-хозяйственных, культтоваров.

В городе хорошо была обустроена городская, она же и районная, больница с полным составом основных врачей и медицинских сестер. Больница принимала на лечение не только взрослых, но и детей. О детях была особая забота. На средства колхозов в Николаевке был хорошо оборудован пионерский лагерь, в котором отдыхали городские и сельские школьники.

Партийные и советские органы района проявляли неослабную заботу о подъеме социального и культурного уровня жизни в городе и на селе. Специально принятые этими органами решения обязывали местных руководителей власти и руководителей колхозов строить и открывать в сельской местности начальные и семилетние школы, клубы, колхозные дворы и фермы, бани, спортивные городки и площадки. Для этого требовались немалые денежные и материальные средства, а в районном бюджете на эти цели денег было явно недостаточно. Поэтому основная ставка делалась на изыскание таких средств коллективными хозяйствами. К концу тридцатых годов эта задача на селе, в основном, была решена.

 

Первые кинопередвижки

Радостным событием на селе стало появление кино. Редко в какую деревню не привозили кинопередвижку и не показывали кинофильмы. Вначале они были немыми, с титрами, а потом появились звуковые. Кинофильмы шли на «Ура!». Особенно полюбились фильмы «Чапаев», «Щорс», «Яков Свердлов», «Мужество», «Трактористы», «Броненосец Потемкин» и др. Все эти фильмы сельские зрители, особенно молодые, норовили посмотреть по несколько раз. Бывало, только кинопередвижку переместят в соседнее село, как туда устремляется ватага подростков и молодых парней, чтобы снова посмотреть полюбившийся фильм. А фильмы той поры, надо сказать, были веселыми, глубоко патриотичными. Прославляя могущество Родины, Красную Армию, мужество и отвагу ее бойцов и командиров, ударный труд на производстве, советские кинофильмы заражали людей духом бодрости и оптимизма, верой в правоту нашего дела, воспитывали у них высокую нравственность, трудолюбие, готовность встать на защиту своего Отечества.

 

ПО-2 и авиапассажиры

И уж совсем казалось невероятным, но во Мглин 2-3 раза в неделю из областного центра стал прилетать самолет, знаменитый ПО-2, привозивший почтовые отправления, газеты и журналы подписчикам, брал на борт любителей посмотреть на родной Мглин с высоты птичьего полета... Ну, а после войны АН-2 регулярно курсировал по маршруту Брянск-Мглин и обратно, осуществляя перевозку авиапассажиров. Теперь этого давно нет и скоро ли вновь будет возрождено — неизвестно.

 

Газета «Мглинский колхозник»

Вскоре после установления советской власти в Мглинском районе стала выходить районная газета «Мглинский колхозник». Газета всегда была добрым другом и наставником мглинчан, с любовью относилась к их труду, жизни и быту, оперативно освещала все стороны социалистического строительства в городе и селениях района. Свою местную газету мглинчане любили и активно подписывались на нее, выражая тем самым свою поддержку газете. Одно время ее главным редактором был Давыденко Семен Максимович, ставший потом вторым секретарем Мглинского райкома партии, а с началом войны — секретарем Мглинского подпольного РК партии.

 

Свадьбы и … вербовщики

Словом, жизнь мглинчан с каждым годом приобретала новое, более высокое качество. Характерной приметой стало увеличение, после завершения уборочной страды, числа справляемых свадеб на деревне и образование молодых семей. Они проходили шумно, весело, как правило, при поддержке правлений колхозов, с соблюдением древних русских традиций и обычаев совершения свадебного обряда. Ничего не скажешь, красивое это явление — русская свадьба на деревне. Почти в два раза, по статистике того времени, возросла рождаемость по району.

И еще один характерный штрих. Мглинскому руководству сверху поступила разнарядка с рекомендательным письмом по вопросу вербовки желающих молодых семей на поселение на Дальнем Востоке, в частности, в Хабаровском крае. В письме обращалось внимание на недопустимость противодействия вербовщикам, напротив, следовало оказывать им всяческое содействие. Приехали вербовщики. И, как они ни старались агитировать молодые семьи, охотников на переселение нашлось очень мало. На агитацию вербовщиков молодые селяне отвечали: «Там, может быть, и хорошо, а у нас лучше. От добра добра не ищут». Короче, вербовщики свой план так и не выполнили. Согласились поехать лишь единицы12.

 

Советская власть…проводы в армию и выборы

А вот когда был объявлен набор в ФЗУ и ремесленные училища — сельская молодежь отозвалась активно. У молодых людей появилось желание получить рабочие профессии и трудиться на производстве. Все это, в целом, было большим достижением советской власти. Люди воочию убедились, что новая, советская власть, — это их кровная, подлинно народная власть, проявляющая конкретную заботу о благе людей. И они не только приветствовали эту власть, но и поддерживали ее словом и делом. Примеров тому великое множество. Взять хотя бы призыв молодежи в армию. К красноармейцу в военной форме относились трепетно, благоговейно. Провожали в армию всем миром: устраивали торжественные проводы, давали наказы служить примерно, образцово, не посрамить чести своих земляков. Так было. Но, пожалуй, самым ярким подтверждением верности советской власти, высокой гражданственности и политической зрелости советских людей той поры, явились выборы в высший государственный орган страны — Верховный Совет СССР, состоявшиеся в декабре 1936 года. День выборов на Мглинщине вылился в подлинно народный праздник. Явка на избирательные участки была стопроцентной. Повсеместно на избирательных участках отмечалась высокая активность и веселье, на выборы шли с гармошками и песнями. И это при том, что тогда не было такой массированной агитации, как теперь, и никто никакого давления на избирателей не оказывал. По результатам выборов Мглинский район выделился в лучшую сторону13. В последующие годы политическая активность граждан в строительстве новой жизни на Мглинщине возрастала.


 

Ссылки

  1. 1   З.Е.Протченко. Земля Мглинская — родной край. Историческая повесть. Брянск. Рекламно-изд. Фирма «Кладезь», 1993. С. 3.
  2. 2   З.Е. Протченко. Земля Мглинская — родной край. Историческая повесть. Рекламно-изд. Фирма «Кладезь». Г. Брянск, 1993 г., с. 24.

З.Е. Протченко. Там же, с. 25.

  1. 4   З.Е. Протченко. Земля Мглинская — родной край, с. 25.
  2. 5   З.Е. Протченко. Указ. Соч., с. 27-29.
  3. 6   И. Токмаков. Историко-статистическое описание г.Мглина. Изд. 1888 г., Киев, с. 22-23. Западная область была разделена наокругов, в числе которых был и Клинцовский округ.

Последний делился на 13 районов. В их числе был и Мглинский район.

н  Административно-территориальное деление Брянского края за 1916-1970 гг., т. 1.

  1. 9   В.И. Ленин. Поли. Собр. соч., т. 42, с. 148.
  2. 10  Десятина — русская единица земельной площади, равная 2400 кв. саженей, или 1,09 гектара. " Е.С.Пасекунов.«Брянский край в 1905-1907 гг.». Изд-во «Брянский рабочий», 1955 г., с. 12.
  3. 12  Записано со слов пред. РИКа Крупянко Кондрата Тимофеевича.
  4. 13  Записано после войны со слов Давыденко Семена Максимовича и Шилина Никиты Петровича.

Промышленность в конце XIX - начале XX века

По материалам книги З.Е. Протченко "Земля Мглинская - родной край"

В конце XIX и начале XX века крупным предприятием считался кирпичный завод графа Клейнмихеля. Находился он в 3 километрах от Почепа, около деревни Витовки, тогда Мглинского уезда. Закон об ограничении рабочего дня 11,5 часами здесь, как и на других предприятиях, не соблюдался. Труд рабочих был очень тяжелым, оплата низкая. Доведенные до отчаяния тяжелыми условиями жизни и под влиянием речей крестьян-агитаторов Степана Быткова, Никифора Минаева, Афанасия Фалеева, Кузьмы Филимонова, прибывших для этих целей из Трубчевского уезда в Витовку, 30 рабочих Витовского кирпичного завода в 1899 году забастовали и потребовали увеличить зарплату с 7 рублей 70 коп. до 12 рублей в месяц. Однако большинство рабочих, боясь потери работы, открыто не выступали в поддержку забастовщиков, и забастовка не увенчалась успехом.

Фото Граф Клейнмихель

 Крупным механизированным предприятием являлась паровая мельница Кухмана во Мглине, работавшая на дровах. В мельнице было два камня — мучной и крупяной (вырабатывал перловку) и маслобойное заведение. В городе работали еще маслобойки Лагутенко и Попелышко, обе на конном приводе, с небольшим числом сезонных рабочих, но перерабатывали за сезон значительное количество конопли, закупаемой у местного населения.

Все три маслобойки имели бондарни, вырабатывали около 19 тысяч пудов конопляного масла в год, которое через Ригу шло за границу.

Четвертая маслобойка Поцепаева имела нефтяной двигатель, но ее продукция не предназначалась на продажу. Сюда, на Поцепаев хутор, крестьяне окрестных деревень привозили свою коноплю. Сами для себя перерабатывали в масло, а с хозяином маслобойки расплачивались деньгами. В некоторых селениях уезда работали кустарные маслобойки, принадлежащие отдельным предприимчивым крестьянам. На сельских маслобойках крестьяне сами били конопляное масло, а хозяину маслобойки платили гарц.

Механизированными предприятиями в городе были паровая мельница Генкина об одном камне и при ней сукновалка (работала на деревянном топливе, сгорела в 1916 году), паровая мельница Постоялко об одном камне, работавшая на жидком топливе, и мельница Чалого об одном камне с нефтяным двигателем, построенная в первые годы НЭПа. Большое распространение в уезде имели ветряные мельницы. В самом Мглине работало 3 ветряка, находившиеся в восточной, южной и западной окраине города. Виднелись ветряки на окраинах Высокого, Нетяговки, Луговца. В Лопазне и некоторых других крупных селах было по два ветряка.

Фото из архива –Ветряная мельница у с. .....

 Были и водяные мельницы на реках Судынке, Воронусе и на малых речушках, воды которых собирались в небольших озерцах. На таком озерце находилась, например, мельница в Займище, что вблизи Луговца. Двигателем являлась водяная турбина, вращавшая в половодье два камня одновременно — мукомольный и крупяной. При большом напоре воды мельница в Займище давала до одной тонны муки в час, но из-за нехватки воды и завоза зерна часто не работала.

Фото из архива –водяная мельница у с.......

В городе было 5—6 крупорушек на конном приводе, перерабатывали привозное зерно, за услугу хозяева взимали плату натурой (гарц). В селах кое-где работали ручные крупорушки. На них сами заводчики своими силами вращали камни и таким образом обдирали ячмень и просо. Но чаще всего просо, ячмень крестьяне толкли дома в ступах.

Во Мглине было четыре пенькотрепальни. На них работали более 400 наемных рабочих круглый год. Пенькотрепальщиков-мглинчан работало мало. В основном это были пришлые рабочие — отходники из Калужской губернии. Жили они во Мглине на частных квартирах, но питание организовывали артельное. Готовили они пеньку для продажи за границу, закупленную скупщиками у местных крестьян. Обработанная пенька шла, как масло, за границу через Ригу. Крестьяне каждую весну мяли и трепали пеньку сами ручным способом, в таком виде продавали скупщикам, но часть ее оставляли себе для хозяйственных нужд. Пенькотрепальни прекратили работу вскоре после Октябрьской революции, так как крестьяне резко сократили посевы конопли и стали занимать конопляники под другие культуры и не для продажи, а для личного потребления.

Во Мглине были и кожевенные заводы Негинского с 20 рабочими и Каменева с 8—10 рабочими, оба работавшие на конной тяге. Других сколько-нибудь значительных предприятий в конце XIX — начале XX века во Мглине и уезде не было.

Такой была мглинская промышленность в дооктябрьский период, остановившаяся на крайне низком уровне механизации, она не только не имела перспективы для развития, но явно клонилась к упадку. Слабое развитие и дальнейший упадок промышленного производства многие объясняют тем, что железная дорога Брянск—Гомель в 1885 году прошла не через Мглин, как ожидалось, а через Унечу, в которой тогда насчитывалось не более 12 дворов. Отдаленность от железной дороги скоро сказалась на численности населения города. Если в конце XIX века во Мглине насчитывалось более 11 тысяч жителей, то в 1914 году их осталось не более 8,5 тысячи, а к революции 1917 года — не было 6 тысяч. Мглинчане уезжали на заработки в шахты и крупные города. В силу хронической отсталости промышленного производства широкое распространение получила мглинская кустарная промышленность в дооктябрьский период, значительное количество товарной продукции производила она и на протяжении ряда десятилетий после Октября.

ЗАВОЕВАНИЕ РУСИ МОНГОЛО-ТАТАРАМИ

 Монголо-татарское нашествие и иго Золотой Орды, последовавшее за нашествием, сыграло огромную роль в истории нашей страны. Ведь владычество кочевников продолжалось почти два с половиной столетия и за это время иго сумело наложить существенный отпечаток на судьбу русского народа. Этот период в истории нашей страны является очень важным, поскольку он предопределил дальнейшее развитие Древней Руси.

Несколько слов о состоянии русского войска к моменту нашествия монголо-татар. Русские княжеские дружины были по тому времени превосходным войском. Их вооружение славилось далеко за пределами Руси, но эти дружины были малочисленны и их состав насчитывал всего несколько сот человек. Для того чтобы организовать оборону страны от хорошо подготовленного агрессивного врага это было слишком мало. Княжеские дружины были малопригодными к действию большими силами под единым командованием, по единому плану. Основную же часть русского войска составляли городские и сельские ополчения, набиравшиеся в момент опасности. Об их вооружении и профессиональной подготовке можно сказать, что они оставляли желать лучшего. Русские города со своими укреплениями не могли быть непреодолимым препятствием для мощной осадной техники кочевников. Население крупных городов составляло 20-30 тысяч человек и в случае нападения могло выставить до 10 тысяч защитников, а поскольку город, как правило, сопротивлялся в одиночку, то 60-70-тысячному войску можно было сломать сопротивление защитников в течении недели. Таким образом, Русское государство представляло собой несколько крупных княжеств, постоянно соперничающих между собой, не обладая одним большим войском, способным оказать сопротивление армаде кочевников.

В 1223 году 30-тысячное войско Субдэея и Очеучи, завершив разгром государств Средней Азии, прошло по Северному Ирану, вышло на Кавказ, разрушив несколько древних и богатых городов, разбив грузинские войска, проникло через Ширванское ущелье на Северный Кавказ и столкнулось с аланами. Аланы объединились с кочевавшими там половцами, как свидетельствует персидский историк Рашид-ад-Дин, сразились сообща, "но никто из них не остался победителем". Тогда монголо-татары склонили половецких вождей к уходу из земель аланов, а затем "одержали победу над аланами, совершив все,что было в их силах по части грабежа и убийства".

БИТВА НА КАЛКЕ

"В 1223 году явился народ незнаемый; пришла неслыханная рать, безбожные татары, о которых никто хорошо не знает, кто они и откуда пришли, и что у них за язык, и какого они племени, и какая у них вера... Половцы не могли противиться им и побежали к Днепру. Хан их Котян был тесть Мстиславу Галицкому; он пришел с поклоном к князю, зятю своему, и ко всем князьям русским..., и сказал: Татары отняли нашу землю нынче, а завтра вашу возьмут, так защитите нас; если не поможете нам, то мы нынче будем иссечены, а вы будете завтра иссечены."

Князья решились помочь Котяну. Поход был начат в апреле при полном разливе рек. Войска направлялись вниз по Днепру. Командование осуществлялось киевским князем Мстиславом Романовичем Добрым и Мстиславом Мстиславичем Удалым, которые были двоюродными братьями. Перед самым наступлением русских прибыли на Русь монголо-татарские послы, которые уверяли, что не станут трогать русских, если те не пойдут на помощь к своим соседям.

На 17-й день похода войско остановилось близ Ольшеня, где-то на берегу Роси. Там его нашло второе татарское посольство. В отличие от первого, когда послов перебили, этих отпустили. Сразу же после переправы через Днепр русские войска столкнулись с авангардом противника, гнались за ним 8 дней, а на восьмой вышли на берег реки Калки (ныне р.Кальчик, приток р. Кальмиус, в Донецкой области, Украина). Здесь Мстислав Удалой с некоторыми князьями сразу же перешли Калку, оставив Мстислава Киевского на другом берегу.

По данным Лаврентьевской летописи, битва произошла 31 мая 1223 года. Войска, переправившиеся через реку были почти полностью уничтожены. Натиск храброй дружины Мстислава Удалого, который едва не прорвал ряды кочевников, не был поддержан другими князьями и все его атаки были отбиты. Половецкие отряды, не выдержав ударов монгольской конницы, побежали, расстроив боевые порядки русского войска. Лагерь Мстислава Киевского, разбитый на другом берегу и сильно укрепленный, войска Джебе и Субэдея штурмовали 3 дня и смогли взять только хитростью и коварством, когда князь, поверив обещаниям Субэдэя, прекратил сопротивление. В результате этого Мстислав Добрый и его окружение были зверски уничтожены, Мстиславу Удалой бежал. Потери русских в этой битве были очень велики, шесть князей были убиты, из воинов домой вернулась только десятая часть.

Битва при Калке была проиграна не столько из-за разногласий между князьями-соперниками, сколько из-за исторически сложившихся факторов. Во-первых войско Джебе тактически и позиционно полностью превосходило соединенные полки русских князей, имевших в своих рядах в большинстве своем княжеские дружины, усиленные в данном случае половцами. Всё это войско не имело достаточного единения, не было обучено тактике ведения боя, основываясь больше на личном мужестве каждого дружинника. Во-вторых, такому соединенному войску нужен был и единовластный полководец, признанный не только вождями, но и самими дружинниками, и осуществлявший объединенное командование. В-третьих, русские войска, ошибившись в оценке сил противника, еще и не смогли правильно выбрать место сражения, рельеф местности на котором полностью благоприятствовал татарам. Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что в то время не только на Руси, но и в Европе не нашлось бы армии, способной соперничать с соединениями Чингисхана.

Войско Джебе и Субэдея, разгромив на Калке ополчение южных русских князей, вошло в Черниговскую землю, дошло до Новгорода-Северского и повернуло назад, неся повсюду за собой страх и разрушение. В том же 1223 году Джебе и Субэдей совершили набег на Волжскую Булгарию, но потерпели неудачу. Арабский историк Ибн-аль-Асир так описал эти события: "Булгары в нескольких местах устроили им засады, выступили против них и, заманив до тех пор пока они зашли за место засад, напали на них с тыла".

Поход, продолжавшийся два с половиной года позволил монголо-татарам непосредственно познакомиться с русскими войсками и укреплениями русских городов, от пленных получили сведения о положении внутри русских княжеств - была проведена глубокая стратегическая разведка.

ЗАВОЕВАНИЕ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ

Военный совет (курултай) 1235 года объявил общемонгольский поход на запад. Великий хан Удегей послал в подкрепление Батыю, главе улуса Джучи, для завоевания Волжской Булгарии, Диит-Кинчака и Руси главные силы монгольского войска под командованием Субэдея. Всего в походе приняло участие 14 "царевичей", потомков Чингисхана, со своими ордами. Всю зиму монголы собирались в верховьях Иртыша, готовясь к большому походу. Весною 1236 года бесчисленное множество всадников, неисчислимые стада, бесконечные обозы с военным снаряжением и осадными орудиями двинулись на запад.

rus-tat

Осенью 1236 года их войско обрушилось на Волжскую Булгарию.
Обладая огромным превосходством сил они прорвали линию обороны булгар, города брались один за другим. Булгария была страшно разрушена и сожжена. Весной 1237 года войска Субэдея продвинулись в прикаспийские степи и устроили облаву на половцев, большинство из которых было убито, остальные убежали в русские земли. В боях со своими быстрыми и неуловивыми противниками ханы применяли тактику "облавы": шли по степям широким фронтом мелких отрядов, постепенно замыкая в кольцо половецкие кочевья. Походом руководили три высокородных хана : Гуюк, Манхе и Менгу. Война в половецких степях затянулась на все лето. Но в результате монголо-татары подчинили себе практически все земли междуречья р.Волги и р.Дона. Самый сильный половецкий хан Юрий Кончакович был разбит.

 

Другое большое войско, возглавляемое Батыем, а также ханами Орду, Берке, Бури и Кульманом воевало на правобережье Средней р.Волги в землях буратов, аржанов и мордвы. События этого похода малоизвестны.

 

Таким образом, народы Нижнего и Среднего Поволжья оказали упорное сопротивление, что задержало продвижение Батыя и лишь к осени 1237 года он смог сосредоточить все основные силы для нашествия на Северо-Восточную Русь. Русские князья не могли не знать о готовящемся наступленние. Они получали информацию от русских и болгарских купцов. Да и ситуация с завоеванием юго-восточных соседей наталкивала на определенные мысли. Но вопреки этому после битвы на р.Калке усобицы между князьями не прекратились. Следовательно, не было и единого войска под единым командованием для отражения натиска могущественного врага, и была нарушена единая система обороны южных степных границ. Многие князья надеялись на крепкие деревянные крепости, не принимая во внимание сложную осадную технику, имеющуюся у монголо-татар.

 

Осенью 1237 года Батый поставлен во главе соединенного войска. В декабре 1237 года встали реки. На Суре, притоке Волги, на Воронеже, притоке Дона, появились войска Батыя. Зима открывала дорогу по льду рек в Северо-Восточную Русь.

 

Исходя из соображений географического и демографического характера, а так же военных выкладок, можно предположить, что Батый привел на Русь 30-40 тысяч всадников. Даже такому, на первый взгляд малочисленному войску русским суверенным князьям было нечего противопоставить.

 

Первым городом, который стал на пути завоевателей, была Рязань. Для рязанских князей это было полной неожиданностью. Они привыкли к набегам на Русь половцев и других кочевых племен в летне-осенний период. Хан Батый, вторгнувшись в пределы княжества, предъявил ультиматум, где потребовал "десятину во всем: в князьях, в конях, в людях". Князь, чтобы выграть время, послал к хану Батыю сына Федора с богатыми дарами, а сам тем временем начал быстро готовиться к бою. Он отправил гонцов к Владимирскому князю Юрию Всеволодовичу и к Черниговскому за помощь. Но оба они отказали Рязанскому князю. Несмотря на это рязанцы решили стоять за свою землю на смерть и на ультиматум они ответили: "Если нас всех не будет, то все ваше будет!"

 

Вместе с князем рязанским навстречу монголо-татарам двинулись еще несколько "подручных" князей - Пронского, Муромского и Коломенского княжеств. Но их дружины не успели дойти до укрепленных линий на степной границе. Хан Батый перебил посольство Федора и двинул свою конницу на Рязанскую землю. Где-то "близ пределов рязанских" произошла битва, описанная в "Повести о разорении Рязани". В ходе битвы погибли многие "князья местные, воеводы крепкие и воинство удалое". С немногими воинами князь Юрий Игоревич прорвался через кольцо врагов и ушел в г.Рязань, организовывать оборону своей столицы. Потерпев поражение в бою, рязанцы надеялись отсидеться за крепкими городскими стенами. Рязань стояла на высоком правом берегу р.Оки, ниже устья р.Прони. Город был хорошо укреплен: с трех сторон его окружали рвы и мощные валы высотой до 10 метров, с четвертой стороны к р.Оке обрывался крутой берег; на валах стояли деревянные стены с многочисленными башнями. Под стены города сбежалось население из окрестных сели деревень, пришли из дальних вотчин боярские отряды. Все городское население взялось за оружие.

 

Осада Рязани началась 16 декабря 1237 года. Монголо-татары окружили город так, что из него никто не мог выйти. Городские стены круглосуточно обстреливались из пороков (камнеметальных машин). День и ночь шли приступы на город. Меткие монгольские лучники беспрерывно стреляли. На смену убитым монголам приходили новые, а подкрепления городу так и не было. 21 декабря начался решительный штурм Рязани. Оборону города удалось прорвать сразу в нескольких метах. На улицах завязались тяжелые бои. В результате все воины и большинство жителей было зверски уничтожено. Десять дней простояло войско кочевников под Рязанью - грабили город, делили добычу, грабили соседние села.

 

Перед Батыем лежало несколько дорог в глубину Владимиро-Суздальской земли. Так как перед Батыем стояла задача покорить всю Русь за одну зиму, он направился к Владимиру по Оке, через Москву и Коломну. По дороге на них неожиданно напал отряд под предводительством Евпатия Коловрата - рязанца. Его отряд насчитывал около 1700 человек. Кочевники настолько растерялись, что приняли их за воставших из мертвых. Но попавшие в плен 5 воинов ответили: "Мы войны великого князя Юрия Ингоревича - рязанского, в полку Евпатия Коловрата. Посланы тебя сильного почтить и честно проводить". Батый решил отправить своего шурина Хозтоврула с полками, чтобы тот побил Коловрата. Но Хозтоврул проиграл, и тогда Батый навел множество своего войска на Евпатия. В сражении Коловрат погиб, а его голову отдали Батыю. Хан удивился храбрости русских воинов и велел отпустить пленную часть дружины.

 

Великий князь владимирский Юрий Всеволодович послал подкрепление к Коломне, прикрывавшей единственно удобный путь зимой на Владимир - по рекам Москве и Клязьме. Возглавил войска старший сын князя Владимирского Всеволод. Сюда же пришли уцелевшие рязанские дружины во главе с князем Романом. Летописи утверждают,что пришли даже новгородцы. Опытный воевода владимирский Еремей Глебович тоже был под Коломной. Сам город достаточно укрепили на случай, если войска потерпят неудачу в поле. По количеству войск и упорству сражения бой под Коломной можно считать одним из самых значительных событий нашествия. Соловьев пишет: "Обступили их татары у Коломны, и бились крепко; была сеча великая; убили князя Романа и воеводу Еремея, а Всеволод с мелкою дружиною прибежал во Владимир." В битве под Коломной погиб чингизид хан Кулькан - едва ли не единственный случай за всю историю монгольских завоеваний.

 

Разгромив владимиро-суздальские полки под Коломной, Батый пришел к Москве, которую оборонял отряд сына великого князя Юрия - Владимира и воевода Филипп Нянка. Город был взят штурмом на 5-й день. В результате Москва была полностью уничтожена. Князь Владимир попал в плен, а воеводу убили. По пути от Рязани до Владимира завоевателям приходилось брать штурмом каждый город, неоднократно биться с русскими дружинниками в "чистом поле"; обороняться от внезапных нападений из засад. Героическое сопротивление простого русского народа сдерживало завоевателей.

 

3 февраля передовые отряды завоевателей подошли к Владимиру. Город Владимир был окружен высокими деревянными стенами и укреплеными мощными каменными башнями. С трех сторон его прикрывали реки: с юга - р.Клязьма, с севера и востока - р.Лыбедь. Над западной стеной города высились Золотые Ворота - самое мощное оборонительное сооружение древнего Владимира. За внешним обводом Владимирских укреплений находились внутренние стены и валы Среднего или Мономахова города. И, наконец, в середине столицы располагался каменный кремль - Детинец. Таким образом, врагам необходимо было прорвать три оборонительные линии, прежде чем они могли достигнуть центра города - Княжеского двора и Успенского собора. Но для многочисленных башен и стен не хватало воинов. На княжеском совете было решено оставить в городе сохранившиеся войско и дополнить его городским ополчением, а самому великому князю идти с ближней дружиной на север и собирать новые рати. Накануне осады Юрий уехал со своими племянниками Васильком, Всеволодом и Владимиром на на р.Сить и начал собирать полки против татар. Оборону города возглавили сыновья великого князя - Всеволод и Мстислав, а также воевода Петр Ослядякович.

 

Монголо-татары подошли с запада. Перед этим завоеватели взяли штурмом Суздаль, причем без особых трудностей. 4-го февраля небольшой отряд подъехал и предложил сдаться. В ответ полетели стрелы и камни. Тогда монголы окружили город со всех сторон, отрезав его от внешнего мира и началась осада города. 6 февраля началась установка тяжелых метательных орудий и обстрел. Стены удалось пробить в некоторых местах, но проникнуть в город монголы не смогли. Рано утром 7 февраля начался общий штурм г.Владимира. Главный удар был нанесен с запада. В результате обстрела деревянная стена южнее Золотых Ворот была разрушена и монголо-татары ворвались в город. Они прорвались через Иринины, Медные и Волжские ворота к Детинцу, где почти не осталось воинов. Княжеская семья, бояре и посадские люди укрылись в Успенском соборе. Сдаться на милость победителю они категорически оказались и были сожжены. Сам г.Владимир был полностью разорен.

 

Юрий Всеволодович стоял с войсками под Ярославлем. Узнав о гибели столицы и о смерти близких, князь, по словам летописи, "возопи гласом великим со слезами, плача по правоверной вере христианской и Церкви". "Лучше бы мне умереть, нежели жить на свете, - говорил он, - чего ради остался я один". Василько, подоспевший с ростовской дружиной, укреплял его на ратный подвиг. 

 

Владимир был последним городом Северо-восточной Руси, который осаждали объединенные силы хана Батыя. Монголо-татары должны были принять решение, чтобы сразу три задачи были выполнены: отрезать князя Юрия Всеволодовича от Новгорода, разгромить остатки владимирский сил и пройти по всем речным и торговым путям, разрушая города - центры сопротивления. Войска Батыя разделились на три части: Первая двинулась на север к Ростову и далее на Волгу (Ростов сдался без боя, также как и Углич); Отдельные отряды продвинулись к р.Волге и разгромили Ярославль, Кострому, Кснятин, Кашин и др. города. Вторая часть пошла на восток по льду р.Клязьмы, разгромила г.Стародуб и вышла к средней Волге - к г.Городцу; третья двинулась на северо-запад через Переяславль-Залеский, Юрьев, Димитров, Волок-Ламский к Твери и Торжку. В результате февральских походов 1238 года монголо-татарами были разрушены русские города на территории от Средней Волги до Твери (всего четырнадцать городов).

 

К началу марта отряды захватчиков вышли на рубеж Средней Волги. Юрий Всеволодович, собиравший войска на реке Сить, оказался в непосредственной близости от этих отрядов. Неожиданное нападение монголо-татар предопределило исход этой битвы (4 марта 1238г.). Мало кто из русских воинов ушел живым из этого страшного боя, но дорогой ценой заплатили враги за победу. Святой Юрий был изрублен в отчаянной схватке. Василька, израненного, привели в ставку Батыя. 
      Татары принуждали его "следовать обычаю ногайскому, быть в их воле и воевать за них". С гневом отверг святой князь мысль об измене Родине и Православию. "Никак не отведете меня от христианской веры", - говорил святой князь, вспоминая древних христиан исповедников. "И много мучивше его, смерти предаша, повергоша его в лесу Шернском". Так предал душу Богу святой князь Василько Ростовский, уподобившись в кончине своей святому страстотерпцу Борису, первому из князей Ростовских, которому он подражал в жизни. Как и святому Борису, Васильку не было еще тридцати лет. 
      Епископ Ростовский Кирилл, придя на поле сражения, предал погребению погибших православных воинов, отыскал тело святого князя Юрия (только отрубленной его головы не сумели сыскать в грудах поверженных тел), перенес честные останки в Ростов - в Успенский собор. Тело святого Василька было найдено в Шернском лесу сыном священника и привезено в Ростов. Там супруга князя, дети, епископ Кирилл и весь народ Ростовский встретили с горьким плачем тело любимого князя и погребли его под сводами соборной церкви.

 

В конце марта 1238 года "облава" захватчиков двинулась от Волги на юг, к Новгороду. Торжок, стоящий у Батыя на пути продержался 2 недели, и был взят только 23 марта. Оттуда Батый двинулся селигерским путем дальше, но не дойдя до Новгорода ста верст повернул на юг (от места, которое в летописи названо "Игнач-крест") и пошел на Смоленск.

 

Поворот от Новгорода принято объяснять весенними паводками. Но существуют и другие объяснения: во-первых, поход не укладывался в сроки, во-вторых, Батый не смог разгромить соединенные силы Северо-Восточной Руси в одном-двух сражениях, используя численное и тактическое превосходство. Тяжелый и кровопролитный поход против северо-восточных княжеств измотал и обескровил монголо-татар. Вполне вероятно, что Батый не решился воевать с нетронутыми и полнокровными Новгородом и Псковом.

 

Смоленск монголам взять не удалось. На подступах к городу врага встретили смоленские полки и отбросили его. Батый решил повернуть на северо-восток и вышел к г.Козельску. В летописях нет точной даты подхода монголо-татар к этому городу и большинсво ученых утверждают, что еще в апреле 1238 года его осадили. 51 день оборонялся Козельск, но был взят. Батый назвал его "Злым городом" и приказал сравнять с землей.

 

Батый не дошел ни до Вологды, ни до Белоозера, ни до Великого Устюга, а за ним оставалась нетронутой вся Чудь Заволоцкая, новгородские владения.

 

Статья с сайта http://www.spsl.nsc.ru/history/descr/mong3.htm

 

 

 

 


Борьба Чернигова и Смоленска за Землю Радимичей (1024-1240)

Оглавление

Земля Радимичей в составе Черниговского княжества. 2

Первый раздел Земли Радимичей. 5

Второй раздел Земли Радимичей. 8

Древний Мглин – это летописный Зарой. 13

Земли края в составе Вщижского княжества. 23

Источники и литература. 40


Земля Радимичей в составе Черниговского княжества

После победы в 984 г. воеводы киевского князя Владимира Святого Волчьего Хвоста, над радимичами, их земли окончательно вошли в состав Киевской Руси. Однако после смерти Владимира (1015) вспыхнула усобица между его сыновьями Ярославом Мудрым и Мстиславом Храбрым, князем Тмутараканским.

Andrey Ivanov

Андрей Иванов. Единоборство князя Мстислава Владимировича Храброго с косожским князем Редедей, 1812.

Мстислав родился, вероятно, в 983 году, чуть позже Ярослава. Около 990/1010 года он получил Тмутараканское княжество. О подвигах Мстислава нам рассказывает Никон, детально описывая эпизод его поединка с косожским князем Редедей в 1022 г. Соперники боролись без оружия и лишь поверженного соперника разрешалось добить, как это и сделал Мстислав, получивший летописное прозвище – Храбрый.

В 1023 Мстислав Храбрый, соединив вокруг себя несколько кавказских племен и создав миниимперию, счел себя ущемленным, не имея владений в коренной Русской земле. И в 1024 году двинулся на Киев с дружиной своей, а также хазарской и адыгской конницей.

Ярослав в то время в Киеве отсутствовал – усмирял мятеж в Суздале, где из-за небывалого голода вспыхнули волнения, подогреваемые языческими вождями – волхвами. Мстислав подошёл к Киеву, но горожане «затворились» и не приняли Мстислава. Не решившись штурмовать столицу, Мстислав отошел к Чернигову. и занял этот стольный город, куда входила чуть не половина Русской земли, включая всю Северо-Восточную Русь.

Ярослав Мудрый узнал это, и наняв варягов и их предводителя двинулся на Чернигов. На полпути между Черниговом и Любечем, у местечка Листвен, на берегу реки Рудни, произошло длительное и кровопролитное сражение. Мстислав начал атаку ночью, в кромешной тьме, в дождь и грозу. По свидетельству летописи, это была кровавая битва: «И пошли Мстислав и Ярослав друг на друга, и схватилась дружина северян с варягами, и трудились варяги, рубя северян, и затем двинулся Мстислав с дружиной своей и стал рубить варягов. У была сеча сильна…».

Варяги Ярослава выдержали удар «чела» — черниговской дружины Мстислава, но фланговые атаки сотен степняков, засыпавших рати Ярослава стрелами, ранившими многих, заставили Ярослава отступить. Сам Ярослав вместе с остатками дружины бежал с поля боя, минуя Киев, в Новгород.

Однако, одержав столь блестящую победу, Мстислав не стал добиваться власти над Киевом, помня, что киевляне его не приняли. Отъезжая в свой удел, он послал сказать Ярославу, который продолжал оставаться в Новгороде: «Садись в своем Киеве, ты старший брат, а мне будет та сторона». Так, тмутараканский князь расширил свои владения до Днепра и стал еще одним правителем на Руси.

Эта битва привела к расколу Древней Руси на две части. Левобережье Днепра вместе с Землей Радимичей отошло в сферу влияния Чернигова, в котором стал править Мстислав. Правобережье вместе с Киевом и остальными землями осталось за Ярославом. Ранее враждовавшие братья признают, что мир - самая достойная участь для вверенной им волей истории Руси. Мстислав, уступая Ярославу, соглашается с его старшинством. «И начаста жити мирно и в братолюбьстве, и уста усобица и мятежь, и бысть тишина велика в земли». В таком состоянии Древняя Русь оставалась до 1036 г., когда после смерти Мстислава она была снова объединена Ярославом.

Rus IX XI Vek 2

Русь во времена Ярослава Мудрого

В 1054 году Великий киевский князь Ярослав Мудрый, оставив после себя мощную, процветающую державу, умирает. Титул великого князя, власть в Киевской земле и патронат надо всей Русью наследует его старший сын Изяслав. Черниговская же земля, окончательно оформившаяся в княжество, переходит его другому сыну - Святославу. Все радимичские земли вплоть до первой четверти XII века отходят к черниговским князьям. Но в XII веке Земля Радимичей становится ареной активной междоусобной борьбы Смоленских и Черниговских князей.

Первый раздел Земли Радимичей

Mstislav Velikiy 2c

Киевский князь Мстислав Великий (1125-1132)

Значимые для радимичей события произошли в начале второй четверти XII в. В 1125 г. Смоленскую волость киевский князь Мстислав Великий выделяет в самостоятельное княжество и передает смоленский стол своему сыну Ростиславу, который смог удержаться в Смоленске в период усобиц и стал родоначальником династии смоленских князей Ростиславичей. Его княжение в Смоленске (1125-1159) и Киеве (1159-1167) было временем наибольшего расцвета и расширения Смоленского княжества, возрастания его роли в общих восточнославянских делах.

Начиная с первой трети XII в. городские центры Смоленского княжества вырастали как на основании первоначальных племенных поселений кривичей и радимичей, так и в процессе целенаправленной деятельности великокняжеской администрации.

Благодаря трудам и подвигам Ростислава Смоленское княжество, которым он правил почти 40 лет, расширяется, застраивается городами и селами, украшается храмами и монастырями, приобретает влияние на общерусские дела.

Именно при Ростиславе Мстиславиче Смоленск обособляется от Южной Руси и в церковном плане. В 1136 году Ростислав добился основания отдельной Смоленской епархии. Первым ее епископом стал Мануил, поставленный в марте-мае 1136 года митрополитом Киевским Михаилом, а имущественное ее положение было обеспечено Уставом князя Ростислава, изданным в том же году. Согласно Уставу Ростислава Смоленская епископия получила 10% от всех княжеских доходов.

30 сентября 1150 года специальной грамотой Ростислав подтвердил передачу Смоленской кафедре Соборной горы в Смоленске, на которой стоял кафедральный Успенский собор и другие епархиальные здания. Православная церковь высоко оценила деяния Ростислава Мстиславича – он был причислен к лику святых.

Первое крупное расширение владений своего княжества Ростислав осуществил с помощью своего отца. В 1127 г. Мстиславу Великому пришлось заняться черниrовскими делами. В это время в Чернигове находился Ярослав Святославич, внук Ярослава Мудрого. Из далекой Тмуторокани на Русь выступил князь Всеволод Ольговпч, внук Святослава Ярославича. Он быстрым маршем подошел к Чернигову и овладел им. Не имея сил для борьбы с сильным и энергичным племянником, Ярослав Святославич вынужден был согласиться на обмен княжествами с Всеволодом, но, отойдя в Тмуторокань, отправил великому князю Мстиславу грамоту с просьбой восстановить справедливость. Этим сложным положением Всеволода и воспользовался Ростислав Мстиславич, чтобы присоединить к своему княжеству северные земли радимичей.

Knyzy Chernigovskie Smolenskie

Родословное древо Киевских, Смоленских и Черниговских князей

Всеволод, понимая, что соревноваться в силе с Мстиславом не может, подкупает наиболее влиятельных советников великого князя, а игумен монастыря св. Андрея Григорий снимает с Мстислава крестное целование с Ярославом, замечая, что в данном случае Мстислав берет на душу грех значительно меньший, чем тогда, когда пойдет походом на Всеволода и прольет кровь христианскую. Мстислав отменяет свой поход на Чернигов, однако, как свидетельствует летопись, до самой смерти сожалел об этом. Результатом участия Мстислава в черниговской усобице было присоединение Посожья радимичей к великокняжеским владениям, которое, вероятно, было отдано ему в награду за нейтралитет. Таким образом, состоялся первый, однако не последний, раздел Земли Радимичей между Смоленским и Черниговским княжествами в пользу Смоленска.

Chernigovskoe Knyagestvo XII zaycev 2

Черниговская земля в XII веке

Схематически границу, установившуюся между Черниговом и Смоленском после 1127 года, помогает восстановить Устав Ростислава Мстиславича 1136 г, который включал волости Смоленского княжества, платившие дань в пользу смоленского епископа. Из него мы узнаем о существовании в южных районах Смоленской земли волостей Заруба, Кречута и Прупой. Как показали исследования Устава Л.В. Алексеевым, Заруба вошел в состав Смоленского княжества в 1116 г., а Кречут и летописный Прупой - в 1127 г.

Захват в 1127 г. Смоленском части северной Земли Радимичей, не был единственным наступлением Ростислава на Черниговскую землю. Следующий шаг в изменении смоленско-черниговского пограничья отражают события 1142 г., когда Ростислав Мстиславич направил свои дружины против черниговских князей Игоря и Святослава династии Ольговичей «и взя около Гомей волость их всю», что и стало, в дальнейшем, причиной постоянной вражды между Смоленском и Черниговом.

Хотя письменные источники не дают полной картины дальнейших событий на Земле Радимичей под управлением Чернигова, но, очевидно, что в течение XI в. осуществляется замена суверенитета местных князей на суверенитет Рюриковичей, упорядочение податей и постепенное продвижение христианства в глубь Земли Радимичей.

Второй раздел Земли Радимичей

В 1139 г. умирает князь киевский Ярополк Владимирович, сын Владимира Мономаха. Великим киевским князем ненадолго становится его брат Всеволод Владимирович, которого из Киева изгоняет княживший в это время в Чернигове Всеволод Ольгович.

Будучи искусным политиком, Всеволод Ольгович без труда сохранял киевский трон, лавируя между Мстиславичами и Мономашичами, успешно играя на раздорах потомков Владимира Мономаха, опираясь на своих двоюродных братьев (сыновей Давыда Святославича, Владимира и Изяслава, которым он передал Чернигов), и союз с половцами. Он ссорил сильных противников, а мелким князьям раздавал в управление города на окраинах Руси.

Ему удалось, в конце концов, примирить и остроумно рассадить своих братьев. Наиболее мятежного Игоря Ольговича (убитого впоследствии киевлянами в 1147 г.) он посадил недалеко от Киева, второго брата Святослава — послал в Пинские болота.

Привлекая на свою сторону двоюродных братьев Давыдовичей, Всеволод уступил Владимиру Давыдовичу из состава Черниговского княжества Вщиж на Десне и Ормино (ныне с. Вормино), а Изяслав Давыдович получил города Бсрестье и Дрогичин по Западному Бугу.

Vsevolod Olgovich 2 2c

Великий князь Киевский Всеволод Ольгович

Как только в 1139 г. Всеволод Ольгович занимает киевский стол, он сразу же заключает соглашение с Изяславом Мстиславичем о передаче ему Киева после своей смерти в обход князей Ольговичей, братьев Всеволода. Пойти на этот шаг его заставила нужда обезопасить себя от союза смоленских Мстиславичей с Юрием Долгоруким:

«Не токмо ныне надлежащими владениями все удовольствую, но и после смерти моеи Киева мимо тебя ни сыну моему не отдам. Токмо вы не сососчайтесь противо меня со стрыями вашими».

В результате азартной торговли городами и волостями, которая велась в княжение Всеволода, именно Мстиславичи неоднократно оказывались на стороне Всеволода и даже выступали вместе с ним против его братьев - князей Ольговичей. Так произошло в 1141-1142 гг., когда Мстиславичи выступили против Игоря и Святослава Ольговичей вместе со Всеволодом.

Из летописей относительно событий 1142 г. известно, что Ростислав Мстиславич взял у братьев Ольговичей 4 города, вместе с их округой. Не случайно, что после кратковременной борьбы, которая, вероятно, началась из-за этих волостей, Игорь начинает переговоры с Изяславом Мстиславичем, а тот отказывается их вести без ведома Всеволода и Ростислава. Появление на переговорах Всеволода понятно - великий князь и брат Игоря. А вот появление здесь Ростислава может быть объяснено только захватом им волостей Игоря. От его воли в значительной степени зависело, отдать их обратно или нет. Вероятно, отказ Ростислава вернуть Игорю захваченные земли вынудило Всеволода обещать Игорю Киев, чтобы каким-то образом компенсировать его потери. Однако Изяслав тут же напоминает Всеволоду: «Отче! Ты прежде обещал мне Киев после себя отдать, а ныне отдаешь иному ». На это Всеволод ему отвечал: «Я тебе с начала то обесчал, а ты обесчался меня как отца почитать и быть в воли моей. Но после согласяся со стрыями твоими на меня и моих братьев воевал, того ради: тебе не достоит».

Rostislav Mstislavich 2c

Князь Смоленский Ростислав Мстиславич

Это означает, что волости, захваченные Ростиславом в 1142 г. у Чернигова, навсегда остались за Смоленским княжеством. Где они могли располагаться?

Гомий и после 1142 г. в летописях упоминается как черниговский город, и его принадлежность к Черниговской земле не вызывает сомнений. К северу от Гомия находился Чечерск, который также постоянно фигурирует как черниговский город. На восток и северо-восток от Гомия располагаются черниговские города Стародуб (1078/79), Синий Мост (1155), Росусь (1160), Вормина (1142), Воробейна (1147).

Локализация этих городов не вызывает затруднений. Таким образом, между смоленско-черниговским пограничьем 1127 года и городами, относящимися к Чернигову и после 1142 г., мы видим довольно широкую «нейтральную» территорию, которая не упоминается в источниках XII в. Не могли ли волости Ольговичай, захваченные Ростиславом в 1142 г. располагаться именно здесь, в междуречье Беседи и Ипути?

Исходя из того, что в 1142 г. потери понес один Игорь, а Гомий, Стародуб и Вормина (не говоря о более южных городах) и после 1142 г. принадлежали Черниговской земле, можно с большой уверенностью утверждать, что утраченные Игорем владения располагались в междуречье рек Ипути и Беседи и что именно эти земли были захвачены Ростиславом в 1142 г.

Захват в 1142 г. Ростиславом волостей Игоря Ольговича на долгое время стал незаживающей раной в отношениях между Смоленском и Черниговом. Даже после смерти Игоря, который не оставил после себя потомков, вопрос о принадлежности этих земель, вероятно, неоднократно поднимался.

Походы Ростислава в 1127 и 1142. на земли радимичей значительно расширили территорию Смоленской земли. Новая граница, которая установилась в южных районах Смоленского княжества, фактически вышла на этнические рубежи между радимичами и северянами.

Chernigovskoe Knyagestvo zaycev 2

Княжества Древней Руси в XII веке (В. Н. Темушев)

Между этой новой границей и областями, ранее присоединенными Ростиславом к Смоленску в 1127 г., находится область, в которой позднее располагались волости городов Лучицы, Дроков, Попова Гора и Мглин, о которых источники XV в. сообщают как о центрах волостей Мстиславского удельного княжества XIV-XV вв., а археологические исследования показывают, что начало их формирования относится к более раннему времени. На карте Древней Руси XII века эта область окрашена в голубой цвет. Здесь, при впадении Воронусы в Ипуть, известно много курганных могильников и поселений Х-ХIII вв., на которых есть роменская керамика IX-X вв. и керамика ХI-ХIII, что свидетельствует о времени начала освоения этого региона.

К этой области следует отнести и локализацию г. Зароя, который в летописи упоминается в связи с противостоянием между Ростиславом Мстиславичем и Юрием Долгоруким в 1154 г. Для организации волости Зароя в середине XII в. здесь оставалась свободной территория шириной 30-40 км, ограниченная с востока Воронусой, с севера течением Ипути, с юга р. Унечей и с запада р. Сож. Так как в дальнейшем Зарой больше никогда в летописи не упоминается, а Мглин, напротив, в документах конца XIV века уже известен как значительный волостной центр Мстиславского княжества, то естественно рассмотреть вопрос о возможности отождествления Мглина и летописного Зароя. Подробный анализ возможности такого отождествления мы приводим ниже.

Вполне вероятно, что Лучицы, Дроков, Попова Гора и Зарой (Мглин) и стали теми четырьмя городами и волостями, которые захватил Ростислав Мстиславич в 1142 г. у Чернигова.

Граница между Смоленским и Черниговским княжествами после событий 1142-1143 годов легко идентифицируется по летописным источникам, из которых достоверно известно, что такие города как Гомий, Ропеск, Стародуб, Синий Мост, Росусь, Ормина, Воробейна, Вщиж относились к Черниговскому княжеству.

В 1174 был заключен «Романов ряд», который упоминается в летописях в 1177 и 1190 годах, и который регулировал споры между Смоленском и Черниговом из-за этих волостей. Однако и после 1190 граница осталась неизменной, спорные волости остались за Смоленском и Святослав был вынужден целовать Ростиславичам крест «на всей ихъ воле».

Старший сын Ростислава Мстиславовича Роман укрепил Мстиславль, превратил его в опорный пункт на западной окраине Смоленского княжества. Здесь шла оборона торгового пути по рекам Вихра и Сож. В 1180 году Роман Ростиславович отписал город в удел своему сыну Мстиславу, который и стал первым князем Мстиславского удельного княжества.

В 1198 году князь Мстислав Романович становится Великим Смоленским князем и включает Мстиславский уезд в Смоленское княжество, в составе которого город находился до середины XIV столетия, когда Мстиславль входит в состав Великого княжества Литовского.

Таким образом, после событий 1142 года граница между Черниговским и Смоленским княжествами разделила современную территорию Мглинского края на две части: одна из них относилась к Смоленскому княжеству, вторая – к Вщижской волости Черниговского княжества.

Древний Мглин – это летописный Зарой

После походов Ростислава Мстиславича на земли радимичей в 1127 и 1142 годах на кривичско-радимичском пограничье, княжеской волей Ростислава строится ряд новых центров – Мстислав, Рославль, Кричев, Пропойск, Зарой и укрепляются более ранние центры уже существующих волостей.

Дальнейшая историческая судьба региона показала, что большинство этих административных центров и их волостей продолжало функционировать и в более позднее время. Возможно, что и г. Зарой (Мглин) первоначально был одним из таких племенных центров радимичей, основанных еще в эпоху язычества. Основанием для такого предположения служат два древних городища в окрестности г. Мглина: городище Мглин-1 (далее – Городище) и городище Воздвиженская гора. Городище роменской культуры Мглин-1 расположено на расстоянии в 1 км к югу от современного города, на берегу р. Судынки, и имеет размеры площадки 61 × 43 м. С напольной стороны оно укреплено оврагом глубиной до 3 м. Культурный слой на памятнике имеет мощность до 0,8 м, в нем встречается юхновская и роменская керамика.

Так как на территории мглинского Городища археологами были обнаружены объекты, которые в основном датируются IX-X вв., то это означает, что ранее здесь существовало древнее языческое поседение радимичей.

Действительно, весьма вероятно, что именно в это время, вместо укрепленного языческого поселения мглинского Городища, по указанию Ростислава начинает формироваться новый православный центр в урочище Воздвиженская гора, на мысе правого берега р. Судынки. Формирование нового центра рядом с укрепленным центром более раннего времени, согласуется с процессом «огосударствления» новых земель Смоленского княжества и борьбой новой христианской власти со старой племенной знатью радимичей.

Gorodische

Городище около Мглина, 2010 г.

Происходит исход населения радимичей, ранее заселявших языческое Городище, на Воздвиженскую гору, где строятся первые мглинские православные церкви, а Городище приходит в запустение и разрушается в результате столкновения между сторонниками новой веры и теми, кто продолжал оставаться язычником.

Версию о том, что мглинское Городище было разрушено в период ордынского нашествия на Русь, мы не рассматриваем по двум причинам. С одной стороны, в ту эпоху это поселение вряд ли могло представлять для ордынцев значительную ценность и, с другой стороны, даже такой более богатый город как Дебрянск не был ими разорен вследствие непроходимости для ордынской конницы местных лесов. Если бы ордынские воины были в первой половине XIII века в окрестности г. Мглина, то уничтожению, скорее всего, подверглись бы оба городища, но раскопки, проведенные на их территориях, не привели к обнаружению артефактов, свидетельствующих о возможности таких событий.

Итак, археологические данные и характер местности неопровержимо свидетельствуют, что на территории Воздвиженской горы в XII веке существовала крепость, однако топоним Мглин в летописях этого времени не упоминается. Но возможно он назывался не Мглин, а как-то иначе?

Многие историки пытались найти ответ на этот вопрос в связи с тем, что в тех же летописях говорилось о нескольких городах, локализация которых вызывала значительные трудности. Среди древних городов, кандидатов на их отождествление с современным Мглином, обычно рассматривались три таких летописных города – Зартый (Зарытый), Заруб, Зарой.

Распространенное предположение, что на месте ныне существующего г. Мглина в домонгольский период находился г. Зартый или Зарытый, высказанное известным российским историком Н.М. Карамзиным, было аргументировано опровергнуто рядом историков.

Так, на современных реконструкциях карт Древней Руси (например, широко используемых историками картах Виктора Темушева, см. выше) г. Зартый уже правильно отмечен, как расположенный между Путивлем и Вырем. Некоторые историки полагают, что следы Зартыя следует искать в районе с. Николаевка Сумской обл. Украины, вблизи которого действительно существует подходящее городище – оно находится на южном берегу реки Сейма немного выше впадения в него реки Выря (Вира). К такому же выводу пришли, в частности, и украинский историк П. Голубовский, в своих записках, представленных XII археологическому съезду в Харькове, и Филарет в своей книге «Описание Харьковской епархии, т. III».

Следовательно, в настоящее время нет никаких убедительных аргументов в пользу гипотезы Н.М. Карамзина, что летописный Зартый мог находиться в районе расположения нынешнего с Разрытое или Городища около Мглина, удаленного от места описываемых в летописи событий на большое расстояние.

Локализации летописного Заруба помогает то обстоятельство, что в летописном источнике упоминается дополнительный ориентир для его поисков – село Рогнедино, в котором умер Ростислав Мстиславич. Этот факт действительно сужает район поисков летописного Заруба междуречьем Десны и Ипути в пределах их течения по территории Смоленской земли. Поэтому историк Л.В. Алексеев предложил искать локализацию Заруба в районе села Рогнедино, находящегося на значительном расстоянии от окрестности г. Мглина.

С каким из летописных городов, с высокой вероятностью, следует отождествить современный г. Мглин дает детальный анализ событий 1154/1155 годов, который содержится в нашей статье «Древний Мглин», опубликованной на сайте Мглинский край.

Судя по письменным источникам, в XII-XIII вв. на всех восточнославянских землях формируются более мелкие феодальные административно- территориальные единицы – волости, начинает действовать единая система государственного управления: старшие города - пригороды – волости. Одним из таких центров и становится крепость на Воздвиженской горе, где осуществляется концентрация и перераспределение продукции округи и сбор дани.

Согласно Ипатьевской летописи, в 1154 году, узнав о смерти киевского князя Изяслава Мстиславича, Юрий Долгорукий пошел на Киев, где сел на стол его брат Вячеслав Владимирович с Ростиславом смоленским. При этом, Юрий со своими войском двинулся через владения смоленского князя:

«Пошел Гюрги (Юрий Долгорукий – Е. Л) в Русь, слышав смерть Изяславлю и бысть ему противу Смоленску весть: брат ти умерл Вячеслав, а Ростислав побежен, а Изяслав Давидович седить Киеве. В то же время Гюрги поиде к волости Ростиславли, – сообщает нам летопись. – Ростислав же слышав то и тако скупя воя своя многое множьство, исполца полкы своя, и поиде противу ему к Зарою, ту же и ста…»

Однако до сражения это противостояние не дошло. Ростислав предпочел уступить дяде, признавая его старейшинство и выражая готовность подчиниться. Войско было нужно смоленскому князю главным образом для того, чтобы добиться почетного мира. Летописец приводит слова, с которыми смоленский князь обратился к дяде:

«Отце, кланяю ти ся. Ты переди (прежде – Е. Л.) до мене добр был еси, и аз до тебе. А ныне кланяю ти ся, стрыи ми еси, яко отець».

Юрий на мир согласился, сказав: «не помяна злобы брата его, отда ему гнев. Право, сыну, с Изяславом есмь не могл быти, а ты ми еси свои брат и сын».

Князья целовали друг другу крест «на всей любви». Это означало заключение мира, и по условиям этого мира Юрий признавался старшим («в отца место») для Ростислава, а тот обязывался во всем быть послушным его воле. Показательно, что Юрий именовал племянника «братом и сыном» — как некогда именовал его брата Изяслава: этой формулой и были определены взаимоотношения между князьями.

Положение, следовательно, таково: в то время, когда, узнав о смерти киевского Изяслава Мстиславича, Долгорукий двинулся из Ростово-Суздальской земли в Русь, в Киеве произошли следующие события. В городе возникло двоевластие престарелого Вячеслава Владимировича и его племянника Ростислава Мстиславича, переехавшего из Смоленска в Киев. Предстояло разбить Ольговичей и Давыдовичей, чтобы обезопасить Киев от этих претендентов на киевский престол. Но в это время умер Вячеслав, и Ростиславу пришлось бросить войско и вернуться на похороны. Наскоро раздав имущество умершего дяди, Ростислав выехал к своему войску, но черниговцам уже помогали полчища половцев. Ростислав был разбит, едва не погиб, перебрался ниже Любеча через Днепр и ушел в свои смоленские владения. Любопытно, что Долгорукий своим путем в Русь избрал не обычный путь через вятичей (что было ближе, но труднее из-за отсутствия попутного течения рек), а через враждебный Смоленск — видимо, зная, что Ростислава там нет.

Согласно этому сообщению, Ростислав, который бежал из Киева, должен был где-то собрать войска и только после этого идти против Юрия «к Зарою», где он и остановился. Где находился этот Зарой и где Ростислав мог собрать «многое множество» войска?

Из повествования летописи однозначно следует, что Зарой являлся укрепленным пограничным городом Смоленской земли, в котором Ростислав зимой 1154 г. мог остановиться со своим многочисленным войском. Здесь Ростислав дождался Юрия Долгорукого и заключил с ним мирный договор.

Вслед за тем, по пути в Киев, Юрий встретился со своим союзником, Святославом Ольговичем у Синина Моста, расположенного на границе Новгород-Северского княжества Святослава. Следовательно, каждый из князей предпочитал зимой размещать своих воинов именно в своем укрепленном пункте, который должен был быть достаточного размера и иметь необходимые для обеспечения их войска ресурсы.

После встречи у Синина Моста с Святославом Ольговичем и заключения мирного соглашения с Ростиславом, Юрий пошел к Стародубу, что позволяет предполагать, что Зарой следует искать к северо-западу от Синина Моста, заключает П.В. Голубовский. Однако при этом соглашается с Н.П. Барсовым, называя д. Разрытое (Корсики) Смоленской области, как возможное место для локализации Зароя. Необходимо отметить, что Н.П. Барсов, опираясь на близость топонимов, указывал также на село Зарой в Климовичском уезде Могилевской губернии, на правом берегу Ипути. При этом не приводится никаких доводов в возможности существования в окрестностях этих поселений древних городищ требуемого размера и проведения их археологических исследований. Вместе с тем, таких данных нет и в «Археологической карте России. Смоленская область. Часть 2 – М. 1997». Отметим также, что и Разрытое (Корсики) и с. Зарой Климовичского уезда находится строго севернее Синина Моста, а последующая история этих поселений не указывает на возможное существование в данном месте крупных укрепленных пунктов, которые должны были, безусловно, сохраниться как центры волостей Мстиславского княжества в XIV в. Однако этого не случилось.

Поэтому ряд историков стали обращать внимание на другие волостные центры юга Смоленского и севера Черниговского княжеств, которые можно было бы идентифицировать с летописным Зароем. Так, брянский историк Е.А. Шинаков в статье «Радощ - Радогощь (к вопросу о возникновении городов с «блуждающими названиями»)», указывал, что на территории современной Брянской области существуют города, которые явно существовали в домонгольской Руси, но названия городов этого периода не совпадают с названиями эпохи Литовско-Русского государства. Возникают так называемые топонимические «пары городов», такие как Радощ – Погар, Рогово – Почеп, Зарой – Мглин. В данном случае нас, естественно, интересует пара Зарой – Мглин, которую более детально мы и рассмотрим ниже.

Из текста летописи ясно, что, когда Юрий в 1154 г. подошел к Смоленску, Ростислава там не было, и «волостью Ростислава» летописец именует не все Смоленское княжество (где Юрий уже находился), а его владения вне Смоленска, где Ростиславом и были основаны крупные княжеские центры Ростиславль, Мстиславль и Изяславль. Все они датируются эпохой Ростислава, когда укреплялись границы княжества путем строительства новых замков и крепостей.

Для такого замка-крепости нужно было найти подходящую природную площадку, обладающую рядом специфических свойств, удовлетворить которые было не так просто. Одной из таких подходящих площадок является городище Воздвиженская гора, расположенное к северу-западу от Синина Моста, как на это и указывал П.В. Голубовский.

Время основания Зароя (Мглина) в середине XII века Ростиславом также очень хорошо подтверждается предварительными археологическими исследованиями на Воздвиженской горе, где имеется удобная около 3,5 га. площадка (примерно такие же размеры имеют детинцы Мстиславля и Ростиславля), хорошо защищенная с севера и юга глубокими оврагами, с запада рекой Судынкой, и допускающая возможность строительства хорошо укрепленной крепости на южной границе Смоленского княжества.

Действительно, Ростислав мог использовать прекрасные природные условия для строительства на Воздвиженской горе хорошо защищенной крепости, необходимой для охраны своей южной границы с Черниговским княжеством. Воздвиженская гора представляет собой идеальную площадку для построения на ней крепости, стоящей на защите южных рубежей Смоленского княжества, сформированных в результате присоединения этой территории в 1142 г. То, что в прошлом Мглин представлял собой серьезный укрепленный город, отражает и старинный герб г. Мглина, на котором изображены три оборонительные башни.

Vozdvigenskaya Gora c

Воздвиженская гора, фото середины XX века

При археологических раскопках на Воздвиженской горе во всех шурфах были обнаружены обломки глиняной посуды, которой пользовались славяне в XII—XIII веках, а несколько обломков оказались от посуды XI века. Кроме того, в одном из шурфов найдены браслеты, небольшой нож и пряслице из розового шифера – предметы материальной культуры восточных славян XII–XIII веков. Следовательно, скорее всего, Зарой (Мглин) возник не позднее XII века, а не в1387 г. как это утверждает И.Ф. Токмаков, и не в Городище, а в районе Воздвиженской горы.

Rostislav Sv

Св. Смоленский князь Ростислав Мстиславич

Известно, что Ростислав много усилий отдавал укреплению в своем княжестве православной веры. Вместе с образованием отдельной Смоленской епархии и снабжением ее привилегиями, идет постройка храмов и основание монастырей. В 1146 году Ростислав Мстиславич воздвиг храм во имя Святых Апостолов Петра и Павла. За большие заслуги в продвижении Православия русская церковь причислила князя Ростислава к лику святых.

Поэтому, возможно, он отказался от использования языческого поселения Городища около Мглина и для защиты южных рубежей своего княжества строит крепость на Воздвиженской горе, с Воскресенским храмом внутри.

Plan Kreposty 1782 2

Земляные валы и здания старой крепости г. Мглина, план 1782 г.

Земляные валы этой крепости нам известны по более позднему плану 1782 г., когда край был отнесен к Новгород-Северскому наместничеству. Существование на Воздвиженской горе археологического памятнике подходящей площади и находок ХI-ХIII вв. однозначно позволяет рассматривать его как крупный замок и центр волости.

Итак, археологические данные и характер местности неопровержимо свидетельствуют, что на территории Воздвиженской горы в XII веке существовала крепость, однако топоним Мглин в летописях этого времени не упоминается. Но возможно он назывался не Мглин, а как-то иначе?

Известно также, что все события, связанные с противостоянием Ростислава Мстиславича с Юрием Долгоруким, происходят зимой (с ноября 1154 по январь1155), а после заключенного перемирия, Юрий Долгорукий встретился со Святославом Ольговичем вблизи Синина Моста и Радогоща, а затем двинулся к Стародубу.

Таким образом, ясно, что все эти события, описанные в летописи, происходят на территории, непосредственно примыкающей к Мглинскому региону. Да и Ростислав, собрав «вои свои многое множество», численность которого можно оценить около тысячи воинов, мог остановиться, как мы уже указывали, со своим войском только в достаточно большом городе-крепости, имеющем всю необходимую инфраструктуру для обеспечения такого большого количества воинов требуемыми ресурсами в зимнее время. Для решения данной задачи в этом регионе, как мы видим, идеально подходит древний Зарой (Мглин), предусмотрительно основанный Ростиславом на границе своего княжества, наряду с такими городами как Мстиславль и Ростиславль.

Обратим внимание, что в летописи говорится лишь о том, что Ростислав, собрав свои "многое множество" полки, пришел к Зарою, где и остановился. Непосредственно топоним Зарой в летописи отсутствует и является лишь результатом последующей интерпретации историками словоформы «Зарою» текста летописи.

Но является ли интерпретация текста Ипатьевской летописи, что Ростислав «поиде противу ему к Зарою, ту-же и ста», единственной? Возможно, что летописец в данном случае использовал не совсем правильную (с точки зрения современной грамматики) форму дательного падежа от имени Заров, а не Зарой, как затем полагали многие исследователи. Но тогда, соответственно, и искать нужно не Зарой, а топоним Заров, по своему смыслу указывающий, что место, где остановился со своим войском Ростислав, должно обязательно находится где-то «за рвом».

Как мы увидим ниже такое место вблизи детинца г. Мглина действительно имеется – это посад Заровское, который упоминается на географических планах г. Мглина за 1782 и 1798 годы. Причем, этот посад находится не только за глубоким рвом от детинца города на Воздвиженской горе, но и расположен непосредственно вблизи Смоленского шляха, обеспечивающего самый короткий путь из владений Ростислава, где он собрал свои  многие полки, до северной границы Черниговского княжества, где в это время находились войска Юрия Долгорукого, расположенные на земле его союзника, князя Святослава Ольговича. Вполне вероятно, что с середины XII века и крепость на Воздвиженской горе и ее посад вблизи Смоленского шляха назывались одним именем – Заров, которое потом, начиная c конца XIV, сохранилось лишь в виде названия одного из предместий г. Мглина – Заровское.

Данное предположение также хорошо согласуется с тем фактом, что Мглин (Зарой) не попал на страницы летописи при описании событий 1142-1160 годов, когда в 1142 г. сначала Всеволод Ольгович передал князю Владимиру Давыдовичу Вшиж и Ормину, затем в 1147 присоединил Воробейну, а в 1159 г. уже Святослав Владимирович расширил территорию Вщижского княжества вплоть до Росуси (ныне с. Россуха). Мглин (Зарой), расположенный в непосредственной близости от указанных городов, в летописи не упоминается именно потому, что не относился к Черниговскому княжеству, а находился непосредственно под патронажем могущественного Смоленского князя Ростислава, ссориться с которым никто не желал.

На то, что основание г. Мглина (Зароя) следует отнести к гораздо более раннему – («домонгольскому») времени – указывает и Филарет (Гумилевский) в своем фундаментальном труде «Историко-статистическое описание Черниговской епархии».

Можно предложить также ряд дополнительных аргументов в пользу гипотезы отождествления летописного Зароя с крепостью городища Воздвиженская гора. В документе от 1523 г. «Границы Литовского государства съ вел. кн. Московскимъ, с показаниемъ числа домовъ въ пограничныхъ селенияхъ» (см. Документы Московского Государственного архива министерства юстиции. – М. 1897.) сообщается: «…а подымей было тогды во Мглине пятьсот», т. е. во Мглине в 1523 г. было уже 500 жилых домов (дымов), облагаемых податью, налогом.

Для сравнения отметим, что Рославль, основанный Ростиславом Мстиславичем в 1150 г., имел семьсот домов: «Рославль место, домов сем сот и тепер, а церквей 11», говорится в документе министерства юстиции. При этом, остальные поселения данного списка в среднем имели от 10 до 30 дымов.

Наличие уже в конце XV века такого количества домов во Мглине объяснить очень трудно, если относить дату основания Мглина к концу или началу XIV века. Так как в этом случае необходимо постулировать необычайно бурное развитие г. Мглина, когда всего за немногим более сотни лет в городе было построено 500 домов. Примеров такого быстрого развития городов раннего средневекового нет. Более правдоподобно предположение, что и Мглин и Ростиславль (Рославль) были основаны приблизительно в одно и тоже время – в эпоху бурного строительства в середине XII века Ростиславом Мсиславичем крепостей для охраны границ Смоленского княжества.

Таким образом, если исходить из гипотезы примерно равной скорости развития северских городов, то с высокой степенью вероятности можно сделать предположение, что и Мглин был основан не позднее середины XII в. Однако в летописных источниках этого периода времени упоминание о Мглине отсутствует, что, в соответствии с выше сказанным, говорит лишь об одном – в XII веке Мглин назывался как-то иначе, но при этом был достаточно крупным городом, сопоставимым с такими городами данного региона как Стародуб, Новгород-Северский и Погар. Естественно, он должен был оказаться в поле зрения летописцев, но под другим именем, и это имя, вероятнее всего, Зарой или Заров. Хотя возможно и другое предположение: летописец сознательно указал имя Зарой, как предместье уже существовавшего в ту эпоху г. Мглина (что для него было очевидно), чтобы подчеркнуть, в каком именно месте располагались воины Смоленского князя.

Земли края в составе Вщижского княжества

Несколько иначе складывалась судьба другой части Мглинской земли, которая после событий 1142 г. осталась во власти Черниговских князей. В результате второго раздела Земли Радимичей к Смоленску отошли земли, расположенные в бассейнах рек Беседь и Ипуть, а во власти Чернигова остались лишь волости восточнее р. Воронусы (Воробейня, Ормина) и южнее р. Унечи (Росусь).

В XII веке Черниговское княжество дробилось на ряд уделов, управляемых Ольговичами, претендовавшими на многие русские княжеские центры за пределами княжества. Одним из таких удельных княжеств, куда во второй половине XII века входили волости Воробейня, Ормина и Росусь, было Вщижское княжество.

Vschijskoe Knyagestvo 2

Вщижское удельное княжество в XII – первой половине XIII века

Значение Вщижского княжества для понимания древней истории Мглинского края раскрывается при ознакомлении с летописными сведениями о нем. В первой половине XII века территория Вщижского княжества находилась во власти черниговского князя Всеволода Ольговича. Всеволод Ольгович был сыном Олега Святославича, который в «Слове о полку Игореве» получил прозвище Гориславич.

Вщиж как удельный город Черниговского княжества, впервые появляется на страницах летописи под 1142 г, хотя основан гораздо раньше. В XI — начале XII века он входил в состав княжеского владения черниговских князей Святославичей и затем Ольговичей, державших здесь укрепленный «двор» и посадников с дружиной.

О Вщиже мы узнаем в связи с усобицей черниговских князей со своим старшим братом – киевским князем Всеволодом Ольговичем, который дал в 1142 г. на севере черниговской земли города Вщиж и Ормину своему двоюродному брату Владимиру Давыдовичу, который и владел Вщижем до своей гибели в 1151 году. Следовательно, начиная с 1142 года эта часть территории радимичей, оказалась в составе Вщижской волости Черниговского княжества, пожалованной Владимиру Давыдовичу.

Расположенный на Десне, в 50 километрах на северо-запад от Брянска, Вщиж в течение короткого времени проделал путь от великокняжеского опорного пункта сбора дани до столицы небольшого удельного княжества. Б. А. Рыбаковым в 1940 г. при раскопках Вщижского городища было обнаружено, что первые древнерусские укрепления здесь были возведены на месте более древнего (IX—Xвв.) славянского языческого поселения, которое, видимо, играло роль временного стана на пути киевского полюдья.

В середине XII века, когда небольшая вщижская крепость из резиденции княжеского посадника превратилась в резиденцию удельного князя Владимира Давыдовича, здесь были произведены значительные изменения, увеличившие размеры городка в несколько раз.

Вщижское городище расположено на высоком крутом берегу Десны при впадении в нее пересохшего ныне притока Судка. В ХI – начале ХII века Вщиж был небольшой крепостью с посадом и резиденцией посадников с дружиной. Крепость ограничивалась по периметру стеной и рвом с напольной стороны (см. рисунок-реконструкцию Б.А. Рыбакова). Постепенно городище было расширено и стало состоять из детинца (1), площадью 1,2 га, окольного города (2), площадью 2,6 га, и обширного селища-посада (3).

Городище разделено на две неравные части невысоким валом и рвом, отсекающими западную часть мыса. Форма городища в плане близка к равностороннему треугольнику, с протяженностью сторон до трехсот пятидесяти метров. Северная сторона городища омывается Десной, юго-западная проходит над впадающим в Десну ручьем. На западе городища расположена высокая и крутая возвышенность – Благовещенская гора (10). Посад города был окружен мощным двойным валом и глубоким рвом, ширина которого и сейчас достигает восемнадцати метров. Въезд в город был, по всей вероятности, со стороны ручья, там, где посад примыкал к детинцу.

 Vschij

Вид Вщижского городища, реконструкция Б. А. Рыбакова

В XII – XIII веках Вщиж это уже сильно укрепленная крепость напротив заброшенного языческого святилища. В ту пору, когда велись непрерывные войны, в облике города главенствующими были оборонительные, а также культовые сооружения. Стены детинца были рублены из дубовых городен размером 3х5 метров (4), над которыми господствовала шестиугольная башня--вежа (5), другую деревянную башню-донжон возвели в детинце (6). Эта башня была снабжена самострелами и арбалетами.

В ряду с тесными избами челяди находился дом с теремом (7), 14м по фасаду, сложного плана. Обычай насыпать землю на потолок позволил установить, что дом этот был двухэтажным, а в центре его возвышался еще небольшой «эласоверхий терем», обитый медными листами.

Дома боярской и княжеской челяди в детинце были выстроены на западной стороне, почти вплотную один к другому и задними торцами к стене детинца. Они были прямоугольные (3,2–4 х 6 м), крытые соломой (8). Огромные печи с кирпичными дымоходами, выведенными выше кровли, занимали весь задний торец. Дома в детинце шли вдоль стен, оставляя середину его свободной для сбора дружины. Небольшой внутренний вал отделял детинец от посада.

Vschij Gorod

Евгений Коньков. Древний город Вщиж

Вокруг княжеского дома находились дома дружинников, на площади были коновязи для боевых коней – место сбора княжеской конницы. Искусственные оборонительные сооружения дополнялись естественными преградами в виде крутых склонов, а также мощной в те годы рекой Десной. На стенах Вщижа стояли большие арбалеты – механические луки, стрелявшие железными коваными стрелами.

Вокруг детинца располагался посад (2), где жили купцы и ремесленники – гончары, кузнецы, литейщики, шорники и другие мастера. На окраинах его, у вала, обнаружена кузница и гончарная мастерская. У восточного вала найден инструмент мастера серебряных дел — штамп для котлов. Каждый князь был рад иметь таких людей в своем городе, ведь от их труда зависел достаток княжества. В пользу князя ремесленник выполнял определенный «урок» (заказ), за который князь мог и наградить, а в остальное время мастер работал на себя. Даже монголы, захватив в плен таких людей, ценили и берегли их.

В связи с превращением Вщижа в стольный город удела увеличивается площадь детинца, окольный город обводится валами и рвами, за которыми в центре посада был поставлен каменный храм (9) середины XII века с небольшим кладбищем близ него.

Hram 2

 Вщижский храм Благовещения Пресвятой Богородицы XII века (реконструкция)

В 1840-х годах В.М.Зиновьева-Фомина, владевшая с. Вщиж, произвела первые раскопки древнего города. Были найдены остатки кирпичной церкви, на стенах которой сохранились фрески. Во внутренности его были видны еще основания столпов, подпиравших своды храма и отделявших от него алтарь. Амвон был каменный, пол настлан из кирпича, залитого известью. В алтаре еще сохранился престол, сложенный из кирпича. Еще в XIX веке археологи довольно точно представляли себе, как выглядел вщижский храм. Он был одноглавый, высокий, чисто византийского стиля внешний облик его был своеобразен. Судя по фундаментам, церковь представляла собой трехапсидный однокупольный храм простого объема, лишенный украшений.

Форма церкви продолговатая, четырехугольная. Церковь с алтарем имела 10,15 м. в длину и 7,35 м. в ширину; наружный размер — на 125 см. больше. С северной и южной сторон находилось 12 колонн; в алтарной перегородке было 2 колонны. Главной достопримечательностью храма являлось гульбище, то есть арочная открытая галерея с кирпичной же аркой на 12 устоях; следы этих колонн были видимы еще в XIX веке.

Подобное гульбище первоначально было и в знаменитой церкви Покрова на Нерли под Владимиром. В 1940 году Б. А. Рыбаков раскрыл остатки фундамента галереи. Судя по данным раскопок 1840-х и 1940-х годов, ближайшие к храму жилища и сам храм вместе с десятками укрывшихся в нём жителей погибли в пожаре во время осады Вщижа ордынцами в 1238 году.

Вблизи Вщижского детинца расположено городище Благовещенская гора, исследованное Б.А.Рыбаковым.

 Svyatilische 2

Языческое святилише на Благовещенской горе Вщижа

На нем в раннем железном веке располагалось языческое святилище (юхновская археологическая культура), вероятно связанное с культом богини Лады. В христианское время (XI–XIII века) здесь находилось кладбище, затем – православная часовня, ныне установлен памятный знак в форме креста.

Вщиж начинает упоминаться в летописях с первых годов второй половины XII в., когда раздоры, смуты и клятвопреступления в междукняжеских отношениях, в борьбе Ольговичей с Мономаховичами из-за Киева, были явлением обыденным. Основные летописные данные о Вщиже связаны с сыном Владимира Давыдовича, князем Святославом.

Недовольный доставшимся ему уделом (маленьким городком Березовым под Черниговом), Святослав Владимирович в 1155 г. отправился «во Вщиж и зая (занял – Е. Л.) все города Подесенеския», вероятно Ормину, Воробейну, Росусь, принадлежавшие его родному дяде, Изяславу Давидовичу черниговскому, и де-факто включил их в новое удельное княжество, признав своим сюзереном Ростислава смоленского, отказавшись от старшинства над собою родного дяди, Изяслава Давыдовича.  

Izyaslav

Великий князь Киевский Изяслав Давыдович

Принеся в 1156 г. вассальную присягу смоленскому князю Ростиславу, Святослав Владимирович фактически разрезал черниговские земли пополам, прервав также прямое сообщение между Черниговом и Северо-Восточной Русью.

Изяслав нанял половцев и пошел с ними к Березову, где находился Святослав. К последнему пришел на помощь Ростислав, и дело окончилось занятием со стороны Святослава городов по Десне. Вскоре, однако, дядя и племянник примирились.

К середине XII века, деснинское Полесье становится ареной борьбы между Святославом Ольговичем и его бывшими союзниками Давыдовичами. Когда в 1157 году черниговский князь Изяслав Давидович был приглашён киевлянами на правление вместо ненавистного им Юрия Долгорукого, он оставил Святослава Владимировича со своим полком охранять Чернигов, так как боялся, что его захватит Святослав Ольгович северский.

Вскоре туда явились и Святослав Ольгович и Святослав Всеволодич, намереваясь оставить Чернигов за собой по праву родового старшинства, но Святослав Владимирович не впустил дядю и двоюродного брата в город, вынудив их отступить. В середине мая 1158 г. в Киев въехал Изяслав Давыдович. Поспешили к Киеву и Святослав Ольгович и Святослав Всеволодович. Изяслав в столицу князей не пустил, и им пришлось отступить от Киева и стать за «Свиною» рекою, под Черниговом.

Чуть позже подошли полки Изяслава Давыдовича, но дело до сражения не дошло. В 1159 г. собравшиеся в г. Лутаве Изяслав Давыдович и три Святослава (Ольгович, Всеволодович и Владимирович) «целоваста крест межи себе на всей любви,., и бысть веселие в них по три дни...». Князья помирились, причём Чернигов достался Святославу Ольговичу, хотя большую часть области великий князь Изяслава Давыдович взял на себя и на племянника Святослава Владимировича, который был вынужден вернуться во Вщиж. Кроме того, в результате переговоров Святославу Всеволодовичу достался Новгород-Северский.

Однако союз Давыдовичей и Ольговичей оказался очень недолговечным: начавшиеся в том же году новые усобицы развели их по враждебным лагерям. Святослав Ольгович, владевший Черниговом и семью другими близкими к нему городами, заявил, что Изяслав Давыдович «всю волость Черниговъскую держит с сыновцем (племянником – Е. Л.) своим, и то ему все не досыти».

В развернувшихся военных действиях принимали участие не только русские войска, но и значительные силы половцев и других кочевников, приведенных в помощь Изяславу Давыдовичу Святославом Владимировичем (вщижский князь имел особые связи с половцами, так как его мать «бежала в Половцы» и вышла там замуж за половецкого хана Башкорда).

Правление Изяслава в Киеве было недолгим, в 1159 году противники великого князя изгнали его из города, пригласив на княжение Ростислава Мстиславича из Смоленска. Но Изяслав Давидович, «не терпя быть в покое, по малой вражде о владениях со Святославом Ольговичем умыслил на него воевать».

Земли радимичей, относящиеся к Вщижу, именовались Подесеньем. На этой территории известны еще три небольших городка: Ормина – впервые упоминается в летописи в 1142 году, Воробейна – первое упоминание под 1147 годом – и Росусь (ныне с. Расуха) – первое упоминание под 1159 годом.

Воробейна и Росусь также упоминаются в летописи за 1160 год, как населенные пункты, через которые пролегал военный путь князя Изяслава Давыдовича и половцев, которые, как известно, в XII веке периодически использовались русскими князьями в качестве военной силы. Летопись, в которой упоминаются эти поселения, гласит: «Ко Изъяславу придоша половцы мнози и иде съ ним к Воробейнъ и къ Росух и тут повоевать иде къ Вщижю».

В начале зимы того же года Изяслав Давыдович «оттуда иде на Смоленскую волость... и повоевав и тамо много зла створиша». Только в плен наемники-половцы захватили до 10 тысяч человек. Смоленская земля в это время оставалась владением великого киевского князя Ростислава Мстиславича, враждебного Изяславу Давыдовичу. Наверняка сильнее всего были разорены примыкающие к Вщижскому княжеству южные территории смоленской земли, среди которых была и северная часть Мглинского края в междуречье Ипути, Воронусы и Унечи.

Своеобразным ответом на действия Изяслава Давыдовича явилась осада Вщижа черниговскими князьями Святославом Ольговичем и Святославом Всеволодичем, приведших с собой еще и полки полоцких и смоленских князей:

«Тоя же зимы приидоша на Володимерича Святослава Русстии князи, и отступиша и в Вжищи; Изяслав [Давыдович] же в то время посла к Андрееви 1Боголюбскому], прося ему помощи; Андреи же посла сына своего Изяслава со всем полком своим, и Муромскаа помощь с ним. Святослав же Володимерич бьяшется с Русскыми князи из града крепко, ожидаа помощи от Изяслава стрыя своего и от Андреа тести своего. Святославы же Олговичь и Всеволодичь и инии князи слышаша идуща Изяслава Андреевича с силою Ростовъскою, и убоявшася даша ему мир и взратишася. Изяслав же Давыдович и Изяслав Андреевич слышавше их възратившихся, и взратися Давыдович в Вятичи, а Ондреевич к отцю Ростову».

Таким образом, из этого текста Ипатьевской летописи следует, что Вщиж так и не был взят, потому что «Святослав же Володимерич бьяшется с Русскыми князи из града крепко», а его противники, следуя традиционной русской тактике, не решаются на штурм, предпочитая взять город «малой кровью», то есть «измором». Это позволяет Изяславу успеть привлечь к военным действиям новую силу – Андрея Боголюбского, который не прочь закрепиться у границ Южной Руси и приобрести здесь союзников.

Не имея средств помочь племяннику собственными силами, Изяслав Давидович отправил посла своего к ростовскому князю Андрею Юрьевичу Боголюбскому с просьбою о помощи и с предложением выдать за осажденного его племянника дочь, княжну Ростиславу Андреевну.

Svadba Svyatoslava Vladimirovicha 1160

Страница Радзивилловской летописи с изображением событий 1160 г. Вверху – свадьба во Вщиже Святослава Владимировича и дочери Андрея Боголюбского. Внизу – победа вщижского князя над осаждавшими Вщиж

Предложение было принято, и Андрей Юрьевич немедленно отправляет под Вщиж своего сына Изяслава с сильным войском из ростовцев и муромцев. Когда помощь жителям Вщижа была уже недалеко, князья, осаждавшие город, «убоявшася даша мир» Святославу Владимировичу.

Уже через несколько недель во Вщиж была привезена невеста, сыграли свадьбу, и Святослав Владимирович остался княжить в своём владении.

Несмотря на брак Святослава Владимировича с дочерью Андрея Боголюбского, черниговский Святослав Ольгович и северский Святослав Всеволодович не оставили его в покое и в 1161 году снова осадили Вщижскую крепость, на этот раз более многочисленными силами: дружинами восьми князей, недовольных союзом Святослава Владимировича с Изяславом Давыдовичем, почти постоянно враждовавшим с другими князьями.

Осада длилась пять недель, и, когда наступил голод, а также стало ясно, что помощь на этот раз не подойдет, город сдался. Голод был вызван, вероятнее всего, тем, что жители не успели пополнить запасы после предыдущей осады, опустошением княжеских кладовых во время пышной и престижной свадьбы и временем года – скорее всего, концом зимы.

Святослав сохранил вщижский престол, но целовал крест черниговскому князю «яко имети ему его в отца место и во всей воли его ему ходити», то есть принес своеобразную личную вассальную присягу Святославу Ольговичу, как своему сюзерену. Ясно, однако, что сравнительно благоприятный исход для Святослава Вщижского был достигнут не добровольной сдачей города, не его смирением, а благодаря его родству и покровительству Андрея Боголюбского.

Хотя Изяслав заключил династический союз с Андреем Боголюбским, но участие владимирских войск свелось к защите лишь Вщижского удела Святослава Владимировича, и, в итоге, Изяславу также пришлось признать старшинство Ростислава Мстиславича. Таким образом, в 1160 году в борьбе за вщижские земли принимали участие черниговские, северские, смоленские князья и даже великий владимирский князь Андрей Боголюбский.

Изяслав Давыдович, этот беспокойный князь, бывший инициатором многих усобиц и принесший вместе с половцами много зла русским землям, в 1161 г. погиб во время очередной войны, на этот раз против киевского князя Ростислава Мстиславича.

В 1164 году черниговский князь Святослав Ольгович умер и старшим в роду стал Святослав Вщижский, но он не стремился в Чернигов и до конца жизни (1167) оставался князем в Вщиже. Годы княжения Святослава Владимировича были временем наибольшего политического значения Вщижа. Город в это время был центром всего Среднего Подесенья: размеры владений Святослава Владимировича Вщижского вызывали чувство зависти даже у черниговского князя Святослава Ольговича. Не считал зазорным породниться с вщижским князем один из сильнейших князей Руси Андрей Боголюбский. Об оборонных возможностях Вщижа наглядно говорит пятинедельная осада города дружинами восьми князей.

После смерти бездетного Святослава Владимировича в 1167 г. потомство Святослава Ольговича получило исключительное право на занятие северских уделов и сохранило права на Чернигов, а вщижским князем, вероятно, стал старший сын Святослава Всеволодовича Олег. Его отец, старший сын Всеволода Ольговича и дочери Мстислава Владимировича Великого Агафьи (Марии), стал самым выдающимся среди Черниговских и Киевских князей. Святославу Всеволодовичу удалось затормозить распад Киевского государства и добиться его стабилизации под конец XII века. Он персонаж «Слова о полку Игореве», где называется «великим» и «грозным». Ему посвящены важные эпизоды «Слова» – Золотое слово Святослава, рассказ о вещем сне князя.

Svyatoslav Vsevolodovih 3

Князь Черниговский и Киевский Святослав Всеволодович (после 1116-1194)

Святослав Всеволодович Киевский – несомненно, гораздо более значимая фигура в истории Руси, чем его двоюродный брат Игорь Святославич, – главный герой «Слова». Ему первому со времен Владимира Мономаха удалось продержаться на главном русском престоле дольше десятилетия. Мудрый и по необходимости ловкий политик, успешный воитель, пользовавшийся моральным авторитетом среди князей-сородичей. Именно таким он предстает в «Слове», и ему в уста вкладывает сказитель «златое слово» – собственные мысли о необходимости сплочения князей.

Вероятно, следующим Вщижским князем был другой сын Святослава Всеволодича – Владимир. Он в 1191 г. участвовал в безрезультатном походе на половцев под руководством Игоря Святославича, героя «Слова о полку Игореве». Исследователь «Слова о полку Игореве» А. Ю. Чернов выдвинул гипотезу об авторстве этого произведения Владимира Святославича, который хорошо знал и своего дядю Игоря и своего отца: ведь для автора поэмы Святослав – в большей степени герой эпохи, чем Игорь.

Дальнейшую судьбу вщижских князей, пятерых сыновей Вдадимира – Филиппа, Бориса, Давида, Андрея и Святослава, – мы узнаем из Любецкого синодика. Филипп в 1201 г. получил Вщижское княжество и умер еще до монгольского нашествия, а Борис, Давид, Андрей и Святослав Владимировичи наверняка владели Вщижским княжеством и погибли при его обороне в 1238 г. от монголов. После монгольского разорения весной 1238 года, когда Вщиж был разрушен до основания, город и княжество перестали существовать.

Многое в жизни города стало известна благодаря археологическим данным. Еще в 1819 г. владелец села Вщиж М. Н. Зиновьев обращал внимание Н.М. Карамзина на то, что Вщиж и его округа богаты археологическими памятниками. Он писал: «Еще доныне в окрестностях видны следы земляных укреплений и находятся большие гранитные кресты (на курганах), весьма не худо выделанные. Выкапывают также немало медных крестов, икон, железной конской сбруи и прочее».

В результате исследований остатков стен каменной церкви времён удельного Вщижского княжества., выполненных в течение 1840-1844 годов, был обнаружен целый ряд уникальных предметов богатой церковной утвари: бронзовая арка (1), серебряная чаша Владимира Давидовича (2), подсвечники французской работы (3,4), малое паникадило (5), бронзовый водолей (6), шлем (7), медные образки, складной серебряный крестик с изображением распятия и много разных железных и свинцовых вещей. Местными жителями в разное время были найдены меч, топоры, золотой перстень, и другие вещи, преимущественно XII в.

В процессе раскопок 1844 г. найдены две великолепные бронзовые арки (1), на которых выполнен ажурный орнамент из переплетающихся жгутов с медальонами, с изображением птиц – прекрасный образец литья мастера Константина середины XII века. Вщижские арки представляют собой два совершенно одинаковых изделия с боковыми выступами внизу и с втульчатыми рукоятями, поддерживающими арки снизу. Надписи имеются на обеих арках.   Надпись на первом экземпляре, судя по сохранившимся буквам и интервалам между ними, можно восстановить так: «Господи помози рабоу своемоу Костантину», что позволяет считать их изделием местных мастеров.

 Nachodki 1819

Предметы XII века, найденные во Вщиже при раскопках 1840-1844 годов

  1. Вщижская бронзовая арка, 2- серебряная чаша Владимира Давыдовича, 3- подсвечник лиможской работы, 4- подсвечник, бронза, литье, 5- бронзовое паникадило, 6- бронзовый водолей, 7- шлем.

Особенный интерес представляют найденные на развалинах храма западный бронзовый водолей (сосуд для торжественного омовения рук перед богослужением) в форме птицы с головой юноши, паникадило из колокольной меди в виде блюда с прорезными краями. В углублении паникадило, по-видимому, вставлялась стеклянная или глиняная лампада с маслом. Она висела на трех кольчатых цепях.

Один подсвечник из красной меди, литой с эмалью лиможской работы XIII века. Он на трех ножках, со шпилем вверху, вместо трубочки, в которую вставляют свечи. Другой литой из желтой меди подсвечник богат украшениями. Верхняя часть его поддерживается двумя змеями, вместо трубочки для свечей также имеется остроконечный шпиль. Втулка его украшена чеканными фигурами, а поддон состоит из перевитых между собою крылатых драконов, на которых ползут ящерицы. Западноевропейские предметы во Вщиже свидетельствуют о широких торговых и династических связях Вщижского княжества с Европой.

Важное значение для восстановления истории Вщижа имели раскопки, произведенные в 1940 и 1948—1949 гг. Б.А. Рыбаковым. Удалось установить, что территория Вщижского городища была заселена славянами с IX в., но начинался древний Вщиж не здесь, а на соседней Благовещенской горе, где. находилось языческое святилище древних балтов, которых позже вытеснили славяне.

Состав населения Вщижа в это время был двоякий: с одной стороны, встречаются вещи, совершенно аналогичные деревенским вещам X—XI веков из окрестных радимичских курганов, а с другой стороны — много находок дружинного характера: меч, костяные части седла, с орнаментом X—XI веков, посеребренная железная пряжка с золотым изображением оленя, украшения.

Керамика этого времени уже достаточно разнообразна по своим формам и вся сделана на ручном кругу. В жилищах и на дворах найдено множество разнообразной посуды, орудий труда и бытовых предметов (ключи, замки, рукомойники, черпала, пряслица, браслеты и др.).

В жилых домах по берегу Десны найдены массивные отопительные печи. Был обнаружен сохранившийся женский головной убор XII века (1), его реставрация представлена на рисунке ниже. В одном из домов была раскопана и впервые установлены все детали конструкции мельничного постава (2).

Интересен кабаний клык (3) с заклинательной надписью: «Господи помози рабу своему Фоме», который, вероятно, использовался как оберег. Грамотность в русских городах домонгольского периода если не была всеобщей, то была нормой для подавляющего большинства населения. Об этом свидетельствуют и многочисленные находки инструментов для письма – писал, и найденные в Новгороде берестяные грамоты, и многочисленные надписи на бытовых предметах.

Nachodki Rybakov

Предметы XII века, найденные во Вщиже Б.А. Рыбаковым

  1. женский головной убор XII века, 2- конструкции ручной мельницы, 3 – кабаний клык с надписью, 4- медные котлы, 5 – древнерусский гончарный горн, 6- варган.

В княжеском доме посада употреблялась стеклянная посуда, здесь варили обеды в огромных медных котлах (4), очевидно на всю дружину князя. Найденная здесь железная личина от шлема была покрыта серебром и позолотой; богатство отделки свидетельствует о знатности владельца. Дом отапливался тремя, печами; для освещения применялись бронзовые паникадила.

Из всех видов производства во Вщиже обильнее всего представлено гончарное дело. Близ вала был раскопан так называемый «вщижский горн» (5), датируемый моментом взятия города весной 1238 года, принадлежавший двум мастерам. Горн находился на краю города, близ вала у реки, но внутри замка, недалеко от крепостной стены. Горн был раздавлен в тот момент, когда обжиг посуды подходил к концу, но еще не был завершен. Вероятно, это произошло в момент нападения войск Батыя на Вщиж.

Известен Вщиж и своими интересными находками, считающимися большой редкостью. Например, всего на Брянщине найдены два варгана, один при раскопках вщижского городища (6) в 1948 году, а второй – при раскопках городища «Покровская гора» в Брянске в 1957 году.

Сооружения, здания, предметы и изделия ремесленников, которые были обнаружены в древнем городе Вшиже, относятся к различным временным периодам (VIII - XIII веков). В их создании, безусловно, принимали непосредственное участие наши летописные предки – радимичи, которые, по словам летописца, «живяху въ лесе, якоже всякий зверь, ядуще все нечисто». «Объективность» летописца, в данном случае, не требует никаких дополнительных комментариев.

Археологические раскопки во Вшиже раскрывают интересную историю развития одного из русских летописных городов от племеного святилища к маленькому городку в системе княжеской вотчины, от городка — к удельному центру княжества с разнообразной застройкой, мощными укреплениями, развитым ремеслом. Монгольское нашествие оборвало жизнь этого цветущего города и разрушило его феодальную культуру. Но раскопки показали, что затерянный в брянском Полесье Вщиж XII—XIII веков — яркий образец высокого общего уровня и самобытности русской культуры, проявлявшейся в самых различных областях быта и искусства.

Весной 1238 года войска Батыя, шедшие из Смоленской округи на Козельск не могли миновать городов Подесенья и, очевидно, сожгли Вщиж. Военная дружина и жители города самоотверженно защищали Вщиж от монгольских завоевателей. Горожане решили биться с ордынскими войсками и последний бой приняли закрывшись в церкви. При ее раскопках повсюду найдены следы пожара, уголь и оплавленный металл. У дверей здания обнаружили множество человеческих скелетов, что подтвердило предположение о гибели города во время монгольского нашествия. Они погибли, но не отступили. Завоеватели жестоко расправились с непокорными вщижанами.

Очевидно, что разгром Вщижа, во время которого погибло и население (частично пытавшееся спастись в церкви) и множество ценностей, оказавшихся погребенными под слоем пожарища связан с первым походом на Русь Батыя.

После нашествия Батыя, когда Вщиж был разрушен до основания, территория бывшего Вщижского княжества вошла в состав Брянского княжества.

Источники и литература

  1. Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен. Т. 1. – М.: 1768.
  2. Мяцельскі, А. А. Мсціслаўскае княства і ваяводства ў ХІІ–ХVIII стст. – Мінск: Беларус. навука, 2010
  3. Зайцев А. К. Черниговское княжество X—XIII вв. : избранные труды. — М.: Квадрига, 2009.
  4. Голубовский П. В. История Смоленской земли до начала XVст – Киев, 1895.
  5. Филарет. Историко-статистическое описание Черниговской епархии – Чернигов, 1873.
  6. Алексеев, Л. В. Домен Ростислава смоленского // Средневековая Русь.. – М.: Наука, 1976.
  7. Алексеев, Л. В. Смоленская земля в ІХ–ХІІІ вв. Очерки истории Смоленщины и Восточной Белоруссии. – М.: Наука, 1980.
  8. Богуславский В.В., Бурминов В.В. Русь рюриковичей. Иллюстрированный исторический словарь.
  9. Горбачёв О.В., Дубровский А.М., Колосов Ю.Б., Крашенинников В.В., Шинаков Е.А. История Брянского края. Часть 1. С древнейших времен до конца XIX в. – Брянск: БГПУ,  2001.
  10. Древняя Русь. Город, Замок, село/ под ред. Б. А. Колчина. – М.: Наука, 1985
  11. Федоров Г. Б. По следам древних культур. Древняя Русь. – М., 1953
  12. Хронос. http://www.hrono.ru/biograf/bio_s/svjat9vldmr.php
  13. З. Е. Протченко. Земля Мглинская – родной край. – Брянск, 2003
  14. Н.М. Карамзин. История государства Российского. Том 1-12 
  15. Седов В. В. Восточные славяне в VI—XIII вв. — М., 1982.
  16. Пилипенко М. Ф. Возникновение Белоруссии: Новая концепция
  17. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. – М., 1992.
  18. Макушников О.А. Гомель с древнейших времён до конца XVIII века, 2002.
  19. Макушников О.А. В поисках древнего Гомия. – Гомель, 1994.
  20. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. – СПб., 1899
  21. Багалей История Северской земли
  22. В. В. Крашенинников. Взгляд через столетия. – Тула, 1990
  23. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. М.: Наука, 1993
  24. Ломако Е. И. Древний Мглин. // Сайт Мглинский край http://www.mglin-krai.ru/kraj-v-sostave-litovsko-russkogo-gosudarstva/305-drevnij-mglin
  25. Сайт Брянский край https://www.kray32.ru/history03_01.html
  26. Археологическая карта России: Брянская область / Автор-сост. А.В.Кашкин. – М., 1993.
  27. Археологическая карта России: Смоленская область / Автор-сост. А.В.Кашкин. – М., 1993.
  28. Карпов Д. А. Находки домонгольского времени с городища Мглин-2. // Деснинские древности, выпускIII – Брянск, 2004
  29. Голубовский П.В. Где находились существовавшие в домонгольский период города: Воргол, Глебль, Зартый, Оргощ, Сновск, Уненеж, Хоробор? //Журнал министерства народного просвещения, май, 1903
  30. Алексеев, Л. В. Устав Ростислава Смоленского 1136 г. и процесс феодализации Смоленской земли // Słowianie w dzeijach Europy / – Poznań, 1974.
  31. Барсов Н. П. Географический словарь Русской земли (IX-ХIV в.). – Вильна: Тип. А. Сыркина, 1865
  32. Токмаков И. Ф. Историко-статистическое описание города Мглина Черниговской губернии в связи с церковно-археологическим обзором священных достопамятностей этого края со времени первоначального его заселения. С прил. историч. очерка местечка Почепа. — Киев: Тип. Д. С. Повальского, 1888
  33. Лазаревский А. М. Историко-статистическое описание г. Мглина ... //Киевская старина, том XXII, октябрь, 1888
  34. Акты Западной России, т.1 – СПб, 1846
  35. Тихомиров М. Н. Список русских городов дальних и ближних // Исторические записки, т. 10. – М., 1952.
  36. Топографiчний опис Малоросiйськой губернiи 1798-1800 рокiв // Описи Лiвобережной Украйни кiнця XVIII - початку XIX ст. – Киев, Наукова думка, 1997
  37. Любавский М. К. Областное деление и местное управление Литовско-Русского Государства ко времени издания Первого Литовского статута. - М.: Университетская тип., 1892.
  38. Древнерусский город Вщиж http://rus-istoria.ru/component/k2/item/161-drevnerusskiy-gorod-vschizh
  39. Древняя Русь. Город, Замок, село/ под ред. Б. А. Колчина. – М.: Наука, 1985
  40. Поляновский С. В. Село Вщиж // СПб. ведомости. 1844. № 93—94
  41. Рыбаков Б.А. Вщиж – удельный город XII века // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях института истории материальной культуры АН СССР. Вып. 41. – М., 1951.
  42. Рыбаков Б.А. Стольный город Чернигов и удельный город Вщиж // По следам древних культур: Древняя Русь. – М., 1953.  
  43. Хронос. http://www.hrono.ru/biograf/bio_s/svjat9vldmr.php
  44. Википедия

Радимичи - наши летописные предки (885-1169)

Оглавление

Радимичи - наши летописные предки (885-1169) 2

Земля Радимичей. 2

Образ жизни радимичей. 7

Языческие верования радимичей. 9

Мглинские курганные могильники. 19

Брачный обряд радимичей. 22

Погребальный обряд радимичей. 24

Источники и литература. 26

  • От жизни той, что бушевала здесь,
  • От крови той, что здесь рекой лилась,
  • Что уцелело, что дошло до нас?
  • Два-три кургана видим мы поднесь...
  • Да два-три дуба выросли на них,
  • Раскинувшись и широко и смело,
  • Красуются, шумят, и нет им дела,
  • Чей прах, чью память кроют корни их.
  • Ф. И. Тютчев

Земля Радимичей

Территорию, на которой сегодня расположен Мглинский край, во времена Древней Руси занимало племя радимичей. Радимичи – это летописное объединение славянских племен IX-XII веков. Проживали радимичи в междуречье верхнего Днепра и Десны по течению Сожа и его притоков Беседи и Ипути. Согласно «Повести временных лет», «… были же радимичи от рода ляховъ, пришли и поселились тут и платят дань Руси, повоз везут и доныне».

Karta Bogomolnikov 2c

Карта Земли Радимичей, В.В. Богомольников, 2004

Археологические исследования экспонатов захоронений радимичей позволили уточнить территорию их расселения. Совпадение географического распространения характерных типов женских украшений с территорией бассейна реки Сож и летописного указания о расселении радимичей «по Сожу», дает основание признать, что эта территория и есть Земля Радимичей.

Согласно летописям, название племени происходит от имени вождя Радим, во главе с которым радимичи, якобы пришли из пропольских (ляшских) земель. В «Повести временных лет» сказано «… и пришедъша седоста Радимъ на Съжю, и прозвашася радимичи». Письменные свидетельства о радимичах приходятся на период с 885 по 1169 годы. В научной литературе единого мнения относительно происхождения радимичей нет.

Средневековые польские хронисты - Ян Длугош, Мацей Стрыйковский и другие, а также историки XVIII и XIX веков безоговорочно признавали польское происхождение радимичей. А. А. Шахматов пытался подкрепить летописное сообщение о ляшском происхождением радимичей лингвистическими данными, ссылаясь на то, что область радимичей принадлежит ныне к территории белорусского языка, в котором имеется много совпадений с польским.

По мнению Е. Ф. Карского, летописное сообщение о ляшском происхождении радимичей свидетельствует не о том, что они были ляшским племенем, а о том, что они переселились на Сожь из более западных регионов, где соседили с ляшскими племенами. В частности, историкам удалось установить сходство некоторых гидронимов Посожья с гидронимами небольшого участка Верхнего Поднестровья.

В летописи сказано: были два брата в лесах Радим и Вятко. Вятко пришел с родом своим и поселился на р. Ока, и от него и  прозвалися вятичи, а Радим сел на р. Сож, и от него прозвалися радимичи. Далее из летописи мы узнаем, что радимичи жили в лесах. «Радимичи, Вятичи и Север один обычай имяху живяху в лесе. Якоже и всякий зверь», – сообщает летописец.

Таким образом, согласно древней легенде, записанной в «Повести временных лет», радимичи – племя пришлое. Когда-то их предки обитали вдали от Посожья – «у ляхов», т.е. в польских землях. Причины, побудившие покинуть родину предводителей двух родов, – Радима и его брата Вятко – летописцу неизвестны. Во главе переселенцев братья двинулись на восток, преодолевая тысячекилометровые просторы и сталкиваясь с многочисленными недругами. Опасное путешествие заняло годы, многих жертв оно стоило. В конце концов, Радим привел своих людей на берега Сожа. Благодатная местность приглянулась им обилием вековых лесов и богатых лугов. Вскоре она стала их второй родиной. Здесь можно было найти и защиту от врагов, и пропитание. Осевший в Посожье род по имени вождя стал зваться радимичами. Вятко же дошёл до берегов Оки, где положил начало племени вятичей. И жили радимичи в согласии с вятичами и другими соседями-славянами. 

Во второй половине IX века радимичи находились в политической зависимости от сильного юго-восточного соседа и соперника восточных славян – Хазарского каганата. Хазарам на некоторое время удалось наложить дань на ряд славянских племён, в числе которых были и радимичи.

Уже в 884 г., через два года после захвата Киева, князь Олег «иде на северы» (пошел на северян). Между северянами и Киевом давно существовали связи; ведь Десна тесно связывала Подесенье с Поднепровьем. Поэтому Олег без особого труда подчинил северян и заставил их платить теперь уже себе такую же дань, какую они прежде давали хазарам.

Sbor Dani

 Сбор дани на Руси

Вслед за походами на древлян и северян в 885 году киевский князь Олег устанавливает свою власть и над радимичами, обязывает их платить дань ему:

«И посла к радимичем, река: «Кому дань даеть?» Они же ръша: «Козаромъ». И рече имъ Олегъ: «Не дайте козаромъ, но мнъ давайте». И даша Олгови по щълоягу, якоже и козаром даяху. И бъ Олегъ обладав поляны, и деревляны, и съверяны, и радимичи, а съ суличи и тиверци имеаша рать».

В результате радимичи были освобождены от выплаты дани хазарам. Олег, конечно же, не был бескорыстен и наложил на радимичей свою собственную, киевскую дань. Без сопротивления подчинились радимичи Олегу, вошли в состав Древней Руси и с этих пор стали платить дань киевскому князю. Помимо дани, киевские князья вскоре потребовали с северян и радимичей и воинов.

Poludye 3

Радимичи и их соседи в IX-X веках. Полюдье киевских князей по данным византийского императора Константина Багрянородного

Точное географическое расположение племени радимичей среди остальных племен Древней Руси мы находим в описании похода киевских князей в процессе полюдья (сбора дани) византийским императором Константином Багрянородным в IX-Х веке. Из картины полюдья, сообщаемой Багрянородным, видно, что племя радимичей фактически находиться в центре Древнерусского государства.

Радимичи управляются непосредственно из столицы через институты посадников (наместников), ибо никаких намеков на существование здесь княжеской власти нет. В результате упорной, продолжающейся с переменным успехом борьбы киевские князья смогли подчинить себе местную знать радимичей и укрепиться. В 907 году в составе войска Олега радимичи участвовали в его легендарном походе на Царьград:

« Иде Олегъ на Грекы. Игоря остави в Киевъ, поя множество варяг, и словенъ, и чюд(и), и словене, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и съверо, и вятич(и), и хорваты, и дулъбы, и тиверци, яже сут(ь) толковины: си вси звахутьс(я) от грекъ Великая Скуф(ь)».

Отношения радимичей с Киевом оказались нестабильными. В начале 970-х годов, после смерти Великого киевского князя Святослава, радимичи освободились от власти киевских князей и надолго выходят из-под прямого контроля Древней Руси. Так, в документе середины X века – труде византийского кесаря Константина Багрянородного – они уже не значатся среди подвластных Киеву объединений.

Конец радимичской автономии был положен великим киевским князем Владимиром Святославичем в 984 г., пославшим на радимичей авангард войска под предводительством Волчьего Хвоста.

Воевода киевского князя Волчий Хвост встретился с войском радимичей на реке Пищань, притоке Сожа. Радимичи были разбиты и с этого момента потеряли самостоятельность. Хрестоматийное сообщение «Повести временных лет» об этом событии звучит так: «В лето 6492. Иде Володимеръ на радимиче. И бе у него воевода Вълчий Хвостъ, и посъла предъ собою Володимиръ Вълчия Хвоста, и сърете радимичи на реце Пищане, и победи радимиче Волъчий Хвост».

Bitva Radimichey 984

Битва воеводы Волчий Хвост с радимичами в 984 г. Миниатюра Радзивилловской летописи

Так был положен конец автономии радимичей. Местная династия радимичей, скорее всего, либо была устранена, либо перешла на службу Киеву.

 

Образ жизни радимичей

Быт, образ жизни радимичей настолько отличался от порядков, заведённых в столице Древней Руси Киеве, что просвещённые киевские монахи даже спустя несколько веков после переселения радимичей продолжали считать последних дикарями. Киевлянам был не по душе свободный нрав этого лесного народа, хранившего обычаи прадедов и не желавшего принятия новой веры. Христианам были чужды языческие обряды радимичей, их праздники-«игрища» и «бесовские» песни. Летописец Нестор описывал нравы и обычаи вятичей, радимичей и северян так:

«Радимичи, вятичи, северяне имели одинаковый обычай: жили в лесах, как звери, ели все нечистое, срамословье было у них пред отцами и снохами; браков не было у них, но были игрища между селами. Сходились на игрища, на плясанья и на все бесовские игрища и тут умыкали себе жену, с которою кто сговаривался; имели по две и по три жены. Когда кто умирал, сперва творили над ним тризну, устраивали великую кладу (костер) и, положив мертвеца на кладу, поджигали; затем, собрав кости, клали их в небольшую посудину, которую ставили на столбе при дорогах, что делают вятичи и теперь. Этих же обычаев держались кривичи и другие язычники, не зная закона Божья, но сами себе творя закон». Весело и свободно жили наши далекие предки!

 Plyaski Radimichey

Пляски и игрища радимичей. Миниатюра Радзивилловской летописи

Повесть временных лет, включенная в качестве начальной части Радзивилловской летописи, была написана около 1110 года, когда в Киеве утвердилось православие и церковники обличали язычников, погрязших с их точки зрения в «невежестве».

На миниатюре Радзивиловской летописи изображена ритуальная пляска со спущенными рукавами, которая иллюстрирует рассказ об «игрищах межю селы» у древних славян. На рисунке мы видим расположенные на пригорках две группы молодых людей, рукоплещущих танцующим. Посередине нарисована девушка в длинной одежде с рукавами, свисающими ниже кистей рук примерно на длину локтя. Она пляшет, размахивая рукавами как крыльями. Перед ней выплясывает с поднятыми руками юноша. Художник сделал фигуру девушки крупнее, чем юноши, подчеркивая этим главенство девушки в этом танце-обряде. Двое музыкантов сидят у подножья пригорков и играют на свирелях-флейтах; один музыкант с барабаном стоит рядом с девушкой и, возможно, тоже участвует в танце. Барабан в древней Руси назывался бубном (звуками «бубна» поднимали полки в поход); бубны упоминались в связи с бесовскими плясками: Феодосий Печерский видел бесов «в бубъны биющих и инем же в сопели сопущих». В одном из поучений говорится, что «горе... чающим вечера с гусльми и сопельми и бубны и с плясаньем». Описывая языческие обычаи, летописец говорит: «В селех возбесятся в бубны и в сопели». Миниатюра очень точно отобразила устойчивый состав музыкального сопровождения – «бубны и сопели». Пляска со спущенными очень длинными рукавами дожила до начала XX в.

На берегах рек Сожи, Беседи и Ипути славяне-пришельцы сталкиваются и смешиваются с местным населением, обмениваясь с ним обычаями, традициями и языковыми особенностями. Формируется яркая и достаточно самобытная радимичская культура.

Хотя радимичи, по сообщению летописца, и жили в лесах, но они имели довольно развитое хозяйство. Живя во глубине лесов, радимичи были защищены от неприятелей и, кроме того, леса представляли им возможность звериной ловли. Они строили свои хижины в местах диких, уединенных, среди болот непроходимых, так что неприятель не мог путешествовать в их земле без вожатого. Беспрестанно ожидая врага, они использовали еще и другую предосторожность: делали в жилищах своих разные выходы, чтобы в случае нападения скорее спастись бегством. В глубоких ямах скрывали не только все драгоценные вещи, но и самый хлеб.

Железный топор позволял расчищать лес под пашню, поэтому широко распространились земледелие и оседлое скотоводство наряду с охотой, рыболовством и бортничеством. Главным занятием радимичей было земледелие. На пашне применяли силу рабочего скота и «рало» (первый плуг, подрезавший и переворачивавший землю). Они выращивали рожь, просо, ячмень, репу, горох, чечевицу. Урожай убирали железным серпом. У сельчан был и свой скот – традиционные для жителей лесной полосы быки, свиньи, козы, овцы, лошади.

Патриархальные семьи, которые уже не были связаны прямым кровным родством, объединялись в сельские территориальные общины. Отдельные семьи вели самостоятельное хозяйство, являлись собственниками закреплённых за ними пахотных полей, принадлежавших им орудий труда, произведённых продуктов земледелия, животноводства и промыслов. В коллективном пользовании общины находились значительная часть пахотной земли и сенокосов, традиционные места рыбной ловли («ловы рыбные»), промысла бобра («гоны бобровые»), а также обширные леса, где добывали лося, зубра, кабана, медведя, мёд диких пчёл, воск.

Языческие верования радимичей

В настоящее время в нашу жизнь возвращается огромный пласт православной культуры. И часто считают, что религия, достойная называться религией, появилась у нас только после принятия христианства – тысячу лет назад. А до этого, мол, были разве что варварские, примитивные культы, вдобавок порою связанные с человеческими жертвами. Одним словом, «мрак язычества», духовная первобытность, – но это не так!

Достаточно почитать былины и сказы, в которых жизнь славян описана густыми, яркими красками. Исследователь обрядов и обычаев русского народа М. Забелин писал: «Во время свадеб в старину тут всегда присутствовали глумотворцы (шутники), органники, гусельники (гусляры). Обычай этот существует и поныне; не раз церковь восставала против таких порядков, которые суть прямо следы язычества, и хотела отделить все обычаи пред венчанием и по венчании, но этого было нельзя искоренить, так как самый акт, основанный в своем будущем на любви и согласии, на семейном счастье, вызывал на веселье».

Olschanskiy

Борис Ольшанский. Тени забытых предков, 2002

Древняя религия наших предков, которую некоторые считают забытой, до сегодняшнего дня продолжает жить в наших повседневных обычаях. Спросим себя, к примеру: почему нельзя здороваться за руку через порог? Почему на свадьбе разбивают тарелку? А почему, вселяясь в новый дом, первым в него впускают кота?...

А ведь все перечисленные обычаи как раз оттуда, из наших языческих времён. Там, в этом загадочном и необыкновенно интересном мире, коренится наше мировоззрение, органически связывающее бытие и потустороннее. Такая модель мироустройства не предполагает наличия отдельного субъекта в виде всемогущего Бога вне Природы, как это трактуется в христианстве. Напротив, все божества язычников непосредственно олицетворяют собой различные силы Природы, что и свидетельствует о более естественной модели их метафизики, так как она не требует введения новых «сущностей, сверх необходимости».

В XI столетии в Земле Радимичей развернулась упорная борьба за души людей между жрецами старой языческой веры волхвами и христианскими миссионерами, опиравшимися на поддержку великокняжеской власти. Эта борьба была долгой и растянулась на столетия. Особенно неохотно новую веру принимали сёла радимичей, где языческие традиции и мировоззрение безраздельно господствовали вплоть до начала - первой половины XII века. Основания для таких выводов дали материалы археологических исследований в Земле Радимичей и его окрестностях.

Ядро древнерусской мифологии все еще живо в народных верованиях. А это позволяет нам представить, какой была в древности мифологическая система восточных славян, а также наших предков радимичей, и воссоздать те ее фрагменты, о которых ничего не сказано в древнерусских памятниках письменности. Культ природы определял мироощущение древних славян. Культ наивный, часто глубоко поэтичный, рожденный непосредственной близостью человека к природе, к земле. Каждый лес, ручей, колодец, даже отдельное дерево представлялись древним славянам одушевленными.

С середины XIX века этнографы и фольклористы России регулярно записывали у простых крестьян поверья, сведения об обрядах и различных формах магии. За полтора века ученым удалось собрать множество записей из разных районов России, Украины и Белоруссии. В качестве примера таких записей на территории Мглинского края можно привести книгу «Журнал ежедневных занятий подп. Луки Иванова Дудицкого-Лишня: 1820-1834», которую можно найти на страницах старой версии сайта «Мглинский край».

Человеку в древности было очень важно, чтобы все виды его деятельности – общественная, хозяйственная, военная, семейная – находились под покровительством высших сил. К VI веку нашей эры, когда появились первые письменные сведения о славянах, у них начала складываться более или менее устойчивая религиозная система, в которой за каждым божеством закреплялись определенные функции. Система эта была многоступенчатой, и боги занимали в ней высшую ступеньку. Они наделялись наибольшей силой и властью, наиболее общими и важными функциями – одни повелевали природными явлениями, другие покровительствовали хозяйственной деятельности людей, третьи помогали в войнах, под властью четвертых были общественные отношения. От воли богов зависели жизнь и благополучие человека. Поэтому богам ставили деревянные и каменные идолы (кумиры), им поклонялись и приносили жертвы.

То есть, будучи в тесном единении с природой, восточные славяне обожествляли именно ее – Природу. Верховным божеством считался Перун – бог молнии и грома, он посылал дожди, без которых нет урожая. Поклонялись славяне и Стрибогу – богу ветра и бури, чтили богиню плодородия Мокошь и бога скота Велеса. Широко практиковались различные магические действа.

 

RusalkiКонстантин Маковский. Русалки, 1879

Хорошо известен существовавший еще недавно пережиток языческого праздника, когда в ночь на Ивана Купалу жгут костры, прыгают через них, водят хороводы. В дохристианские времена подобные праздники заканчивались массовыми оргиями эротического характера, которые церковь заклеймила в свое время как «бесовские игрища».

В конце декабря, когда солнце набирало силу, ходили славить светило, этот праздник соединился впоследствии с Рождеством Христовым. Масленица – отклик древнего языческого праздника весны, которую особенно торжественно встречали. В праздник Ивана Купалы ночью купались, чтобы встретить зарю чистыми, жгли костры, прыгая через пламя и очищая себя огнем. Поклонялись душам усопших, верили в то, что у каждого рода есть свой дух-покровитель, щур или пращур. Весной торжественно и всенародно отмечались праздник русалок, иные природные языческие празднества.

В древних поселениях радимичей и других восточных славян почетное место занимали языческие святилища – целый комплекс сооружений, посвященных высшим богам.

Kapishe

Елена Даведова. Древнее капище 

Обычно в стороне от жилья и княжеского двора, где-нибудь на холме, на возвышенном месте, на берегу реки, устраивалось капище – жертвенник. Сооружались они из каменных плит или песчаника, имели округлую или овальную форму и были обращены на восток, навстречу первым лучам солнца. В них поддерживался священный огонь, и отблески его падали на окружавших капище идолов – изваяния языческих богов, сделанных из камня, дерева или металла.

К сожалению, эта дохристианская культура почти не дошла до нас. Не только войны, вражеские нашествия, битвы и пожары, но и церковь часто была тому причиной. Языческие святилища планомерно подвергались тотальному уничтожению. Только облик нескольких из них удалось восстановить в результате раскопок археологов. Одним из самых известных языческих святилищ радимичей, реконструированных Б.А. Рыбаковым, является святилище на Благовещенском городище Вщижа.

К подковообразному валу, ограждавшему городище со стороны плато, вплотную примыкал с его внутренней стороны огромный, тоже подковообразный, «длинный дом» со входом посредине в том месте, где к валу примыкал земляной мост — гребля.

Svyatilishe

Сооружения Благовещенского городища. Реконструкция Б. А. Рыбакова

Сохранившаяся часть дома имеет протяжение 26 метров, а общая его длина была, вероятно, около 60 метров. Ширина внутреннего пространства 6 метров. Основу этого дома составляло длинное продольное углубление шириной 4 метра, с плоским полом: вдоль этого углубления по обеим сторонам его шли широкие земляные седалища. На полу, на расстоянии 6 метров друг от друга, найдены небольшие скопления углей, возможно от светцов с лучинами.

Вход находился, вероятно, в северной части городища, а древний въезд на площадку проходил через середину дома, вала и рва. Вход разделял дом на два крыла. Со стороны городища вход имел какое-то крыльцо с массивными столбами. Пол в районе входа сильно повышался и был на уровне площадки городища.

На внутренней площадке городища обнаружены остатки отдельно стоящих массивных вертикальных столбов, глубоко врытых в землю. Они идут полукругом, повторяя дугу вала и дома. У подножья столбов найдены в целом виде небольшие глиняные сосуды простой баночной формы, головка птицы из рога, бронзовые гривны.

В мысовой части городища обнаружены следы восьми опорных столбов — остатки еще одной постройки (навес размером 4 на 6 метра). В южной части городища, на самом краю, обнаружено огромное кострище и скопление золы; около кострища найдено много обломков "рогатых кирпичей" — подставок под вертела для жаренья мяса.

Б.А. Рыбаков в книге «Язычество Древней Руси» отмечает:

«Древнему славянину казалось, что каждый дом в деревне находится под покровительством духа, приглядывавшего за скотиной, оберегавшего огонь в очаге и по ночам выходившего из-под печки полакомиться приношением, оставленным ему заботливой хозяйкой. В каждом овине, в таинственном свете подземного огнища, обитали души умерших предков. Каждое живое существо, соприкасавшееся с человеком, было наделено особыми чертами. Петух, с изумительной точностью отмечающий часы и встречающий зарю своим пением, признавался вещей птицей: ни одно жертвоприношение не обходилось без заклания петуха; редкая сказка о животных не упоминала о «петушке» ...Утки и гуси символизировали воду... Бык, взрыхляющий пашню рылом, был олицетворением плодородия. В честь бога Тура (дикого быка) устраивались весенние праздники молодежи. Конь, это гордое, стремительное животное, зачастую сливавшееся в представлении древнего славянина то с богом солнца, то с образом конного воина, был излюбленным мотивом древнего искусства.

Лесные звери представлялись какими-то оборотнями, в большинстве своем враждебными человеку. Волками оборачивались колдуны… Крупнейший хищник наших лесов – медведь особенно почитался. Глиняные изображения медвежьих лап клали в могилы, медвежьи клыки носили в ожерельях…

Помимо зверей, лесная чаща казалась наполненной бесчисленными враждебными духами. В каждом болотце жил багник (от «багно» - болото), в каждой реке – водяной, в лесах – лешие, а в глубине непроходимой пущи – огромный «пущевик», с руками, как сучья, и с зелеными волосами.

Десятками заговоров... пытался пахарь- славянин отгородиться от враждебной лесной стихии. Искусство приходило ему на помощь создавая амулеты, предназначенные оберегать человека от духов леса.

Смена времен года и смена сельскохозяйственных сезонов сопровождались торжественными празднествами.  В декабре славяне встречали сурового бога зимы Коляду... Весной начинался радостный цикл праздников солнца. На масленицу пекли блины - символ солнца, провожали соломенное чучело божества зимы, сжигали его за пределами села, а иногда одновременно зажигали просмоленное колесо на высоком шесте - еще один символ солнца. Огненное колесо на повозке, запряженной двумя конями - спутниками солнца, прочно вошло и в изобразительное искусство... На масленицу, помимо обрядовых плясок, проводились военные игры молодежи - кулачные бои. Прилет птиц ознаменовывался обрядовым печением - хозяйки пекли из теста изображения жаворонков...

Встреча лета происходила в русальную неделю. В эту неделю заключались браки, пелись песни в честь Лады и Леля - покровителей любви.

О своих богах славяне слагали мифологические сказанья и легенды. Так, например, Сварог научил людей ковать металл... Этот миф напоминает греческий миф о Прометее, похитившем с неба огонь для людей... Существовали легенды о героях-змееборцах, побеждавших огромных драконов и впрягавших этих чудовищ в плуг».

Язычество значительно окрепло на Руси в конце IX в., благодаря чему возникли предпосылки для использования его в качестве государственной религии. Такую попытку Владимир Святой предпринял в 980 г., когда создал пантеон из шести языческих богов.

Однако язычество не могло сплотить народ, объединить его под началом великого князя на основе одной идеи. Если у других народов громовержцы (Юпитер у римлян, Зевс у греков) ставились выше всех прочих богов, то Перун славян был хотя и великим, но все же рядовым божеством.

Языческая религия и после нововведений Владимира предполагала все же старый образ жизни. Она была уместна для патриархального, демократического строя, но серьезно тормозила формирование новых производственных отношений зарождавшегося феодализма, основой которого становилась неограниченная «священная» власть князя.

Восстания древлян, радимичей и вятичей показали киевским князьям, что язычество не только не является опорой великокняжеской власти, но, напротив, сильно мешает утверждению в стране отношений господства и подчинения. Появление государственной власти, выделение княжеских династий вошло в противоречие с первобытным демократизмом язычества.

Верховный князь не мог обосновать свою власть над всей Русской землей тем, что она дана свыше, поскольку наиболее почитаемого, главного божества славяне не знали. Поэтому при любых народных волнениях или княжеских распрях общество могло подвергнуться расколу.

После принятия христианства, церковь систематически боролась с языческими обрядами. В итоге из жизни и памяти народа исчезли бытовая обрядность, образцы языческой и народной притчи, мифы, бывальщины, приговоры и т. п. Это верно и в отношении части книжного языческого наследия. По мнению ученых, уцелели только малые доли процента былого книжного богатства Руси XI–XII вв.

Вплоть до XVI века Русская церковь упорно преследовала скоморохов с их «гуслями», «гудками» и «свирелями». Выдающийся историк и фольклорист А.Н. Афанасьев отмечал, что «заботою духовенства было уничтожение народных игрищ; вместе с музыкой, песнями, плясками и ряженьем в мохнатые шкуры и личины, игрища эти вызывали строгие запретительные меры».

Особенно не нравилось духовенству то, что за скоморохами «ходили сонмами великие народа, и многие давали мзду слугам сатанизма», как дословно указывалось в одном из духовных доносов.

Svaty

Зосим Лаврентьев. Сваты. Русь языческая, 1975

Игры, песни, пляски, хороводы, широко распространенные в народе при всяких народных празднествах православная церковь объявила греховным делом, бесовским занятием. Наиболее других греховным делом считалось скоморошество, ряженье и гадание. В своем рвении искоренить народные праздники православное духовенство нередко доходило до челобитных об издании святительских, княжеских и царских указов о воспрещении «игр бесовских» под страхом суровых наказаний. 

 Gadaniya

Юрий Сергеев. Ночные гадания. Святки

Умудренная опытом борьбы с языческими праздниками и видя безрезультатность своих проповедей о том, что языческие боги не существуют, русская православная церковь пошла на уступки обрядовой стороне народных празднеств и признали существование всех языческих богов, объявив их бесами. Однако, встретившись с устойчивой, веками складывавшейся земледельческой религией, с прочными языческими верованиями, вынуждена была частично приспособиться к ним, подменить Велеса – Власием, Перуна – Ильей, Мокошь – Пятницей–Параскевой, молчаливо признать масленицу и другие языческие календарные праздники.

Поэтому, после внедрения христианства церковь увязала колядование с евангельским мифом о появлении Вифлеемской звезды и христославием. Языческое колядование было заменено хождением христославов из дома в дом с пением не колядских, а духовных песен, и не в сочельник, а в самый день Рождества Христова 25 декабря по старому стилю.

В крае до 1917 г. к славлению Христа широко привлекались дети, которые в день Рождества рано утром ходили из дома в дом и славили Христа стихами, составленными народом, которые назывались «виршами: 

  • Христос народился, свет просветился,
  • Мертвые ликуют, в церквах празднуют.
  • Празднуйте ныне в доброй године.
  • Пташечки летают, весело спевают,
  • Песни их гласны, младенцам прекрасны.
  • Того и вам, хозяин, желаем,
  • И с праздником Рождества поздравляем!

Kolyadki

М. Гермашев. Со Звездой

Таким образом, первоначальная христианская культура, прораставшая на Руси сквозь распятую языческую плоть, дошла до нас, но в крайне усеченном виде. К величайшему сожалению, ныне мы имеем лишь самые жалкие остатки богатейшей былой образности. Они – в языке, русской песне и поэзии.

Эта богатейшая полуязыческая культура (песни, музыка, танцы, сказы, былины, пословицы, обряды, заговоры да наговоры) участвовала в формировании личности, ее нравственного и духовного облика, могучая полуязыческая-полухристианская сила веками сохраняла и оберегала, словно берегиня, душу русского народа.

Мглинские курганные могильники

Некоторые черты материальной культуры, характерные для ранних радимичей сохранились в IX—XII вв., когда у этого племени получил распространение обычай погребения в курганах. Под курганными насыпями учёные находят захоронения древних радимичей, совершённые по канонам языческого погребального ритуала. Эти обычаи радимичей довольно резко отличались от обычаев христианских. Уже само возведение кургана шло в разрез с требованиями церкви. Когда кто-либо умирал, родственники выбирали место погребения на общинном кладбище. Площадка старательно обжигалась, чтобы «отогнать» враждебных духов (согласно поверьям, огонь обладал священной очистительной силой). На это место клали покойника, а вместе с ним - те предметы, которые могли «пригодиться» в загробном мире. Мужчин сопровождали нож, кресало, глиняный сосуд для пищи, иногда - коса и другие орудия труда, женщин - веретена с пряслицами, ожерелья из стеклянных, каменных бус и металлических подвесок, височные кольца, шейные обручи-гривны, прочие скромные предметы убора и принадлежности одежды. Золота и драгоценностей в курганах нет, что характерно для всех могильников восточных славян X XII веков. Покойника засыпали землёй из ровиков вокруг места захоронения, а после достижения насыпью определенной высоты разводили на ней и в ровиках ритуальные кострища, устраивали поминки.

Радимичи отправляли религиозные культы не в церквях, а у рек и ручьёв, почитали не святых, но криницы, колодцы, большие камни и дубравы. Они приносили жертвы своим старым богам - Сварогу (владыке неба), Велесу (покровителю скота и всякого богатства), Перуну (повелителю грома и молнии), Дажьбогу (солнечному божеству) и прочим.

Одно из первых описаний таких находок было опубликовано в журнале «Отечественные записки» в 1852 г. при вскрытии захоронений мглинских курганов.

«На груди остова, — сообщает журнал, — найдены в значительном количестве стеклянные пронизки, составляющие ожерелья; позолота на них, довольно хорошо сохранившаяся, приняла от времени желто-светлый вид. Вместе с пронизками найдены семь сребровидных, сделанных под чернь, блях довольно искусной работы. По сторонам черепа отысканы серьги с длинными подвесками из витой проволоки. На руках остова находились металлические пластинки, свернутые в круг, вершка два в диаметре. Браслеты эти, толщиной в несколько линий и шириною в полвершка не более, по некоторым признакам, вероятно, были вызолочены. Они имеют на поверхности чеканку, расположенную в виде удлиненных ромбов; на пальце одной руки находилось кольцо, устроенное «спиралью».

На основе экспонатов курганов земли радимичей можно составить приблизительный портрет радимичской женщины с её ювелирными украшениями: к красивому очелью, охватывавшему волосы, на ремешках или крючьях крепились серебряные семилучевые височные кольца с плоскими горошинами на концах; на шею надевалась выпуклая серебряная гривна с кольцами, оформленными в виде петель с одной стороны, и головкой с лепестками ромашки - с другой; на грудь опускалось ожерелье из серебряных бус и крестовидных привесок.

Radimichanka 2c

Бюст-реконструкция женщины радимичанки 25-30 лет из д. Каласы (Рогачевский район), XI-XII век.

Radimichi i vyatichi na Desne 2Реконструкция бюста мужчины Подесенья по черепу, XI-XII вв

На правой руке женщина носила серебряный, круглый в сечении браслет с утолщенными концами и более тонкой тыльной частью. На пальцах обеих рук красовались перстни самого разного вида и декора: утолщенные, рубчатые, широкосрединные и с завязанными концами. Одежда состояла из рубахи узорного ткачества, понёвы или юбки и свитки - коротенькой суконной кофты с фалдами.

Более точное представление возможного облика радимичей XI-XII вв дает, например, реконструкция бюстов по методу М. М. Герасимова женщины из Рогачевского района Гомельской области и мужчины из Подесенья.

Типичные для радимичских женщин украшения — браслетообразные височные кольца (1), семилучевые височные кольца (2,4), петлистые и язычковые подвески (7,9), характерные для всей радимичской территории, а также эллипсоидные подвески (5), крупнозернистые бисерины (6), пластинчатые гривны (8) и биэллипсоидные подвески (3) (в северной части территории расселения радимичей).

Ukrascheniya

Этноопределяющие украшения радимичей

Уже в конце XIX в. стало очевидным, что основным этноопределяющим признаком радимичей служат семилучевые височные кольца с гладким щитком (2), найденные при раскопках курганов. Их находки очень плотно сконцентрированы в Посожье. Также следует отнести к принадлежности радимичам единичных семилучевых колец (4) с орнаментом на щитке в виде дуговидных полосок или же с точками и фестонами, которые часто находят в курганах данного региона.

Археологические находки в курганах древних поселений радимичей свидетельствуют о наличии у радимичей высокой культуры, полностью опровергающей характеристики, которые летописец давал этому племени в «Повести временных лет».

Брачный обряд радимичей

Описывая языческие обычаи брака радимичей, вятичей, северян, кривичей, летописец сообщает, что они «на бесовских игрищах», умыкаху жены собе, с нею же кто свещащася».

Древнерусский книжник-христианин, возмущаясь дикостью нравов «поганых», слишком увлекался и не замечал, как проговаривался о том, что если невест радимичи, вятичи и северяне и воровали, то было принято предварительно сговариваться («свещащася») с невестой об этом предприятии, добившись, разумеется, ее согласия на него. Выходит, что при всей своей первобытной дикости радимичи, вятичи и северяне сохраняли за женщиной право выбора, что свидетельствует о проявлении частных, индивидуальных интересов женщины, или, проще говоря, это свидетельствует о сохранении своего «я» у женщин восточных славян. Подобному преимуществу, как право выбора, могли позавидовать не только современницы просвещенного летописца, но и даже женщины конца XIX века, выдаваемые зачастую замуж без учета их мнения.

Таким образом, следует признать неверными представления о женщине радимичей языческой эпохи как о несчастном забитом существе, не имеющем права выбора. Слава об уме, впрочем, как и о красоте, славянских женщин распространилась далеко за пределами Киевской Руси.

Pohischenie

Борис Ольшанский. Похищение княгини, 2005

Восточный поэт XII века Низами в поэме «Семь красавиц», создавая обобщенный образ славянской княжны X–XII веков, писал:

  • Не улыбкой сладкой только и красой она, —
  • Нет, — она в любой науке столь была сильна,
  • Столь искушена, что в мире книги ни одной
  • Не осталось, не прочтенной девой молодой.
  • Тайным знаньям обучалась; птиц и тварей крик
  • Разумела, понимала, как родной язык.
  • Но жила, лицо скрывая кольцами кудрей,
  • Всем отказом отвечая сватавшимся к ней.

Обычай похищать жен так укоренился у раннеславянских племен, что даже много времени спустя, после принятия христианства он не канул в Лету, и в иных местах долго брак не считался действительным, если жених не похищал невесту с ее согласия.

Жены в бою были рядом с мужьями, отличались такой преданностью, что хотели служить им и в потустороннем мире. Известный историк Н. М. Карамзин, ссылаясь на летописцев средних веков, пишет, что славянки не хотели переживать своих мужей. Когда умирал муж, они добровольно сжигались на костре вместе с трупом мужа, и этот варварский обычай, как думают многие, был уничтожен лишь с принятием христианства. Н. М. Карамзин приводит и другие жестокие обычаи славян-язычников.

«Славяне-язычники, — пишет он, — стыдились забывать обиду. Мать готовила детей быть воинами и врагами тех, кто оскорбил их ближних. И не только преступник-убийца, но и весь род его подлежал истреблению от рук детей убитого, которые требовали крови за кровь. Всякая мать имела право умертвить новорожденную дочь, если семья становилась слишком многочисленной, но обязывалась хранить жизнь сына, рожденного служить отечеству. Дети имели право умертвить родителей, обремененных старостью и болезнями, тягостных для семьи и бесполезных роду-племени. Вместе с этим дети не считали себя извергами, но славились почтением к родителям и пеклись об их благополучии».

 

Погребальный обряд радимичей

Особенное неприятие христиан вызывал погребальный ритуал язычников, предусматривавший сожжение умерших, помещение останков в глиняные сосуды на деревянных помостах-«столпах». До начала IX в. радимичи не насыпали курганов. Обряд захоронения умерших радимичей, северян и вятичей летописец отписывает так:

«...и аще кто умряше творяху тризно над ним, и по сем творяху кладу велику и възложахуть и на кладу мертвеца, сожжьаху и посем собравше кости, вложаху в судину малу и поставяху на столпе на путех еже творять вятичи и ныне».

Этот погребальный обряд можно связать с культом предков, с прахом которых родные могли сохранять зримую связь. Назначение тризны состояло в том, чтобы отогнать злые силы от живущих. Особенностью радимичского ареала по берегам крупных рек – Сожа, Ипути и Беседи – является резкое преобладание курганов с трупосожжением на месте. При этом сожжение производилось в большинстве случаев не на горизонте, а на так называемой подсыпке. Прежде всего, сооружали нижнюю часть кургана с горизонтальным верхом. На ней и совершали сожжение умершего.

Trizna

Виктор Васнецов. Баян. Тризна, 1910

В истории Карамзина читаем:

«Славяне российские – кривичи, северяне, вятичи, радимичи – творили над умершими тризну: показывали силу свою в разных играх воинских, сжигали труп на большом костре и, заключив пепел в урну, ставили ее на столпе в окрестности дорог. Сей обряд, сохраненный вятичами и кривичами до времен Нестора, изъявляет воинственный дух народа, который праздновал смерть, чтобы не страшиться ее в битвах, и печальными урнами окружал дороги, чтобы приучить глаза и мысли свои к сим знакам человеческой тленности. Но славяне киевские и волынские издревле погребали мертвых; некоторые имели обыкновение вместе с трупом зарывать в землю сплетенные из ремней лестницы, ближние умершего язвили лица свои и закапали на могиле любимого коня его».

Остатки нескольких памятников такого рода сохранились в Мглинском крае до наших дней. Такие курганные могильники насчитывают десятки земляных насыпей-могил полусферической в плане формы, диаметром 4-10 м и высотой до 2-3 м. Их можно встретить в урочище Сосонки, около хутора Клинок, возле с. Вормино, Луговка и Луговец.

В урочище Сосонки находится более 60 древних захоронений. Расположились они на левом берегу Ипути, недалеко от того места, где впадает в него речка Воронуса. Место это песчаное, заросшее густым сосновым лесом. Могильные насыпи в беспорядке разбросаны по лесу на значительном расстоянии один от другого, так что сосчитать их точно очень трудно. Все насыпи, куполообразной формы, вокруг некоторых усматриваются признаки ровиков. Курганы без ровиков, вероятно, насыпаны при более поздних захоронениях. Величина тех и других неодинаковая, но в большинстве своем они имеют от 2 до 3 метров высоты с диаметром основания от 6 до 10 метров.

Многие курганы в Сосонках раскопаны искателями в захоронениях древних вещей. Раскапывали чаще самые большие насыпи, усматривая в них богатые захоронения. В раскопанных курганах находили обуглившиеся зерна проса, угли от костра, не полностью сгоревшие кости остова, бусинки из янтаря и стекла. В одном разрытом захоронении оказалось изображение всадника на коне, вытиснутое из пластинки красной меди, в другом — поясная пряжка из желтой меди. Небольшое количество предметов материальной культуры находили и в захоронениях, находящихся около х. Клинок и Вормино.

Источники и литература

  1. З. Е. Протченко. Земля Мглинская – родной край. – Брянск, 2003
  2. Лазаревский А. М. Описание старой Малороссии. Том I. Полк Стародубский. – Белые Берега, 2008.
  3. Н.М. Карамзин. История государства Российского. Том 1-12 
  4. А.К. Зайцев. Черниговское княжество. — М., 2009.
  5. Повесть временных лет. — М., 2002.
  6. Рыбакоў Б. А. Радзімічы. Працы секцыі археолёгіі Беларускай АН. — Мн., 1932.
  7. В. В. Богомольников. Радимичи. — Гомель, 2004
  8. Соловьева Г. Ф. Славянские союзы племен по археологическим материалам VIII—XIV вв. н. э. (вятичи, радимичи, северяне) // Советская археология, 1956. — XXV.
  9. Седов В. В. Восточные славяне в VI—XIII вв. — М., 1982.
  10. Еременко П. М., Спицын А. А. Радимичские курганы // Российское археологическое общество, 1895. — 8. — С. 63.
  11. Пилипенко М. Ф. Возникновение Белоруссии: Новая концепция
  12. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. – М., 1992.
  13. Макушников О. А. Эпоха потомков Владимира Святославича. http://paganstva.org/viewtopic.php?f=4&t=19
  14. М. В. Семенова Мы- славяне! – М., 2009
  15. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. – СПб., 1899
  16. Раушенбах Б.В. Тысячелетие Крещения Руси // Пристрастие. – М.: Аграф, 1997.
  17. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. – М., 1988.
  18. Википедия

Страница 2 из 2

Подкатегории

102250 box 350В данном разделе мы поместили сказания, материалы из Википедии и других источников о Руси доисторической  и  народах, которые заселяли в те далекие времена земли Мглинского края.

 

image012 Древняя Русь

В составе Литвы и Польши (1356-1502 годы)

Русь Московская (1502-1618)

В составе Речи Посполитой (1618-1667)

Мглинский край  в составе Российской империи (1667 - 1917)

MongolCavalrymen Под властью татаро-монголов (1239-1356)

Вехи истории края с древнейших времен

Olschanskiy

 

В истории Мглинского края можно выделить ряд ключевых событий, исторических вех, существенно определявших его дальнейшую судьбу. В период формирования Древнерусского государства (885-1169) территория края в составе племени радимичей оказалась в центре ядра Древней Руси. В феодальную раздробленность Руси земли края оказались в пограничье двух враждебных мощных княжеств – Черниговского и Смоленского (1024-1240). После ордынского нашествия и разорения главных центров Руси Киева и Чернигова край вошел в состав вассального от Орды Брянского княжества (1240-1359). В эпоху расцвета Литовско-Русского государства оказался в Мстиславском княжестве Смоленского воеводства (1359-1503). В результате войн 1500-1503 годов между Москвой и Литвой был включен в Стародубское княжество Московской Руси (1503-1618). После эпохи смутного времени по Деулинскому соглашению край был передан Литве (1618-1654), став 1634 г. владением Николая Абрамовича. В результате освободительной войны Богдана Хмельницкого в составе Стародубского полка был частью Гетманщины (1654-1782) и владением светлейшего князя Меншикова и гетмана Разумовского. В эпоху административно-территориальных преобразований России Екатериной II стал уездом Новгород-Северского наместничества, а потом и Черниговской губернии (1782-1917). И, наконец, в результате референдума 1918 года вошел в состав России.

В данном разделе мы предполагаем изложить историю края в соответствии с  этой последовательностью исторических событий. Причем, оказывается, что эти события почти всегда тесно связаны с существенным влиянием не только на судьбу самого края, но их значение распространяется на более крупномасштабные географические объекты (волости, уделы, княжества, губернии), а иногда имели решающее значение и на судьбы тех или иных стран, куда в то время входил край. Такая связь объясняется тем, что территория края часто оказывалась на границе враждующих государств, или крупных княжеств.

Сейчас 72 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

no events

Сегодня событий нет

.