Не зная истории, нельзя знать, зачем мы пришли в мир, для чего живем и к чему стремимся                          В. Ключевский

История двух семей Дунин-Борковских в фотопортретах

Оглавление

Усадьба Дунин-Борковских в Новой Романовке. 2

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы и ее иконостас. 7

Родословная черниговской ветви Дунин-Борковских. 17

Последние владельцы усадьбы Новая Романовка. 27

Фотоархив семьи Василия Дмитриевича Дунин-Борковского. 39

Источники и литература. 48

 

Усадьба Дунин-Борковских в Новой Романовке

Усадьба Романовка Борковских находится в центре большого древнего села на левом берегу реки Воронусы. Село возникло в 1694 году, когда землями владел сотник Иван Романовский, затем они перешли к Турковским и позднее к Борковским, у которых находились вплоть до 1917 года.

Дворянские усадьбы играли огромную роль в жизни русского общества XVIII - XIX вв., являясь своеобразными центрами культуры. Они объединяли в себе различные виды искусств: архитектуру, живопись, скульптуру, декоративно-прикладное искусство, театр, домашнее музицирование, библиотеки, садово-парковые ансамбли.

Усадьбы нашего края создавались и принадлежали многим известным людям России. Портреты известных художников, соседствуя с предметами художественной мебели, фарфора, бронзы и мрамора работы известных русских и иностранных мастеров.

Несомненно, усадьба в с. Новая Романовка – самая известная усадьба Мглинского края не только в нашей стране, но и за рубежом. Эту популярность ей принесла построенная в 1811 году по заказу помещика Степана Артемьевича Лашкевича, женатого на одной из Борковских, небольшая усадебная церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

Архитектура этого храма незаурядна, она наделена оригинальными, только ей присущими чертами. Среди огромного количества типов культовой архитектуры данного периода этот храм, кажется, является единственным в своем роде. Но самым удивительным является то, что в этой прекрасной по архитектуре церкви был не менее высокохудожественный иконостас, расписанный знаменитым художником В.Л. Боровиковским.

К сожалению, время не пощадило этот уникальный шедевр нашего края, разрушив не только внутреннее убранство храма, но и приведя в обветшалый, запущенный вид само здание церкви Покрова и усадебного дома Борковских.

Первоначальный облик усадьбы конца XVII-XVIII вв. неизвестен. В нынешнем виде комплекс сложился в течение первой половины - середины XIX века.

В 1853 г. по проекту известного петербургского архитектора Д.Е. Ефимова в усадьбе с. Новая Романовка новым владельцем Яковом Дмитриевичем Дунин-Борковским был выстроен великолепный каменный дом и заложен обширный парк, вероятно, сохранивший в основе планировки систему регулярного парка-сада первоначальной усадьбы С.А. Лашкевича. В настоящее время усадьба состоит из барского дома, церкви и парка.

Известный русский художник-пейзажист Л. Лагорио в 1886 году изобразил усадьбу уже в сложившемся её виде.

Lagorio 088 2a 2

 

Л.Ф. Лагорио. Общий вид усадьбы Дунин-Борковских, 1886

В построении и облике усадьбы сочетаются принципы регулярной и свободной планировки. Главной композиционной осью является центральная липовая аллея, вдоль которой расположены основные постройки.

Она начинается от пристани на берегу большого пруда и проходит с востока на запад через всю усадьбу. В начале аллеи расположен дом (1), главным фасадом ориентированный на водное зеркало пруда (16). На полого спускавшемся к воде склоне перед домом был устроен парадный партер (6), не препятствующий обзору здания из-за пруда.

Plan Usadby 2

План усадьбы в Новой Романовке. Частичная реконструкция В.Городкова, 1970 г. 

1 - дом усадьбы 1853 г.

2 - церковь П окрова 1811 г.

3 - хозяйственный двор (не сохранился)

4 - место “Альтанки” и кленовая аллея

5 - “сиреневая беседка” (не сохранилась)

6 - цветник перед домом

7 - верхний пруд

8 - нижний пруд

9 - фруктовый сад в куртине

10 - современные постройки

11 - березовая аллея

12 - основные старые аллеи

13 - именные аллеи

14 - крокетная площадка

15 - теннисные площадки

16 - место озера

17 - точка “вида усадьбы” Л.Лагорно

Усадьба хорошо просматривается со стороны озера. Прибрежный луг, кустарник и деревья по его краям – это как бы зелёная рама, в центре которой живописно возвышается белое здание. Зелёный ковер луга у передней стены дома в погожие дни вспыхивал клумбами небольшого регулярного цветника. Центральная клумба – круглая, обычно она увенчивалась экзотической агавой, высаживаемой на лето из оранжереи.

С противоположной стороны дома располагались появившиеся, видимо, в конце XIX – начале XX вв. игровые площадки (теннисная (15), крокетная (14) и др.), «сиреневая беседка» (5) и регулярно спланированный цветник (6). Западнее, отделенный перпендикулярной липовой аллеей, начинается зеленый массив пейзажного парка с двумя небольшими прудами (7, 8), за которыми в окружении деревьев стоит церковь Покрова (2).

Основой планировочной структуры служит геометрическая сетка прямых аллей, плотно обсаженных липами и членящих парк на ряд крупных участков. Территория с юга ограничена дорогой, а с юго-востока – берегом пруда. Парк занимает территорию в 26 гектаров. Двумя сторонами парк обращен к пойме реки Воронусы. Прямые линии аллей разделяют территорию парка на ряд участков правильной формы. Широкая главная аллея, идущая с востока на запад, пронизывает парк в продольном направлении и является осью композиции парка. Две другие, перпендикулярные ей, делят его на три зоны.

В средней части парка две ломаные аллеи (12) образуют крупный шестиугольный участок. Это центр парка. Раньше в середине шестиугольника стояла «Альтанка» (4) – беседка из акации. Она связывалась короткой кленовой дорожкой с главной аллеей. Беседку окружали фруктовые деревья. В ближнем углу шестиугольника размещается Верхний пруд (7). Он меньше и отделен от Нижнего пруда (8) земляной плотиной, по которой проходит главная аллея. Уровни воды в них на разной высоте.

Одной стороной шестиугольный участок примыкает к центральной аллее. Западная ломаная аллея, ограничивающая шестиугольник, эффектно завершается Покровской церковью (2). Её скромные размеры хорошо соотнесены с поляной, окруженной крупными деревьями, на которой находится этот памятник архитектуры. Это красивая восьмигранная башня.

Непосредственно у главного дома усадьбы (1) от центральной аллеи вправо на северо-запад уходит Косая аллея. Она огибает всю территорию парка. За её внешним контуром – традиционный ров – граница парка. Самая удаленная часть парка с несколькими небольшими лужайками была засажена преимущественно фруктовыми деревьями (9). Целые заросли образуют лещина, боярышник, бересклет, калина и другие породы кустарника. Плодовые посадки состоят в основном из яблонь (антоновка) и груш.

Усадебный дом в Новой Романовке представляет оригинальный образец строительства середины XIX в., выполненный в духе подражания загородным виллам итальянского Возрождения. Архитектура дома отражает стилевое безвременье середины XIX века, когда уже отошёл в прошлое великий стиль классицизма, а ничего более или менее равноценного ему во второй половине века создать было не суждено.

Dom DB

Усадебный дом Дунин-Борковских в Новой Романовке

Композиция дома подчеркнуто асимметрична и слагается из ряда объемов, основная прямоугольная в плане часть с четко выявленным цоколем имеет на обращенном к пруду восточном фасаде два выступающих за основную линию фасада ризалита со скругленными углами и глубокую лоджию (балкон) между ними с четырьмя тосканскими колоннами.

Над ризалитами (в левом расположен главный вход) поставлены невысокие надстройки второго этажа: правая смыкается с надстройкой всей северной части здания; к левой примыкает двухъярусная башня бельведер, венчающая юго-восточный угол дома и доминирующая в силуэте здания.

В 1971 г. Константин Дмитриевич Дунин-Борковский, сын Дмитрия Яковлевича, представил подробные планы обоих этажей дома. В этом доме он прожил до 1918 года и хорошо помнил расположение лестниц, дверей, окон, печей, простенков и соотношение размеров комнат. Ознакомиться с этим описанием можно на странице сайта http://www.mglin-krai.ru/chernigovskaya-guberniya/353-dunin-borkovskie-poslednie-vladeltsy-usadby-novaya-romanovka

Разница в понимании архитектурных форм с предшествовавшей эпохой классицизма очень велика. Здесь она чувствуется особенно наглядно, благодаря присутствию невдалеке былой старой усадебной церкви Покрова, весьма изящной и оригинальной архитектуры. Тем не менее, белый дом с лоджией на одном фасаде, с верандой на другом и с башенкой бельведера, возвышающейся над крышами, светлым пятном выделяясь на зелени, эффектно отражался в водной глади озера.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы и ее иконостас

Прекрасный образец центрического купольного усадебного храма, в стиле зрелого классицизма, заменивший деревянную церковь, был построен в 1811 году помещиком с. Романовки Степаном Артемьевичем Лашкевичем.

Композиция Покровской церкви спокойна и уравновешена, ее пропорции изысканны, немногочисленные детали верно найдены и хорошо прорисованы. Даже удивительно, что такое первоклассное сооружение было возведено в далекой глуши, в никому не известной Романовке.

 

 Pokrova

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы, 1911 г.

Расположенный среди зелени парка, ажурным объемом портиков хорошо связанный с воздухом и ландшафтом, величиной и формой приделов родственный сельским жилым домам, памятник органично входит в застройку села и сливается с пейзажем в единую картину.

В плане этот храм представляет собой восьмиугольник, который не похож на привычные формы культовой архитектуры. По горизонтали его опоясывает оригинальный фриз, который делит корпус на две неравные части, а его верх увенчан невысоким куполом с полукруглыми люкарнами (оконными проёмами в скате крыши). Эта композиция скрывает расположенный под ней подлинный купол с окнами, образующими круглые проемы в центре его граней.

Plan Pokrova

План церкви Покрова

Крестообразная композиция очень проста, гармонична и в то же время оригинальна. Авторство постройки предположительно связывают со школой Дж. Кваренги или Н.А. Львова. Во всяком случае, несомненно, что автором этого храма был крупный мастер, знавший не только обычные приемы классической архитектуры, но и весьма отдаленные ее истоки.

К основному объему в виде двусветного восьмигранника примыкают по сторонам света пониженные прямоугольные части, украшенные на торцах (кроме восточной алтарной) четырехколонными портиками с широкими лестницами перед ними и фронтонами. Через три придела и портики осуществляется вход в церковь, а лестницы образуют плавный переход от поверхности земли к объему памятника.

Объемы храма имеют разные завершения – приделы и алтарь покрыты двухскатной крышей с фундаментами над портиками, восьмигранник покрыт сферическим куполом. Такое сочетание вносит большое разнообразие и богатство в объемно-пространственное построение храма.

Редко приходится видеть такую гармонию, которую встречаем здесь, в удивительной согласованности внешности и внутренности храма. Очень просто и нежно обработанный внутри карнизами и поясами и весь окрашенный в белый цвет, храм залит весь обильным светом, широко льющимся со всех сторон из четырех рядов разной величины и формы окон.

Лишенные наличников окна различны по форме и размерам: внизу – большие прямоугольные (по одному в стенах восьмигранника и по два внутри портиков, по сторонам входных проемов), вверху – квадратные ложные (ниши) и полукруглые над фронтонами, в завершающей, суженной части - небольшие круглые.

Высокое восьмигранное помещение храма перекрыто эффектным восьмилотковым куполом. Оно хорошо освещено благодаря многочисленным оконным проемам в стенах и куполе. Пониженные боковые части с полулотковыми сводами и полукруглый алтарь с конкой открыты в храм широкими арками.

Романовская церковь, в первую очередь, знаменита тем, что иконостас и иконы для нее по заказу С. А. Лашкевича в 1814–1815 годах создал В.Л. Боровиковский. Все образы, созданные Боровиковским для Покровской церкви села Романовки, полны особой одухотворенности и гармонии.

Lashkevich

Степан Артемьевич Лашкевич (1764-1832)

 

Borovikovskiy

Владимир Лукич Боровиковский (1757-1825)

Очевидно, в исполнении заказа Боровиковским на иконы для Покровской церкви в Романовке сказались его ранние малороссийские связи. Еще в 1799–1801 годах он писал портреты М.Д. Дуниной, дочери харьковского наместника, и ее супруга И.П. Дунина, шефа Елисаветградского гусарского полка, по всей вероятности родственников Александры Андреевны Дунин-Борковской, жены Степана Лашкевича.

Храм с его великолепным из ряда вон выходящим иконостасом, составляют какую-то загадку того времени, которому была присуща высокая культура Екатерининского века и «дней Александровых прекрасного начала». Только оно одно могло заставить так горячо отнестись к делу сооружения храма Степана Артемьевича Лашкевича, связав с ним высшие интересы искусства, считавшиеся в ту славную эпоху глубоко-важными и жизненно необходимыми в окружающей жизни и культурной обстановке.

В написании всех икон иконостаса церкви Покрова чувствуется любовное отношение и страстное стремление передать мистическую тайну и силу Божества. Все эти светящиеся нимбы, стремящиеся ореолы и «внутренний - небесный свет», при соответствующем выражении лиц, достигают цели и вводят в композицию высокое религиозное настроение. В. Л. Боровиковский по праву считается первым русским религиозным художником, затронувшим область того мистицизма, который затем, в конце 40-х годов XIX века, так ярко выразили в своих евангельских и библейских полотнах и эскизах А. А. Иванов и Врубель.

Истинное художественное наслаждение доставляют эти чудные иконы-картины своей экспрессией, замечательной тонкостью письма и колоритом, и в особенности тем непередаваемым настроением, которое навевают эти глубоко мистические произведения мечтательного художника-поэта. Традиционные религиозные персонажи и композиции исполнены художником реалистически и в то же время реализм этот далек от повседневной обыденности.

Нам несказанно повезло – к статье Ф.Ф. Горностаева 1908 г., специально посвященной иконостасу романовской церкви, была приложена подробная фотофиксация внутреннего убранства храма, представлявшего удивительно цельный комплекс. Романовский иконостас выполнен Боровиковским в виде триумфальной арки, увенчанной фигурой Христа во Славе, с сиянием вокруг.

 Ikonostas 027 3

Иконостас Романовской церкви

Снизу – верх, слева – направо: 1 – Софии, Веры, Надежды и Любви ; 2 – Богоматерь; 3 – Евангелист Лука; 4 – Евангелист Иоанн; 5 – Спаситель; 6 – Покрова Богородицы; 7 – Архангел Михаил (северная дверь иконостаса); 8 – Архангел Гавриил (с внутренней стороны правого устоя арки); 9 – Царица Александра и Архидиакон Стефан (икона расположена с внешней стороны левого устоя арки); 10 – Св. Юлиания и мученик Василий Просвитер (икона расположена с внешней стороны правого устоя арки); 11 – Нерукотворный Спас; 12 – Евангелист Матфей; 13 – Евангелист Марк; 14 – Усекновение главы Иоана Предтечи (икона расположена с внутренней стороны правого устоя арки); 15 – Благовещение; 16, 17 – Библейские Пророки; 18 – Тайная вечеря; 19 – Распятие; 20-25 – Двухфигурные изображения Апостолов; 26 – Христос во Славе и Всевидящее око. 

По арке попарно расположены изображения апостолов. Весь нежный, мягкий по тону и воздушный, иконостас чарует своим изяществом и согласованностью форм. Тонкая, идейная живопись ярко и выпукло выступает, обрамленная нежной резьбой, на фоне удивительно скомпонованного иконостаса.

Изысканное сочетание белого с золотом, согласованность пропорций общего и локального, мастерская лепка резьбы и выдержанность художественного ансамбля, делают иконостас редким произведением искусства, который мог бы послужить лучшим украшением любого столичного музея. Совершенно особую и исключительную ценность придавал иконостасу удивительный, цельный ансамбль из 26-ти подлинных икон Боровиковского (целый музей!), не тронутых позднейшими поправками и не утративших от времени своего чудного колорита.

По самой арке в кругах размещены апостолы по двое в каждом медальоне. Арку поддерживают устои, все три стороны которых заняты иконами: с лица и с внешних сторон – местными и с внутренних сторон (над северными и южными дверьми иконостаса) – иконами Архангелов Михаила и Гавриила (7 и 8), над которыми помещены изображения Нерукотворного Спаса (11) и Усекновение главы Иоанна Предтечи (14).

От двадцати шести икон Боровиковского, исполненных маслом на холсте, сохранились пять из местного ряда: Богоматерь (2), Спаситель (5), Архангел Михаил (7), Архангел Гавриил (8) и Святая Юлиания и мученик Василий Пресвитер (10). Изображаемые Боровиковским религиозные сюжеты, несмотря на то, что по стилю и характеру своему более приближались к картинам западной католической трактовки, носят глубоко православный характер.

Подробное описание и изображения всех 26 икон иконостаса можно найти на страницах сайта по ссылке http://www.mglin-krai.ru/chernigovskaya-guberniya/353-dunin-borkovskie-poslednie-vladeltsy-usadby-novaya-romanovka. Здесь мы ограничимся представлением только четырех образов: Богоматерь (2), Спаситель (5), Архангел Михаил (7) и Архангел Гавриил (8).

Bogomatery

Богоматерь

 Spasitel

Спаситель

Michail

Архангел Михаил

Gavriil

Архангел Гавриил

Романовская церковь Покрова сохранилась, но вид у нее обветшалый, запущенный, находится на грани разрушения. Внутреннее убранство не сохранилось. Утрачены отдельно стоявшая колокольня и все службы, не сохранилось также внутреннее убранство дома и храма, частично потерявшего один из портиков.

 

Родословная черниговской ветви Дунин-Борковских

Род Дунин-Борковских, один из самых старейших в Малороссии, примечателен как своим древним происхождением, так и легендами. Существует несколько версий о происхождении рода Дунин-Борковских и событиях, в которых участвовали их предки.

Согласно наиболее детально проработанной исследователями разных стран версии, история рода Дунин-Барковских (Дуниных-Борковских) прослеживается с начала XII века, что, само по себе, – большая редкость. Тогда при дворе польского князя Болеслава III Кривоустого (1086-1138) появился некий Пётр Влостович (~1080-1153).

Он сделал прекрасную карьеру, которая, однако, не была ровной. Этот персонаж прославился тем, что благодаря ему в 1122 г. Болеславом был пленён правнук Ярослава Мудрого русский князь Перемышльский Володарь Ростиславич (?-1124), на службе которого Пётр состоял на тот момент, будучи в опале со стороны Болеслава.

Володарь Ростиславич был вскоре выкуплен своим братом за большую цену, а Пётр Влостович стал одним из богатейших и влиятельнейших магнатов при Краковском дворе, где получил графский титул и со временем (~1130-1145; 1146-1153) достиг высшей государственной должности «палатина» (воеводы).

Пётр много жертвовал в пользу Церкви, построив в Польше несколько десятков костёлов и монастырей. В 1145 г. Пётр снова попал в опалу (был ослеплён и изгнан), на этот раз при наследнике Болеслава Кривоустого Владиславе II Изгнаннике (1105-1159), но в 1146 г. снова вернулся и восстановил свое влияние при его брате Болеславе IV Кудрявом (1120-1173).

Пётр был тесно связан с Русью. По крайней мере, в опалу (а по некоторым данным и в обе) отправился сюда. Он был женат на русской княжне, что нетривиально, поскольку других случаев не династических браков дочерей русских князей, тем более с иностранцами, в тот период в исторических источниках не обнаруживается.

Petr Osleplenie 2

Ослепление Петра Влостовича

Именно с Петра Влостовича начался знатный польский род. Спустя 150-200 лет потомки Петра именовались Дуниными либо Лабендзами («Łabędź» – «Лебедь» по-польски) и носили герб лебедя.

Gerb DB

Герб рода Дунин-Борковских

Однако ни фамилия Дунин, ни лебедь при жизни Петра Влостовича или непосредственно после его смерти нигде не фигурируют (первые подобные документы датируются границей XIII и XIV вв.).

В «Общий Гербовник» герб попал в том виде, который соответствует первоисточнику – шляхетскому гербу Лабэндзь: в щите, имеющем красное поле, изображен белый лебедь, щит увенчан дворянским шлемом и короною, на поверхности которой также находится лебедь. Возможно, что пара лебедей герба символизирует счастливую супружескую чету одного из основателей рода Дуниных.

В более поздних источниках, где Петр называется Дуниным, эта фамилия обычно привязывается к его якобы датскому происхождению (по-польски датчанин – «дунчик» [duńczyk]). Однако в XVIII в. польский историк А. Нарушевич окончательно похоронил эту легенду, и на сегодняшний день эта версия всерьёз не рассматривается. Несмотря на это, при оформлении генеалогических обоснований, необходимых для доказательства дворянства и включения в реестр дворянских родов Российской империи, данная версия была принесена в Россию самими потомками рода. В результате, в более поздней истории род приобрел фамилию Дунин и лебедя, как главный знаковый элемент герба.

Первое документальное свидетельство существования собственно Дунин-Борковских датируется примерно серединой XIV века. Вторая часть фамилии происходит от села Борковице, которым владели Дунины километрах в 30-ти от польского областного центра Радом.

Основателем малороссийских Дунин-Борковских стал шляхтич Каспер Анджей (Андреевич), полковник королевских войск, получивший в награду за Смоленскую войну (1632-1634) от короля польского Владислава IV имения в Черниговском воеводстве. По семейным рассказам польский полковник Каспер Дунин-Борковский погиб во время восстания Хмельницкого. Его жена Татьяна и дочь Екатерина (их имена есть в синодике Любецкого монастыря, где записаны сразу после отцовского) прятались от повстанцев в Нежине, но их нашли казаки и убили.

По документам в 1638 г. Каспер Дунин-Борковский поселил на Черниговщине слободу Борковичи (Борковку). У польского полковника было двое малых сыновей – Василий и Юрий. После убийства отца в 1649 г. они, очевидно, попали под опеку или православной семьи, или родственников матери.

Историкам не очень много известно о фигуре Василия Касперовича Дунин-Борковского. Его биография пестрит белыми пятнами. Не известно точно, где он родился в 1640 году. Данных о детских и юношеских годах тоже не сохранилось. По одной версии – учился в европейских университетах, по другой – участвовал в военных походах. В памяти современников он остался как человек очень образованный (знал несколько языков), хотя и неизвестно, где приобретал знания, и какого они были характера. Возможно, благодаря им Борковский сделал головокружительную карьеру и стал владеть огромным состоянием.

Впервые он упоминается в источниках 1665 года как подчиненный черниговского полковника Демьяна Многогрешного. В 1668 г., после неудачного восстания Ивана Брюховецкого, оказался в команде гетмана Петра Дорошенко, от которого получает должность Выбельского сотника.

Vasiliy DB

Неизвестный художник. Портрет Василия Касперовича Дунин-Борковского. XVII в.

Новоявленный шляхтич показал себя гибким и быстро ориентирующимся человеком. Для того чтобы сохранить родовые земли, Василий окрестился в православную веру и записался в Войско Запорожское, хотя питать к казакам добрые чувства, как следует полагать, не мог по определению.

Правобережный гетман Дорошенко универсалом от 2 сентября 1668 г., изданным в Чигирине, возвратил Василию Борковскому за «значние рицарские дела» село Борковку в Березнянской сотне.

Приход на Левобережье к власти Демьяна Многогрешного, у которого Василий Борковский служил перед тем несколько лет, определил дальнейшую судьбу Выбельского сотника – он присягнул новому гетману. В это время Василию было 28 лет, и всего через четыре года он занимает должность полковника. Назначение в 1672 г. Василия Борковского черниговским полковником произошло, вероятно, по протекции влиятельного Лазаря Барановича, который предпочитал видеть в Чернигове на ответственной должности своих учеников, а не случайных людей. Полковник – очень значимая по тем временам должность, обладатель которой держал в своих руках военную и гражданскую власть на большой территории полка, то есть целого региона.

Став черниговским полковником, Василий Дунин-Борковский ухитрился затем угодить также новому гетману Самойловичу и расширить отцовские владения. Он получил от Ивана Самойловича на ранг в Понорницкой сотне села Авдеевку, Казиловку и Холмы, а также Бобровицу под Черниговом и подтверждение на отцовское село Борковку в Березнянской сотне.

В универсале Самойловича от 28 июня 1672 г. говорится, что Василий Касперович Борковский «з дитинства літ при отвазі и ущербку здоровя своего вік свой провадячи ... немало навалних и прикрых отправлял экспедиций». В 1674 году он получил грамоту от царя Алексея Михайловича на утверждение земель, подаренных польским королем.

В 1686-1702 г. Василий Касперович уже генеральный обозный (второй чин после гетмана). Ведал артиллерией, снабжением войска продовольствием и вооружением, принимал должность наказного гетмана (исполняющего обязанности гетмана в случае отсутствия, смерти, или его низложения).

В 1687 г. старшины решили сместить гетмана Ивана Самойловича. Первую решающую подпись под челобитной поставил генеральный обозный Василий Борковский, формально возглавив мятеж. В обстоятельствах, сложившихся в 1687 г., он был главным претендентом на булаву. Не случайно фамилия генерального обозного как кандидата на должность гетмана выкрикивалась частью казацкой старшины во время выборов 25 июля 1687 г. возле реки Коломак.

Но гетманом стал Мазепа. Легенда о том, будто князь Голицын предлагал Борковскому гетманство за десять тысяч рублей, а тот из-за своей скупости не согласился, не соответствует реалиям. Также лишена логики легенда, по которой Мазепа выпросил у него указанную сумму и получил гетманскую должность.

Как главный претендент на гетманскую булаву в 1687 г., генеральный обозный Василий Борковский, мог попасть в группу тех, кого новый гетман не желал бы видеть в своем руководстве. Но Борковский остался на ответственной должности второго человека в Гетманщине до дня своей смерти 4 марта 1702 г. Пятнадцатилетнее сотрудничество Ивана Мазепы и генерального обозного основывалось на принципах доверия, дружбы и взаимного интереса. Возможно, это было связано с их совместной учебой в Киево-Могилянском коллегиуме.

Василий Касперович прожил богатую событиями жизнь от польского шляхтича до генерального обозного, несколько раз ездил посланцем в Москву, в том числе с Мазепой, приумножил свои наследные владения, получая гетманские универсалы и царские грамоты на ранговые имения. Его наследство было очень большим, что поставило Василия Касперовича в ряд самых богатых людей Гетманщины.

Как и большинство украинских магнатов того времени, Василий щедро жертвовал на нужды православной церкви. Только в Чернигове на его деньги построены церкви Вознесения и Петра и Павла, трапезная и кельи Елецкого монастыря, отреставрированы Успенский и Спасо-Преображенский соборы, Пятницкий монастырь.

На его деньги приобреталась драгоценная церковная утварь и иконостасы. Каменное и кирпичное строительство стоило тогда огромных денег, но Василий Касперович мог проводить его, так как был собственником первого со времен Киевской Руси кирпичного завода в Чернигове. Такая щедрость поражала современников.

4 марта 1702 года Генеральный обозный Борковский умер. Его похоронили со всеми надлежащими генеральной старшине почестями в притворе Успенского собора Елецкого монастыря в Чернигове. В стену собора вмуровали портрет покойного и большую бронзовую плиту, на которой была отлита эпитафия, где указано, что покойник «всегда царям и вождям служаше без лести», а потому его проводили в последний путь известный поэт и философ того времени архиепископ Иоанн Максимович «и ввесь чин священный».

Образ набожного основателя черниговских храмов, влиятельного малороссийского деятеля конца XVІІ века благодаря болезненной фантазии некоторых черниговских любителей-литераторов и газетчиков в середине и конце ХІХ в. был омрачен выдуманной легендой о Борковском как упыре:

«Кажуть люди, що полковник

По ночах блукае,

То душа його страдная

Упокою все шукае».

В 1890 г. «Черниговские губернские ведомости», не ссылаясь ни на один документ, печатают дополнительные подробности из жизни генерального обозного: «Він їв скоромне в страсну п’ятницу, тягав до себе дочок і жінок своїх селян, тиранив самих селян, одягав їх у ведмеже хутро і цькував ведмедями».

При жизни генеральный обозный якобы слыл алхимиком и чародеем. Утверждалось, что генеральный обозный не исповедался и не причастился перед смертью и не велел звать на свои похороны священника. Появление подобной легенды выглядит, по меньшей мере, странным. Поскольку, как сказано ранее, на самом деле Василий Дунин-Борковский был одним из самых щедрых меценатов черниговских храмов за всю историю города и ктитором (строителем) Елецкого монастыря. Именно за свои благодеяния В. Дунин-Борковский и был удостоен чести после смерти быть погребенным в Успенском соборе. Над его надгробием долгое время висел большой портрет, представленный выше, а рядом размещалась благодарственная эпитафия, написанная Черниговским архиепископом Иоанном Максимовичем.

Приходится сожалеть, что подобные «открытия», сделанные без элементарного изучения источников, документов конца XVІІ в., то и дело популяризируются, искажают реалии прошлого и компрометируют государственных деятелей времен Гетманщины.

А в XVІІІ в. образ генерального обозного не был омрачен ни одной фантастической небылицей. Наоборот, еще при жизни он упоминался в книге Д. Туптала «Руно орошенное» как свидетель и участник реального чуда иконы Ильинской Пресвятой Богородицы, к которой генеральный обозный за собственные средства изготовил дорогую оправу и золотую корону, украшенную драгоценностями.

Женат Василий Касперович был дважды: первым браком на Анастасии Хомивне (Фоминичне) Тризне – дочери писаря Лубенского полка, второй его женой была Мария Васильевна Шуба, дочь сотника Выбельского. Василий имел двух сыновей – Михаила (?- до 1727) и Андрея (?–1743 или 1744), и трех дочерей – Софью, Анну и Елизавету.

 Michail DB

Панегрик в честь Михаила Васильевича Дунин-Борковского, перв. четв. XVIII в.

 

Оба сына Василия, так же как и их отец, были бунчуковыми товарищами. Михаил Васильевич был женат на дочери гетмана Даниила Апостола Прасковии Даниловне, имел дочь Елену. Его портрет, окруженный святыми и эпитафией, находился в отчине с. Холмах. На Панегрике в честь Михаила Васильевича Дунин-Борковского мы видим лебедя, но, в отличие от герба, не в красном, а в лазурном поле.

Его брат Андрей Васильевич родился, наверное, раньше 1690 г., ведь в 1710 г. он построил церковь в с. Листвен. Он был женат два раза: первый раз на Анастасии Ивановне Берло и второй – на дочери генерального обозного Екатерине Яковлевне Лизогуб. Дата его смерти точно неизвестна.

Предположительно, умер в конце 1743 или в начале 1744 года. Действительно, данные ревизий Черниговского полка позволяют утверждать, что в 1743 г. он еще жив, а вот в 1747 г. все его владения уже записаны за сыновьями, также бунчуковыми товарищами – Василием, Михаилом и Яковом (четвертый сын Иван еще был малолетним). От своего отца Андрей Васильевич получил не только высокий статус, но и обширные владения, которые он не только сохранил, но и приумножил.

Старший сын Андрея, Василий (1725–1781), служил бунчуковым товарищем в Стародубском полку (1751-1781), депутат от Стародубского шляхетства (1767). Женат был дважды – на Марфе Максимовне Турковской (дочери мглинского сотника Максима Турковского), от которой получил в приданое сёла Лукавицу, Санники, Старую и Новую Романовки, и – Феодосии Васильевне Гудович (дочери графа Василия Гудовича).

Сын Василия Андреевича, Максим, «польской короны подполковник», был бездетным и его сестра, Софья Васильевна, вышедшая замуж за полковника Степана Степановича Леонтовича, унаследовала все имения Турковских. В 1801 году Софья продала обе Романовки и Ветлевку Степану Артемьевичу Лашкевичу, а его сестре, Ульяне, – село Вормино.

 

 

 

 

 

Rod Dunin Bor

Родословная Черниговской ветви Дунин-Борковских

Продажей в 1801г. Романовки и Ветлевки корнету Степану Артемовичу Лашкевичу Софья Леонтович передавала свои имения ближайшему своему родственнику, так как Лашкевич был женат на Александре Андреевне Дунин-Борковской, сестре Дмитрия Андреевича Дунин-Борковского. Так село Новая Романовка на 30 лет оказалось в собственности Степана Артемьевича Лашкевича, где в 1811 г. он построил Церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

Степан Лашкевич был бездетным, поэтому имения в обеих Романовках, Ветлевке, Лукавице после его смерти перешли по наследству к детям брата его жены, Дмитрия Андреевича Дунин-Борковского (1793-1836).

 Dmitriy Andr 01 1

Дмитрий Андреевич Дунин-Борковский (1793-1836)

Дмитрий Андреевич родился 3 мая 1793 г. в с. Великом Листвене, Городницкого уезда. С 1810 г. начинает службу юнкером в лейб-гвардейской артиллерийской бригаде. В 1814 г. он поручик, в 1816 г. – штабс-капитан. В 1812–1814 г.г. был в походах при Бородине, Бауцене, Дрездене, Лейпциге, Париже. За участие в сражениях получил Владимира 4-ой степени с бантом и Анну 2-ой степени. В 1831 г. .в чине гвардии штабс-капитана уходит в отставку. Дважды (1822–1825, 1827–1829) избирался Городницким уездным предводителем дворянства. Перевел в стихах комедию Мольера "Школа мужей", которая была издана в Чернигове в 1893 г. Умер в августе 1836 г.

Andrey Jakovlevichg IMG 5124 3                    Неизвестный художник. Андрей Яковлевич Дунин- Борковский, ок. 1795

Отец Дмитрия Андреевича и его сестры Александры Андреевны, Андрей Яковлевич, родился в 1753 г. и принадлежал ко второй ветви Черниговских Дунин-Борковских, родоначальником которой стал Яков Андреевич – брат Василия Андреевича, дочь которого София продала Романовку Степану Лашкевичу. Андрей Яковлевич был широко известен как Городницкий уездный предводитель (1791–1803) и Губернский предводитель Черниговского дворянства (1794–1797). Он был женат на Екатерине Михайловне Ширай, дочери богатого стародубского помещика.

Потомки именно этой второй ветви Дунин-Борковских впоследствии и стали владельцами с. Новая Романовка, вплоть до Октября 1917 года. Вероятнее всего, Романовка была передана по наследству его внуку, Якову Дмитриевичу (1818-1876), одному из четырех сыновей Дмитрия Андреевича – брата жены Лашкевича.

Последние владельцы усадьбы Новая Романовка

Яков Дмитриевич родился 2 января 1818 г. в с. Малом Листвене. В 1836 г. окончил курс Царскосельского Лицея с большой золотой медалью и с чином титулярного советника. В 1848-1857 занимал должность надворного советника и в этом чине вышел в отставку. Начиная со второй половины XIX в. жил в с. Новая Романовка, где по проекту архитектора Д. Е. Ефимова в 1853 г. им был построен усадебный дом. Яков Дмитриевич был женат на Елизавете Иосифовне Миклашевской (1834-1900). Умер в 1876 г. и погребен вместе с женой в Петербурге в Новодевичьем монастыре.

Яков Дмитриевич имел двух сыновей – Иосифа и Дмитрия и двух дочерей – Анастасию и Варвару.

Старший сын, Иосиф, родился 16 ноября 1851 г. в Понуровке. Окончил Новороссийский университет, служил в канцелярии одесского градоначальника и одесского генерал-губернатора, занимал должности Екатеринославского и Курляндского вице-губернатора, возглавлял Волынскую губернию, с 1904 года член совета министра внутренних дел. Управлял Вологодской губернией с декабря 1894 по апрель 1898 года. Во время губернаторства И.Я. Дунина-Борковского в Вологде были открыты церковное древлехранилище, общество сестер милосердия, фельдшерская школа губернского земства и артистический кружок; построен железнодорожный мост через реку Вологду вблизи Спасо-Прилуцкого монастыря, начались работы по устройству в городе водопровода, появился телефон. В 1901 году Иосифу Яковлевичу за вклад в развитие городского хозяйства Вологды, за заботу об интересах и нуждах города и благотворительную деятельность было присвоено звание Почетного гражданина города Вологды (постановление Вологодской городской Думы от 17.05.1901).

Semya Jakova Dm

Семейное древо Якова Дмитриевича Дунин-Борковского

 

Младший сын Якова Дмитриевича, Дмитрий, родился 13 августа 1853 г. в с. Новая Романовка, Мглинского уезда. Он окончил Императорский Санкт-Петербургский Университет. В 1876 г. Дмитрий Яковлевич вышел в отставку в чине штабс-капитана и поселился в родовом имении с. Новая Романовка.

Dmitriy DB

Дмитрий Яковлевич Дунин-Борковский, фото начала XX в.

DYDB Student

Дмитрий Яковлевич Дунин-Борковский, студент университета

В 34 года Дмитрий Яковлевич избирается Мглинским Уездным Предводителем дворянства и пребывает в этой должности два срока (1887–1892). В 1892 г. – член от Министерства Внутренних дел в Тарифном Комитете и чиновник особых поручений V класса сверх штата, в 1900 г. вице-директор Хозяйственного Департамента Министерства Внутренних дел, в 1904 г. член Тарифного Комитета. В1903 г. за ним в дачах с. Новая Романовка 790 десятин земли.

Был женат на Надежде Константиновне Киовой (1861-1928). Умер Дмитрий Яковлевич 27 августа 1903 г. в селе Новая Романовка, где и похоронен.

Mogila DYDB

Могила Дмитрия Яковлевича Дунин-Борковского в имении с. Новая Романовка

Имел шесть дочерей – Елизавету старшую родилась в 1887 г., Елизавету младшую – 1888 г., Софью – 1889, Варвару – 1890, Екатерину – 1892, Александру – 1893 г и двух сыновей-близнецов Якова и Константина, родившихся в 1901 г.

После смерти Дмитрия Яковлевича с. Новая Романовка принадлежала его жене Надежде Константиновне, где она вместе с сыновьями Яковом и Константином проживала до 1918 г. Яков погиб во время Гражданской войны в России.

Дальнейшая судьба владельцев Романовки, Надежды Константиновны и Константина Дмитриевича после Октября 1917 г. выпукло и в деталях следует из их собственных заявлений и писем, которые приводятся ниже.

В 1918 г. Константин Дмитриевич, как политически неблагонадежный, подвергается тюремному заключению и ссылке. В 1924 г. он был арестован в Петрограде и отправлен в Москву, где был заключен в Бутырскую тюрьму. В феврале 1925 г. он освобожден с ограничением проживания на 3 года в столицах. Поселился в Твери. В марте 1926 г. обратился за помощью в организацию Помполит (Помощь политическим заключенным) о пересмотре дела и досрочном освобождении, так как отбыл больше половины срока высылки.

В начале апреля 1926 г. его мать, Надежда Константиновна Дунин-Борковская, обратилась за помощью к жене А.М. Горького, Екатерине Павловне Пешковой, с 1922 г. возглавляющей организацию Помощь политическим заключенным, единственную правозащитную организацию в СССР, которая просуществовала до 1937 г. Ниже приводится дословно текст этого письма.

 Nadegda Konst

Надежда Константиновна Киова (Борковская)

Ekay Peschkova

Екатерина Павловна Пешкова

«5 апр<еля> 1926 г<ода>. Мглин.

Многоуважаемая Екатерина Павловна.

Два года тому назад я приезжала в Москву, чтобы узнать о судьбе моего сына – Константина Дмитриевича Борковского. При мне он был выпущен из Бутырок с высылкой. Он выбрал Тверь. Вместе с ним там поселились два его товарища по аресту и приговору: Городецкий и Тюлин (вероятнее всего, речь идет о Якове Михайловиче Тюлине, который был женат на дочери Надежды Константиновны Екатерине - Е. Л.). Последний, месяц тому назад был освобожден. Товарищи по высылке радовались за него больше, чем он сам. Мне Тюлин пишет: "Глубоко жаль остающихся, кот<орым> придется жить в той ужасной тине, какую представляет из себя наша здешняя жизнь, в тине, кот<орая> их засасывает и с кот<орой> они, незаметно для себя, перестают бороться. Мне жаль Костиной души, ибо она тоже опустошена".

Два года я терпеливо переносила горечь разлуки, лишения и даже нужду, кот<орую> переносил мой сын. Сколько могла, ободряла его, указывая на преимущества их совместной жизни; горевала о том, что не могу послать ему на пальто, сапоги, белье, но боялась только упадка духа для жизнерадостного 25 летнего юноши. Ведь молодость их остановилась 8 лет назад и проведена в ссылках и тюрьмах. И вот теперь мои опасения сбываются. Для свободы, ученья, работы коротко подрезаны крылья, средств для самой скромной жизни не хватает, заработка, большей частью случайного, не всегда достаточно, чтобы оплатить квартиру и обед, даже на починку одежды ничего не остается, а я уже 3 месяца ничего не могу ему выслать.

Никакое административное освобождение не вырвет его из нужды, но ведь он молод и в сознании свободен, найдет, м<ожет> б<ыть>, энергию добиваться возможности учиться и работать. Страшно, что лишний год в тине, еще более обессилит его для борьбы с невзгодами жизни.

Сын мой опять подал заявление о сокращении срока высылки, и в Кр<асный> Кр<ест> часто наведывается его товарищ Лихачев за справками о ходе дела. Я знаю, что без всяких просьб со стороны Кр<асный> Кр<ест> энергично, разумно и сердечно защищает интересы каждого из своей многочисленной семьи заключенных и высланных, и, если позволила себе отнять у Вас время и внимание своим письмом, то Вы простите это измученной матери.

Два года тому назад я не застала Вас в Москве и очень жалела, что не могла ничего узнать о судьбе Вашей сестры Юлии Павловны, кот<орую> я полюбила, встречаясь у незабвенной Ал<> Вас<ильевны> Плетневой.

Много молитв возносят за Вас благодарные сердца матерей, от них же <нрзб.> есмь аз – но… Надежда Константинова Дунин-Борковская».

В апреле 1926 Константину Дмитриевичу было разрешено свободное проживание, о чем его мать сразу же известила телеграммой Екатерина Павловна Пешкова. В апреле 1926 г. к ней с благодарностью обратилась Надежда Константинова Дунин-Борковская.

«10 апр<еля> – 28 мар<та> 1926 г<ода>.

Глубокоуважаемая и близкая сердцу матери, Екатерина Павловна. Телеграмму Вашу я получила. Что можно к этому прибавить? Какими словами выразить, как ценно мне Ваше участие, как Ваша отзывчивость напомнила мне заветы бессмертного Газа: "торопитесь делать добро", как отрадно было сознавать, что "жив, жив курилка" в сердцах избранных и не потухнет, пока будут люди.

Освобождение сына меня радует его радостью, я же смотрю на дело трезвее, зная, что пока одна неволя сменится другой. Меня же утешила Ваша телеграмма, как доказательство, что не все доступно разрушению и уничтожению. Область духа и чувства незыблемы. Слава Богу и спасибо Вам и Вашим сотрудникам.

Н. Дунин-Борковская».

Nad Konst Kiova

Надежда Константиновна Киова, фото начала XX в.

NKK Unosty

Надежда Константиновна Киова в юности

Известно, что в 1971 г. Константин Дмитриевич проживал в Москве, но потомства не оставил.

Константин Дмитриевич сохранил семейный архив своей матери, систематизировал и передал его на хранение в Институт русской литературы (ИРЛИ) в Санкт-Петербурге. Фотографии Дмитрия Яковлевича и Надежды Константиновны Борковских, представленные выше, были получены Людмилой Большаковой (Солуяновой) в архиве ИРЛИ.

Konst Gleb UFS

Сидят - Константин Дмитриевич Борковский, Глеб Петрович Саханский, Екатерина Ивановна Куриленко (дочь Варвары Дмитриевны Борковской). Стоят - Юлия Федоровна Сивакова (Вериго) и неизвестная подруга Екатерины.

Судьба дочерей Дмитрия Яковлевича сложилась по-разному. О старшей дочери, Елизавете, 1887 г. рождения, сведений не сохранилось. Вторая приемная дочь, тоже Елизавета, родилась в 1888 г. Она была кем-то оставлена около усадебного дома с. Новая Романовка, получила кличку «Подкидыш», и воспитывалась в семье Дмитрия Яковлевича. Однако в возрасте семи лет Лиза умерла от туберкулеза, похоронена рядом с могилой Дмитрия Яковлевича.

Судьба трех других дочерей, Софьи, Варвары и Екатерины нам известна более детально, благодаря воспоминаниям Юлии Федоровне Сиваковой, которая была тесно связана с семьей Дмитрия Яковлевича и Надежды Константиновны.

Elizaveta 8620 1888 2

Елизавета Дмитриевна (Подкидыш)

Sovya Varvara Ekaterina 8574 2

Софья, Варвара, Екатерина Борковские

Юлия Федоровна родилась в с. Новая Романовка в 1925 г. Ее отец Федор Карпович, 1998 г. рождения, в 16 лет добровольцем пошел на фронт Первой мировой войны, был ранен, награжден Георгиевским крестом, работал счетоводом. Мать Юлии Федоровны, Мария Павловна, 1896 г. рождения, росла вместе с дочками Борковских. Юлией Сивакову назвала Надежда Константиновна Киова, с которой очень была дружна ее бабушка, Витюгова Татьяна Лукинична, работавшая у Борковских няней. Татьяна Лукинична и Надежда Константиновна общались как две подруги, и в семье Борковских бабушка Юлии Федоровны фактически считалась еще одним членом семьи. У Сиаковых было 8 детей – 7 девочек и один сын, всех их в селе называли по имени бабушки «танькиными».

Tatyana Babuschka UFS

Татьяна Лукинична – бабушка Юлии Федоровны Сиваковой

Ekonomka

Экономка имения Дунин-Борковских, Эмилия Карловна

После оккупации г. Мглина немцами, Юлию Федоровну вместе с сестрой в 1942 г. угнали в Германию. В октябре 1945 г. она вернулась на родину в разоренный г. Мглин. Было трудное время и ее пригласила к себе Екатерина Дмитриевна Дунин-Борковская, которая в 1927 г. вышла замуж за Якова Михайловича Тюлина (1900-1949), работала медсестрой в Боткинской больнице и жила в Москве в коммуналке в Маловласьевском переулке. Юлия Федоровна согласилась и поехала «зайцем» на подножке поезда в Москву.

Так судьба Юлии Федоровны снова пересеклась с судьбой семьи Дунин-Борковских. В Москве Юлия Федоровна в 1946 г. вышла замуж за Юрия Николаевича, сына Николая Николаевича Вериго, племянника Надежды Константиновны Брешковской. В результате, Юлия Федоровна оказалась связанной родственными узами с потомками другой мглинской дворянской семьи Николая Константиновича Вериго, владельца имения с. Луговец. Позднее, когда Екатерина Дмитриевна уехала на Юг России, связь с ней Юлия Федоровна потеряла.

Varvara Semya

Варвара Дмитриевна, ее сын Константин и дочь Екатерина

 

Третья дочь Дмитрия Яковлевича, Софья, (в замужестве Федоровская), родилась в 1889 г.. Есть не подтвержденные сведения, что она была воспитанницей Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге. Окончила медицинский институт и стала хирургом. Во время Великой отечественной войны была на фронте. Муж Евгений Федоровский, предположительно священник. Имели двух сыновей.

Четвертая дочь Борковских, Варвара Дмитриевна, вышла замуж за Ивана Андреевича Куриленко и после революции жила во Мглине. В 18 лет вследствие плохой наследственности она стала глухой. Для Юлии Федоровны Варвара Дмитриевна была крестной матерью. Муж Варвары, Иван Куриленко, до войны работал чиновником в г. Мглин. Варвара и Иван Куриленко имели сына Константина 1928 г. рождения и двух дочерей – Наталью (1922) и Екатерину (1926).

Во время оккупации семья Ивана Куриленко тесно сотрудничала с немцами, особенно их дочь Наталья. Поэтому после освобождения Мглина, Куриленко бежали вместе с немцами в Германию. После войны Наташа работала в г. Штеттин в частях Советской Армии и решила вступить в КПСС. Однако органы госбезопасности сделали запрос в г. Мглин, в результате чего выявилась ее связь с немцами, Наталью арестовали, и она была осуждена на 10 лет лагерей. Отсидела 8 лет, после чего вернулась в г. Мглин. Константин Иванович Куриленко после войны жил с семьей в Раменском или в Бронницах в Подмосковье.

Как сложилась судьба последней дочери Борковских, Александры, 1893 г. рождения, Юлия Федоровна не знает. Возможно, что она умерла еще в раннем возрасте.

Информация о семье Дмитрия Яковлевича Дунин-Борковского была рассказана нам непосредственно Юлией Федоровной Сиваковой, интервью с которой можно посмотреть по ссылкам:

часть 1. https://www.youtube.com/watch?v=WXlTF2WyA0g

часть 2. https://www.youtube.com/watch?v=0AwQiBN4MMQ

  

 

Gosti UFS

В гостях у Юлии Федоровны Сиваковой

Слева – направо: Лев Ромуальдович Дунин-Барковский, Юлия Федоровна, Евгений Иванович Ломако, 2018 г.

Несмотря на свой преклонный возраст, Юлии Федоровне 92 г., она все прекрасно помнит и ясно мыслит. Ее дальнейшая судьба в Москве также сложилась удивительно. После смерти первого мужа, Юрия Николаевича Вериго, Юлия Федоровна вторично вышла замуж за Балдина Виктора Ивановича (1920-1997), заслуженного архитектора РСФСР. Он в 1941 г. учился в Московском архитектурном институте, а с началом Великой Отечественной войны был призван в армию. Офицером инженерных войск прошел боевой путь от Курска до Германии, где его судьба оказалась тесно связанной с так называемой Балдинской коллекцией картин из музея г. Бремен, спасенной им. Это собрание состоит из 364 произведений западноевропейского искусства (двух живописных картины и 362 графических, среди которых — рисунки Рембрандта, Рубенса, Коро, Мане, Дега, Ван Дейка, Ван Гога, Тициана и Дюрера). Все эти картины неминуемо погибли бы, если бы в конце Второй мировой войны их не вывез из капитулировавшей Германии  Балдин Виктор Иванович.

Долгое время эти картины и рисунки хранились в России в Музее архитектуры им. Щусева, директором которого был Виктор Иванович. С 1991 года Балдинская коллекция находится на хранении в Эрмитаже. Копии с этих картин можно также увидеть в квартире Юлии Федоровны в Москве.

Фотоархив семьи Василия Дмитриевича Дунин-Борковского

В нашем распоряжении неожиданно оказался уникальный фотоархив семьи Василия Дмитриевича Дунин-Борковского, родного брата, владельца с. Новая Романовка – Якова Дмитриевича.

Семейный архив Василия Дмитриевича включает 26 фотопортретов и одну картину маслом Губернского Предводителя Черниговского дворянства Андрея Яковлевича, представленную выше. Фотографии архива датируются серединой XIX - началом XX века. Архив был недавно приобретен на аукционе в г. Киеве директором Музея истории моды Мариной Викторовной Ивановой, которая любезно представила его для публикации на страницах нашего сайта.

Semy Vas Dm

Семейное древо Василия Дмитриевича Дунин-Борковского

Фотоархив в лицах позволяет проследить практически все родословное дерево семьи Василия Дмитриевича, начиная от главы семейства Василия Дмитриевича, вплоть до его потомков, родившихся в начале XX века.

Vas Dmitrievich 13 1

Василий Дмитриевич Дунин-Борковский, ок. 1870

Младший брат Якова Дмитриевича, Василий Дмитриевич, родился 26 марта 1819 г. в с. Малом Листвене. Он в 1836 г. с серебряной медалью окончил Императорский Царскосельский лицей и в том же году определён чиновником для письма в канцелярию Комитета министров. В 1838 году назначен секретарём при директоре Департамента государственного казначейства. В 1841 году пожалован в звание камер-юнкера двора Его Императорского Величества. С 1846 г Василий Дмитриевич почетный смотритель Погарского уездного училища, а с 1849 г. – попечитель Черниговских богоугодных заведений. В 1868 году определён в Черниговское дворянское депутатское собрание.

В 1857 Василий Дмитриевич избирается Городницким Уездным Предводителем дворянства, в 1865—1870 становится Екатеринославским губернатором, а в 1870 назначен Могилёвским губернатором.

 

Vasiliy Dmitrievich 02 2

Василий Дмитриевич Дунин-Борковский, ок. 1860

 

Al Miloradovich Syn 08 2

Александра Александровна Милорадович с сыном Александром, ок. 1867

Был женат дважды: первым браком на Софье Алексеевне Свечиной и вторым – на Александре Александровне Милорадович.

Его вторая жена принадлежала к известному дворянскому роду Милорадовичей, сыгравшему значительную роль в истории России. Ее отец – Александр Григорьевич – российский государственный деятель, участник Отечественной войны 1812 года, Черниговский губернатор, действительный статский советник. Брат – Григорий Александрович – с юности занимаясь историческими исследованиями, напечатал ряд важнейших книг, справочников и статей по истории и генеалогии. В 1873 г. получил графский титул, в 1890 г. был избран Черниговским губернским Предводителем дворянства, автор широко известной «Родословной книги Черниговского дворянства».

Василий Дмитриевич Дунин-Борковский умер 20 октября 1892 г. в Киеве и погребен в с. Великом Листвине Городницкого уезда.

Василий Дмитриевич имел пять сыновей: от первого брака Дмитрия (1848-1906) и Алексея (1850-?); от второго брака Александра (1866-1919), Григория старшего (1867-1868) и Григория младшего (1869-1919). Кроме того, от второго брака у него было четыре дочери: Софья (1868), Александра (1870), а также двойняшки 1873 года рождения Ольга и Анна (которая на обратной стороне фото архива помечена как Нина).

Наиболее полно в архиве представлена семья Александра Васильевича – из 26 фотографий архива 12 относятся к его семье. Что свидетельствует о более близких родственных связях владельцев архива именно с семьей Александра Васильевича.

Al Vas 04 3

Александр Васильевич Дунин-Борковский, ок. 1890

 Al Vas Varvara 06 3

Александр Васильевич и Варвара Волконская, ок. 1890

Aleksandr 03 1880 2

Александр Васильевич, ок. 1880

Al Miloradovich Al Nina 07 1

Александра Милорадович с сыном Александром и дочерью Ниной, ок. 1890

     

 

Al Vas Varvara 05 1

Александр Васильевич и Варвара Волконская, ок. 1900

Al Vas Katya 19 1 1904

Александр Васильевич и Катя, 1904

 

Al Vas Andtey 11 2

Александр Васильевич с сыном Андреем, ок. 1912

Al Vas 12 2

Александр Васильевич Дунин-Борковский, ок. 1910

 

Старший брат, Дмитрий, был женат на Анне Долговой, а Алексей на вдове Быкова.

Александр Васильевич был женат дважды. Первой его женой была княгиня Варвара Николаевна Волконская, которая родила сына Михаила. Родная сестра Александра – Александра Васильевна – в свою очередь, вышла замуж за родного брата Варвары, князя Петра Николаевича Волконского.

Во втором браке Александр Васильевич был женат на итальянке – Матильде, которая имела сестру – Джину. Александр и Матильда имели двоих сыновей: Николая 1902 г. рождения, и Андрея 1904 г. рождения. Андрей страдал от заболевания сердца и умер в возрасте около двадцати лет.

Младший сын Василия Дмитриевича, Григорий, имел сына Андрея1902 года рождения и двух дочерей – Зою и Клавдию. Андрей в возрасте двух лет погиб, выпав из окна квартиры в Киеве.

Al Matilda Synovya 25 1

Александр Васильевич, жена Матильда и сыновья Андрей и Николай, 1907

Al Matilda Synovya 25 1

Матильда с сыновьями Андреем и Николаем, ок. 1910

 

Andrey Aleksandrovich 24 1

Андрей Александрович

Al Matilda Djina 23 1Александр, жена Матильда и ее сестра

Grigoriy Vas 14 1

Григорий Васильевич Дунин-Борковский, ок. 1900

 Zoya Grigor 17 1917

Зоя Григорьевна,1917

Klavdiya Grig 18 1

Клавдия Григорьевна,1914

Olga Nina 20 1Сестры Ольга и Анна (Нина), ок. 1905

Olga Vas 21 1

Ольга Васильевна в детстве, ок. 1875

Fedor Zapechenok Sofiya 10 1

Софья Васильевна с мужем Федором Запеченко

 Fedor Fedorovich 09 1

Федор Федорович Запесенко, ок.1913

Al Vas Deti 16 2Александра Васильевна Дунин-Борковская (Волконская) с детьми (Николаем и Ольгой), ок. 1905

 

Andrey grig 15 1

Андрей Григорьевич (1906-1908). По вине няни трагически погиб, упав из окна дома в Киеве

Deti Zapechenko 22 1

Дети Федора Запеченко и Софьи Васильевны (Федор, Вера, Василий)

 

Старшая дочь Василия, Софья, вышла замуж за Федора Запеченко и имела трех детей – Федора, Василия и Веру. Другая дочь, Александра, в замужестве Волконская, имела двух детей – Николая и Ольгу.

Источники и литература

  1. Горностаев Ф.Ф. Дворцы и церкви Юга. Культур. сокровища России, вып. 8.– М., 1914..
  2. Горностаев Ф.Ф. Иконостас кисти В.Л. Боровиковского //Труды XIV Археологического съезда в Чернигове, т. 2. – М.,1908.
  3. Горленко В.П. Живописец Боровиковский // Русский архив. 1891. Кн. II. № 6.
  4. Городков В.Н. Очерки архитектуры Брянского края. – Брянск, 2006
  5. Городков В. По старинным аллеям. – Тула: Приок. кн. изд-во, 1983.
  6. Алексеева Т.В. Владимир Лукич Боровиковский и русская культура на рубеже 18-19 веков. – М., 1975.
  7. Столбова Е.И. Религиозная живопись // «…Красоту ее Боровиковский спас». Владимир Боровиковский. 1757–1825. К 250-летию со дня рождения художника. – М., 2008
  8. Преснова Н.Г. Усадебный Боровиковский //Сайт Наше Наследие, http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/9403.php
  9. Кизимова С.П. Романовский иконостас В.Л. Боровиковского //Брянский краевед, вып. 4. – Брянск, 1974.
  10. Кривошея В.В. Українська козацька старшина. – Київ, 2005.
  11. Лазаревский А.М. Описание старой Малороссии, т.I. Стародубский полк. – Белые Берега, 2008
  12. Протченко З.Е. Земля Мглинская – родной край. – 1 1
  13. Де-ля Флиз. Поход Наполеона в Россию в 1812 году. – М.: ООО «Наследие», 2003 
  14. Лукомский В.К., Модзалевский В.К. Малороссийский гербовник. – СПб., 1914
  15. Милорадович Г.А. Родословная книга Черниговскаго дворянства, т.1-2. – СПб., 1901
  16. Модзалевский В.Л. Малороссийский родословник, т.1, т. 2. – К., 1908, 1913
  17. Общий Гербовник дворянских родов Всероссийския империи, т. I–X.; XI
  18. Памятники истории и культуры Брянщины. – Брянск, 1970.
  19. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Брянская область. – М.: Наука, 1998
  20. Український портрет XVI – XVIII століть. Каталог-альбом. – Київ, 2006
  21. Филарет (Гумилевский Д.Г.). Историко-статистическое описание Мглинского и Суражского уездов. – Белые Берега, 2009
  22. Цапенко М. Земля Брянская. – М.: Искусство, 1972.
  23. Дунин-Барковский Л. Р. Очерк по истории семьи Дунин-Барковских // Сайт Livejournal http://dbarkov.livejournal.com/724.html
  24. ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 118.
  25. Википедия

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

no events

Сегодня событий нет

.